IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> Ассирийцы
Анаит
сообщение 6.3.2009, 0:45
Сообщение #1


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1926
Регистрация: 26.8.2008
Из: Там, где море
Пользователь №: 559



В данной теме мне хотелось бы представить небольшой материал. Надеюсь некоторым он будет интересен))) flowers.gif

Римляне считали Ассирийскую державу первой "мировой империей" и отдаленной предшественницей их собственной империи - римской. Но римляне были расчетливы и осторожны: каждый завоеванный ими кусочек мира они подолгу обживали и приращивали к организму своего государства. Ассирийцы же действовали так, будто воистину силились объять необъятное. Их громадная держава, раскинувшаяся от Египта и Средиземного моря до Закавказья и иранских нагорий и на юг - до Персидского залива и Аравийских пустынь, пульсировала как амеба, пылая мятежами и одновременно трепеща от страха. В свое время в мире не было армии сильнее ассирийской. Ассирия жила войной и для войны. В мировой истории нет другого примера, чтобы страна вела почти беспрерывные войны на протяжении 700 лет. И в то же время теорему Пифагора здесь знали задолго до самого Пифагора. И именно в столице Ассирии - Ниневии - была собрана знаменитая библиотека клинописных табличек - бесценное собрание древних текстов, благодаря которому, собственно, мы и знаем так много о древней истории Междуречья.
Вадим ЭРЛИХМАН,
кандидат исторических наук

НЕПОКОРЁННЫЕ
Режиссёр нашумевшего фильма «Страсти Христовы» Мел Гибсон заставил своих героев говорить по-арамейски. Именно на этом языке звучала проповедь Христа, но мало кто знает, что арамейская речь до сих пор звучит в устах ассирийцев. Звучит, хотя 90 лет назад этот древний народ едва не исчез с лица земли в результате геноцида — кровавого предвестника всех боен XX века.

ГОРЫ И ГОРЕ
Для соседей они айсоры, сами для себя — атурая. Название «ассирийцы» возродилось сравнительно недавно в память о далёких предках, наводивших когда-то ужас на весь Ближний Восток. После падения Ассирийской державы в 605 году до нашей эры её население смешалось с семитскими племенами арамеев и халдеев. Три века спустя тер¬ритория бывшей Ассирии была разде¬лена между Персией и Сирийским царством, место которого позднее заняла Римская империя. В I веке апостолы Фома и Фаддей принесли сюда христи¬анство. Халдейская церковь подверга¬лась жестоким преследованиям огнепоклонников-персов, а в V веке рассо¬рилась и с православной Византией, приняв несторианскую ересь. Её основатель, патриарх Несторий, отрицал единство божественного и человеческого начал в личности Христа.
В средние века халдеи-несториане под именем сирийцев играли важную роль на Ближнем Востоке. Пройдя с торговыми караванами весь Шёлковый путь, они принесли христианство в Среднюю Азию, Индию и Китай. Сохранив античную культуру, передали её арабам, которые через несколько ве¬ков вернули её в Европу. Сирийцы считались лучшими учёными, врачами, дипломатами тогдашнего мира, занимали высокие посты при дворах восточных халифов и эмиров. В XIII веке несторианскому католикосу (патриарху) подчинялись 150 епископов от Средизем¬ного до Жёлтого морей. Потом начался упадок — вслед за разорителями-монголами пришёл жестокий фанатик Тамерлан, предавший мечу десятки тысяч «неверных» сирийцев. Уцелевшие забыли науки и придворный лоск, укрывшись в неприступных горах между Турцией и Ираном.
