Турецкий бросок на Кавказ

Отсюда http://kornelij.livejournal.com/

Я тут постарался проанализировать действия Турции последнего времени на Южном Кавказе. Сама статья тут: "Турецкий бросок на Кавказ". Но я пожалуй выложу свой, неотредактированный материал, хотя отличий очень мало. Сами понимаете- нюансы иногда важнее smile.gif (жестокая критика принимается)

Пятидневная война стала поводом для переосмысления политики на Кавказе для Турции. Анкара, засучив рукава, бросилась менять в свою пользу поствоенную ситуацию на Южном Кавказе. Турция, по сути, стремится стать здесь доминирующей силой.

Турецкие инициативы

Судя по всему, в Анкаре ожидали возможные резкие подвижки, так как реакция оказалась практически молниеносной. Турецкий премьер-министр Эрдоган успел в период конфликта в Грузии посетить Москву и Тбилиси и оставить впечатление, что он поддерживает обе стороны. Правда, стоит отметить, что поддержки со стороны Анкары действий Москвы оказалась весьма примечательной. Турция сумела на словах оставить впечатление страны с пророссийской ориентацией, в тоже время подковерно шла транспортная борьба с Москвой. Одновременно Анкара использовала момент, чтобы показать миру, что все еще является хозяином в Черном море. Использовав положения конвенции Монтре о проливах, Анкара вела торг вокруг ввода военных кораблей НАТО в Черное море. Параллельно была подкинута идея создания единого регионального пространства.

Анкара выступает с новой, довольно амбициозной, если не сказать – невероятной инициативой - "Кавказской платформы безопасности и сотрудничества". В идеале предполагается, что платформа будет осуществлена за счет кавказской пятерки: России, Турции, Армении, Азербайджан и Грузии. Ясно, что это утопичный план, с учетом того, что практически все страны из пятерки имеют конфликты с одной или двумя, натянутые отношения с еще одной или двумя. Кавказ сам по себе является, пожалуй, самым потенциально конфликтным регионом.

Параллельно Анкара пошла на беспрецедентные шаги по сближению с Ереваном – наиболее уязвимой точкой для осуществления своего общекавказского плана. С пятидневной войной практически совпало предложение президента Армении Сержа Сакрисяна начать процесс примирения с Турцией. В качестве первого шага армянский президент в начале июля пригласил своего коллегу Абдуллу Гюля в Ереван. Что само по себе явление аномальное- между Ереваном и Анкарой не только нет дипотношений, но Турция блокирует границы с Арменией. В качестве условий для нормализации Анкара требовала отказаться от усилий со стороны Еревана направленных на продолжение международного признания геноцида армян. А также уступок в пользу Азербайджана в карабахском вопросе. И вдруг все начало сдвигаться с места. Гюль практически в последний день принял приглашение, а потом последовали заверения с обеих сторон о том, что надо налаживать отношения. Гюль даже заговорил о том, что границу можно будет открыть в гуманитарных целях. Для того, чтобы было понятно, насколько неординарный процесс идет в отношениях между Арменией и Турцией, стоит только прочитать одни лишь заголовки в азербайджанской прессе, где с особой ревностью относятся к совершенно нетипичным отношениям между Большим братом и противником: «6 сентября, Ереван, Абдулла Гюль: цветы на могилу иллюзий», «К визиту, Абдуллы нашего Гюля, в Ереван», «Такой футбол нам не нужен» и все в подобном панически-обиженном тоне.

Кавказское пристанище империи

Турция на сегодняшний день оказалась в весьма затруднительной внутриполитической ситуации, так как налицо кризис самоидентификации политических элит. Противостояние между правящей партией исламистов и силовых держателей власти в лице генералитета, ратующего за секулярное государство, привело к тому, что происходит определенная дезориентация Турции.