К началу XX века здесь проживало около миллиона сиро-халдеев, всё чаще называвших себя ассирийцами. Из них 80 тысяч жили в Иране, в районе Урмии, ещё 20 тысяч оказались в российском Закавказье. Остальные счита¬лись подданными Османской импе¬рии, хотя часто подчинение ей было формальным. Один из путешественников писал о «скале сборщика податей» на горной дороге: «Рассказывают, что турецкий сборщик податей может доехать только до этой скалы, ввиду того, что не может спуститься вниз по узкой тропинке шириной в полметра... поэтому жители, прожива¬ющие по другую сторону скалы, оставались свободными от взноса пода¬тей»1. Ассирийцы подчинялись своим племенным вождям (маликам), а высшим авторитетом для них был несторианский католикос из рода Мар-Ши-мон, резиденция которого находилась в селении Кочанис. В XVI веке часть несториан вступила в унию с Римом и основала Халдейскую католическую церковь с резиденцией в Мосуле (Ирак). Другая ветвь униатов — сиро-католики — обосновалась в турецком городе Мардин. Среди верующих бы¬ли также монофизиты, протестанты и православные — в 1898 году 10 тысяч человек во главе с епископом Маар-Ионой приняли покровительство рус¬ской церкви.
Часть ассирийцев жила в городах Эдессе, Диярбакыре, Мосуле, где они занимались ремеслом, особенно сапож¬ным делом. Большинство же были пас¬тухами и садоводами. Одеждой и обы¬чаями они всё больше напоминали ок¬ружающих мусульман, но те по-преж¬нему относились к иноверцам с непри¬язнью. Любая стычка могла стать поводом для кровавого конфликта, часто местные турки и курды совершали набеги на ассирийские деревни без всякого повода, ради добычи. Случались и масштабные кровопролития — например, в 1842 году курдский эмир Бадр-хан напал на ассирийцев округа Тиари, перебив до 10 тысяч человек. В январе 1895 года турецкие солдаты обрушились на населённый ассирийцами и ар¬мянами город Эдесса (Урха). За два дня было убито 13 тысяч человек, а в окру¬ге резня продолжалась до весны, её жертвами стало до 40 тысяч одних только ассирийцев.
Но настоящего размаха резня дос¬тигла лишь под надзором националистов из младотурецкой партии «Единение и прогресс», пришедших к власти в 1908 году. Они с самого начала не скрывали своей цели — создания «Ве¬ликого Турана» от Боснии до Китая. Первым шагом к этому должна была стать ликвидация этнических меньшинств — прежде всего христиан, ко¬торые составляли пятую часть населе¬ния империи. Армян, греков, ассирийцев младотурки не без оснований считали естественными союзниками своих врагов — России и стран Антанты. Один из идеологов «Единения» Бехаэд-дин Шакир говорил на партийном съезде: «Народы, доставшиеся нам от прежних времён, представляют собой чуждые и враждебные сорняки, которые нужно выкорчевать без жалости».

Под такие речи офицеры и чиновники готовились к «выкорчёвке». Её ждали и турецкие беженцы с Балкан, жаждущие поквитаться с христианами за отобранные земли и имущество. Желанным поводом стала Первая мировая война, которая позволила младотуркам действовать «по законам военного времени», то есть с максимальной жестокостью.

МАРШ СМЕРТИ
Резня армян началась в апреле 1915-го, ассирийцев — на три месяца раньше, став, таким образом, первым геноцидом новейшего времени. В современной демократической Турции этот факт начисто отрицается: дескать, заботли¬вые младотурки всего лишь захотели переселить христиан подальше от ужасов войны и в пути «некоторая часть» беженцев погибла. Такова официаль¬ная версия Анкары, которую не могут опровергнуть горы накопленных свидетельств. Правда, если армянский геноцид широко известен, то об ассирий¬ском этого сказать нельзя — ведь он со¬вершался в отрезанных от мира горах в отношении малоизвестного народа, лишённого даже символической между¬народной поддержки. До сих пор о нём помнят в основном сами ассирийцы, рассеянные по 70 странам мира. Книг и статей об этом мало, а в России их пра¬ктически нет, хотя события тех горьких лет — часть и её истории.
Уже в сентябре 1914 года, когда Турция вступила в войну, мобилизо¬ванные солдаты начали погромы хри¬стиан в разных частях империи. В горном районе Тур-Абдин они уничтожили ассирийскую деревню Айнвардо со всеми жителями, в другой деревне со¬жгли живьём 200 человек. Ассирийцы, привыкшие к подобным эксцессам, не без успеха сопротивлялись, что вовсе не входило в планы младотурок — им не нужны были восстания в тылу. Успокоив население, они отправили на фронт вместе с турками христиан, пообещав им после победы всяческие льготы. Настоящая резня началась не в Турции, а в соседнем Иране, куда османские войска вторглись той же осенью. В Урмии и соседних деревнях они при помощи местных фанатиков грабили и убивали всех христиан без разбора. В октябре этот район заняли русские войска, прекратившие избиения, а в январе 1915 года турки вернулись снова. 25 тысяч ассирийцев, бросив всё имущество, ушли с отступавшими русскими в «марш смерти». Многие навсегда остались в заснежен ных ущельях, а уцелевшие основали ассирийскую диаспору в России.
Оставшимся пришлось ещё хуже. Деревня за деревней становились жер¬твой турецких и курдских мародёров, которые убивали всех мужчин, а женщин и детей продавали в гаремы, предварительно обратив в ислам. В случае сопротивления отменялась и эта «милость», и жителей истребляли поголов¬но. К февралю 1915 года насилие перекинулось на саму Турцию — там ассирийцев убивали курды и «ополченцы», набранные из балканских беженцев и выпущенных из тюрем уголовников. Страшный погром произошёл в Эдессе, где погибло более 2000 христиан. Шестьдесят богачей и представителей духовенства попытались укрыться во французской миссии, но турецкие сол¬даты ворвались туда и перестреляли всех, включая епископа Мар-Динху. Выжившие в панике устремились на запад, к портам Средиземного моря. Тем, кто жил в горах Хаккари и Тур-Аб-дина, бежать было некуда — оставалось при помощи дедовских винтовок отбиваться от врагов, оснащённых не¬мецкими пушками и пулемётами.
Тем временем русские войска, разбив турок при Сарыкамыше, заняли Ван, Урмию и другие приграничные города. Армянское население встречало освободителей с восторгом, вступая в их ряды с оружием в руках. Ассирийцы были более осторожны — их патриарх Беньямин Мар-Шимон вначале предостерегал паству от братания с «еретиками». Однако в мае и он не выдержал, объявив о присоединении ассирийцев к «союзу цивилизованных стран» в войне против Турции. Терять ему было нечего — к тому времени младотурки уже начали истребление армян, показав всему миру истинные цели. Геноцид обоих народов шёл по одному сценарию. Вначале разоружали и убивали мобилизованных в армию мужчин. Потом грабили селения и вы¬гоняли оттуда женщин, детей и стари¬ков, стараясь при этом перебить максимальное их число. Оставшихся ссылали в безводные пустыни, где они вымирали от голода и эпидемий.
За считанные месяцы была уничтожена треть ассирийского народа. Неизвестны ни имена погибших, ни точ¬ное их число — ведь переписей в Ос¬манской империи никто не проводил. Число погибших колеблется от 200 до 700 тысяч, а более-менее объек¬тивным можно считать итог в 300 тысяч. Ещё 100 тысяч человек, в основ¬ном женщин и детей, были насильно обращены в мусульманство. Напом¬ним, что в те же годы было истребле¬но около миллиона армян и 250-300 тысяч греков. Правда, христиане тоже вели себя со своими обидчиками сов¬сем не по-христиански. В рейдах на турецкие и курдские деревни ассирийцы точно так же убивали и жгли, но с меньшим успехом — ведь за ними не стояла машина государства, смазанная идеологией национальной гордыни.