Турецкая политика по своей сути империалистична, и в тоже время Турция вынуждена уже долгие годы оставаться в пределах своих границ. Это внутреннее противоречие не может не сказываться на политической элите, которая должна выбирать между экспансией, в которой будет развиваться силовое направление политики, либо угасанием внутри своих пределов, обозначенных еще во времена Кемаля.

Будучи долгие годы представителем воли США в регионе, Анкара потеряла возможность доминирования на Ближнем Востоке. А с приходом лично Пентагона в регион вопрос турецкой гегемонии пришлось посчитать закрытым, хотя в Анкаре это и было воспринято болезненно, что привело к существенным трениям с Вашингтоном в период второй Иракской войны.

Турции в последнее время прочили выбор из двух направлений – либо двигаться в сторону европеизации, либо подпасть под влияние исламистов и окончательно войти в стан джихадистов и строителей халифата. Оба этих направления в данный исторический момент оказались бесперспективными: европейское направление отторгается самой Европой, исламизация грозит турецкой идентичности.

Турция лишается в последние годы потенциальных остатков доминирования в регионе. В арабском мире Анкара традиционно не имела веса, Иран ведет свою политику. Израиль, видя угрозу исламизации Турции, в последнее время пытается диверсифицировать свои региональные военно-политические отношения. Например, используя вместо турецкого иракское воздушное пространство для тренировочных полетов своих ВВС (территория Израиля слишком мала для этого). Усиление самостоятельной роли Вашингтона на Ближнем Востоке в свою очередь ослабляет Анкару.

Кавказский бросок Анкары может быть симптомом попытки элиты страны пойти на внутреннюю консолидацию и вновь стать самостоятельным действующим игроком, не связывающим себя ни с западными ценностями, ни с исламской радикальной идеологией.

В сложившейся ситуации для Анкары на сегодняшний день самым прорывным регионом является именно Южный Кавказ. Здесь находится самый контролируемый сателлит-Азербайджан, а также Грузия, которая вынужденно, из-за конфликтной ситуации на своих северных границах, шла на максимальное сближение. Остается только Армения, с которой отношения настолько же плохие, насколько хорошие- с Азербайджаном. Несмотря на столь неоднородную ситуацию, Анкара уже довольно длительное время настойчиво проталкивает идею о том, что Турция может быть доминирующим позитивным фактором на Южном Кавказе. На региональные конференции и семинары отправляются эмиссары высокого ранга, которые постоянно озвучивают эти идеи среди политических, общественных, экономических деятелей стран Южного Кавказа.

Проведение длительной идеологической и пропагандисткой артподготовки увенчалось успехом – последовала пятидневная война, которая позволила турецкой стороне использовать создавшийся хаос для резкого изменения ситуации в свою пользу.

Кавказский поход с прицелом


Пока что Анкаре удается протискиваться на Кавказ. Установление отношений с Россией является на данный момент также необходимым условием: Москва является сейчас основной доминирующей силой на Южном Кавказе. В тоже время проблемы с Грузией не дадут России в ближайшее время начать конструктивную работу по интеграции всего региона в поле своего влияния. Турция же, начав процессы примирения с Арменией, решает вопросы целостного вхождения на Южный Кавказ, хотя для этого и придется надавить на Баку.

Возможен ли твердый союз с Россией в свете вышеперечисленного? Он не исключен, однако надо учитывать, что всевозможные евразийские идеи, вокруг которых рассматривается часто в самой России союз с Турцией, для самой турецкой элиты отнюдь не являются ведущими. Подобный союз для турецкой стороны может носить исключительно временный характер, заточенный под конкретную нынешнюю обстановку. Так как, в конечном счете, Турция имеет имперские притязания на Кавказский и Средне-Азиатские регионы, хотя и на данном историческом этапе и не может их всерьез озвучивать. И все же в стране идет усиление пантуранских идей, направленных на объединение все тюркоязычных народов от Балкан до Китая под эгидой Турции. И именно Россия является основным препятствием для осуществления этих идей.