ТРИЖДЫ ПРЕДАННЫЕ
В июне 1915 года турецкие войска из так называемого батальона мясников огнём и мечом обрушились на округ Серт, уничтожив там 28 ассирийских деревень с 18 тысячами жителей. Вскоре расправы прекратились — убивать было больше некого. Ассирийцы уцелели только в Ираке, где местная власть не проявила должного усердия, и в районе Урмии, где их охраняли рос¬сийские солдаты. Там из беженцев было сформировано подобие армии, которую возглавил 35-летний генерал Элия Ага Петрос. О его прошлом ходили разные слухи — одни уверяли, что он был турецким консулом в Урмии, другие доказывали, что он торговал в Аме¬рике коврами и был изгнан оттуда за мошенничество.
Как бы то ни было, самозваный генерал оказался энергичным руководи¬телем и быстро наладил оборону города. Это оказалось совсем не лишним — окрестные курды и местные персы не прекращали попыток истребить «гяуров». Ага Петрос вёл против них бес¬конечную войну, отбивая нападения и совершая ответные вылазки. Дважды ему пришлось подавлять восстание в самом городе, один раз до 200 мусульман неожиданно напали на дом командующего. Не потеряв самообладания, он отправил семью в подвал, а сам лёг за пулемёт и сдерживал нападающих, пока не подоспела подмога. После это¬го какой-то местный стихотворец вос¬пел генерала как «нового Ашшурбани-пала». Однако далеко не все ассирийцы признавали Ага Петроса своим вож¬дём. Его недолюбливал патриарх Мар-Шимон, не желавший ни с кем делить роль лидера. В поисках поддержки он совершил вояж в Тифлис к русскому командующему великому князю Нико¬лаю Николаевичу, заверяя его в вечной дружбе.
К тому времени идею опоры на Рос¬сию подхватили многие ассирийцы — например, талантливый поэт и публи¬цист Фрейдун Атурая (Бит-Абрам). В апреле 1917 года он составил в Урмии «Манифест свободной Ассирии», где призывал к созданию национального государства в союзе с Россией. В качестве первого шага он организовал от¬правку в Москву на учёбу 250 молодых ассирийцев. Но всё обернулось иначе. После Февральской революции русская армия развалилась, началось беспорядочное бегство с фронта. Как только весной 1918-го открылись горные перевалы, войска покинули Урмию и отправились домой. Осмелевшие турки уст¬ремились в Закавказье, стремясь при¬брать к рукам нефть Баку. Эта захватни¬ческая война продолжалась и после свержения младотурок и прихода к власти Кемаля Ататюрка. Заключив с ним соглашение, советская Россия отреклась от исторических союзников — турецких христиан. Посмевший заявить об этом Атурая был арестован в 1926 году и погиб на Лубянке.
Лишившись помощи, ассирийцы Урмии лихорадочно искали новых союзников. Свои услуги предложил курдский вождь Симко, и патриарх Беньямин Мар-Шимон 3 марта 1918 года отправился в его лагерь для пере¬говоров. Пока курд вёл с гостем льсти¬вую беседу, его люди заняли удобные позиции и в нужный момент открыли огонь. Патриарх и около сотни его сопровождающих были убиты на месте. Через неделю Ага Петрос разгромил лагерь Симко, но от этого было мало толку. По ассирийскому обычаю, мес¬то патриарха занял его племянник, хилый юноша, не имевший и тени авто¬ритета покойного. Турецкие войска подступали всё ближе, а персы в апреле вырезали 3000 ассирийцев в городе Хой. На военном совете было решено оставить город и пробиваться навстречу английским войскам, которые наступали с юга. Прямой путь был перекрыт турками, и 70 тысяч беженцев пустились в путь на восток, к городу Хамадану. Этот новый «марш смерти» продолжался две недели и унёс 20 тысяч жизней. Люди гибли от голода и тифа, их убивали разбойники и персидские солдаты. Перебив колонну из¬гнанников, генерал Меджид эс-Солта-не послал начальству телеграмму: «Отправил в ад ещё четыре тысячи неверных собак».
Ага Петрос не мог защитить своих соплеменников — он сдерживал турок, наседавших с запада. В его отсутствие мусульмане Урмии вооружились чем попало и устроили долгожданную резню. Ассирийцы пытались спастись в зданиях иностранных миссий, но уцелели только те, кто спрятался у амери¬канцев. Во дворе французской миссии были изрублены сотни женщин и детей, кровь там доходила до щиколоток. То же повторилось в здании представи¬тельства римской церкви. Всего в Ур¬мии погибло 6000 человек. Возможно, они остались в городе, надеясь на скорый приход англичан. К тому времени британские войска заняли Ирак и пол¬ностью контролировали ситуацию на фронте. Их самолёты сбрасывали над Урмией листовки с призывом держаться. Но помощь так и не пришла. Больше того, оказалось, что и в Хамадане британцы не могут обеспечить безопасность изгнанников. Всё, что они предложили ассирийцам — вновь отправиться пешком за 500 километров в иракский лагерь беженцев Бакуба. Это стоило ещё 12 тысяч жизней.
В октябре 1918-го Турция капитули¬ровала, и в Париже начались перегово¬ры о мире. Ассирийцы послали туда петицию, в которой говорили о необхо¬димости учесть законные права их на¬рода — верного союзника держав Антанты. Предлагалось создать на стыке границ Турции, Ирана и Ирака асси¬рийскую автономию, но это предложение никто не поддержал. Многие дипломаты вообще удивились, что ассирийцы, знакомые им по учебникам древней истории, ещё существуют и предъявляют какие-то требования. Их проблема не была рассмотрена ни в Па¬риже, ни на Севрской мирной конференции 1920 года. Так, народ атурая предали в третий и последний раз. В это никак не могли поверить эмигранты вроде Ага Петроса. Они писали обращения в Лигу Наций, создавали комитеты, устраивали митинги. Мир это не интересовало — у него были свои проблемы.

ОСКОЛКИ РОДИНЫ
А народ жил, несмотря на все страдания. 50 тысяч беженцев, оказавшихся в Бакубе, страдали от влажной жары, непривычной для горцев. Каждый день 10-15 человек умирали от лихорадки. В 1920-м, узнав о мире с Турцией, многие отправились на родину, надеясь вернуть свои земли. Некоторые прихватили оружие, и скоро в Хаккари и Тур-Абдине загремели выстрелы. Курдов и турок, успевших занять ассирийские дома, убивали целыми семьями, исповедуя древний принцип «кровь за кровь». Но силы бы¬ли неравны — за турок заступилось правительство Кемаля, а ассирийцев не защищал никто. Им разрешили остаться в стране на одном условии — признать себя мусульманами. На это пошли немногие, и к 1922 году большинство вернулось в Ирак. Формально эта страна стала независимой, но на деле всем распо¬ряжались англичане, сформировавшие из ассирийцев элитный корпус «лива». Он охранял учреждения и нефтепро¬мыслы, подавлял восстания, боролся с бандитами. За это «лива» и их семьям выделялись земли на севере страны, конфискованные у мятежных арабов и курдов. Всё это не прибавляло у мест¬ного населения любви к «прислужникам колонизаторов». Надо сказать, неприязнь была взаимной — когда однажды на базаре в Киркуке «лива» закидали камнями, те открыли огонь по толпе, убив полсотни людей.
Летом 1933 года по Ираку разнеслись слухи, что ассирийцы собираются поднять восстание и создать в Мосуле своё государство. Этого оказалось дос¬таточно, чтобы иракские войска и жан¬дармы устроили новую резню. В од¬ной деревне Симеле было убито около 300 человек — правда, в этот раз жен¬щин и детей пощадили. Расправы со¬вершались и в других местах, всего по¬гибло 3000 человек. Многие тысячи ассирийцев, ожидая худшего, бежали в Сирию, откуда большинство перебра¬лось в Америку. Тем не менее «лива», которых англичане называли «лучшими солдатами империи после гуркхов», продолжали нести службу. В 1941-м они помогли британцам свергнуть прогерманское правительство аль-Гайла-ни, но позже корпус был распущен. С годами в Ираке набирала темпы политика арабизации, и сейчас больше по¬ловины из 150 тысяч местных ассирий¬цев не знает родного языка.
Во время войны Саддама Хусейна с курдами ассирийцы оказались между двух огней — обе стороны относились к ним с откровенной враждебностью. С падением диктаторского режима ожи¬вились надежды на создание ассирийской автономии на севере Ирака, но вряд ли им суждено сбыться. Об этом говорят недавние события — похищения и убийства ассирийцев, поджоги их храмов. Не чувствуют себя равно¬правными гражданами 70 тысяч ассирийцев в Иране и 50 тысяч в Сирии. В Турции, где до сих пор живут 20 тысяч ассирийцев, такого народа официально не существует — их называют «турко-семитами». Сошедшие с исторической арены младотурки всё-таки добились своего: 5 миллионов христиан, населявших страну испокон веков, исчезли, будто их и не было.
Сегодня в мире осталось около 600 тысяч ассирийцев, хотя статистика весьма ненадёжна. Сами атурая считают, что их четыре миллиона, но это яв¬ное преувеличение. В Европе их около 100 тысяч; крупные общины существуют в Германии, Австралии, Швеции. Во Франции в 1920-е годы обосновалось немало ассирийцев, включая Ага Петроса — бравый генерал в 1932 году был отравлен политическими врагами. В США почти 150 тысяч ассирийцев, которые объединены в союз, имеют свои школы, журналы, радиостанции. Здесь издаётся две трети мировой лите¬ратуры на ассирийском языке, который использует старинную арамейскую письменность — прародительницу ев¬рейской, арабской, армянской.
В России и странах СНГ ассирийцев примерно 30 тысяч. Лёгкой жизни им и тут не досталось — в 1950-е годы из Закавказья выселили в Сибирь и Казахстан, опасаясь шпионажа. Скитаясь по стране, атурая освоили свою уникаль¬ную нишу — сапожный промысел. Но этим не ограничились: среди них немало учёных, инженеров, врачей. Многим известно имя историка и философа Константина Матвеева (Бар-Маттая), который в 1990 году возглавил Ассирийскую академию в Москве. Двумя годами раньше он же участвовал в создании культурной организации «Хаяд-та» (Единство), главой которой стала знаменитая Джуна Давиташвили (Бит-Саркис). Позже она провозгласила себя «ассирийской царицей», что вряд ли привело её сородичей в восторг. Цариц у них не было со времён легендарной Семирамиды, а высшим авторитетом по-прежнему пользуются патриархи. Несторианский католикос сейчас живёт в Сан-Франциско, халдейский — в Багдаде, сирийский — в Бейруте. Точно так же разбросана по миру и их паства.
В эпоху глобализации у разделённого народа появился новый шанс. Давно забывшие традиции ассирийцы общаются по Интернету, учат язык, привыкают гордиться своими предками и историей. Возможности для этого есть — многие ассирийцы Запада имеют высшее образование, и даже на Востоке их средний образовательный уровень выше, чем у местного населения. Что это — шанс на будущее возрождение или опасность окончательного слияния с окружающей средой? На этот вопрос ответит будущее. А пока атурая вступили в четвёртое тысячелетие своей истории, чем может похвастаться далеко не каждый народ.

(Примечание
1. Лалаян Е. Д. Айсоры Ванского вилайета // Записки Кавказского отдела РГО. Кн. 28.
Вып. 4. Тифлис. 1914. С. 2.)


//Родина -2006 г.-№ 8//










Go to the top of the page
 
+Quote Post
 
Start new topic
Ответов (1 - 3)
Арагорн
сообщение 6.3.2009, 12:41
Сообщение #2


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 854
Регистрация: 21.2.2009
Из: Раша
Пользователь №: 1398



В детстве меня на школьные каникулы посылали к родственникам а АЗ ССР,там жило очень мно Ассирийцев,я дажэ научился чуть разговаривать на ихнем языке,вообщето они обясняли что у них 3 языка
1) Людузне
2)хонене
3)Боте
Но офицальным языком считаеца Людузне,да забыл написать г Ханлар.


--------------------
9 МАЯ день освобождения ШУШИ.

"У Армянина,кроме турка и выше турка,врага нет,и месть Армянина справедлива и божественна.:ШАГАН НАТАЛИ.









Go to the top of the page
 
+Quote Post
lukang
сообщение 5.4.2010, 18:20
Сообщение #3


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 130
Регистрация: 1.2.2010
Пользователь №: 3481



Анаит

молодец что скинула)) Ассирийцы это братский нам народ!
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Дзокка
сообщение 10.7.2013, 2:05
Сообщение #4


Senator
********

Группа: Moderator
Сообщений: 9372
Регистрация: 12.5.2010
Из: Арцах
Пользователь №: 4210



Семьдесят тысяч ассирийцев


105 лет назад в городе Фресно в семье эмигрантов родился Уильям САРОЯН (1908-1981), которому суждено было стать одним из крупнейших американских писателей. Для нас он далеко не только писатель, но один из наиболее ярких национальных символов. Один из тех собирательных образов, которые характеризуют армянский народ. Тем более что в произведениях Сарояна, в значительной их части отчетливо чувствуется национальный дух, звучит тема исторической родины. Как в его малоизвестном биографическом рассказе “70 тысяч ассирийцев”, предлагаемом читателям. Этот рассказ относится к раннему творчеству Уильяма Сарояна и в русском переводе появился впервые только несколько лет назад.

http://www.nv.am/lica/28866?task=view


--------------------
Армяноцентризм - всегда!
-------------------------------------------------------
"Я сказал, что никто в мире не может изменить карту между Арменией и Ираном" (с) М. Ахмадинеджад
-------------------------------------------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 13.7.2020, 3:29
Геноцид армян Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more! Analitika.at.ua КАРАБАХ88
- История Армении и Карабаха, пресса, комментарии Acher.ru - Армянский сайт для друзей Армянское интернет-сообщество Miasin.RU Website about Liberated Territory of Artsakh

free counters