IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

 
Reply to this topicStart new topic
> Хемшилы Кубани – взгляд из Еревана
Bigoss
сообщение 7.11.2007, 2:45
Сообщение #1


Senator
********

Группа: Moderator
Сообщений: 4131
Регистрация: 1.11.2007
Из: Ннги
Пользователь №: 3



08 сентября 2005
Айказун Алврцян




Об армянах, исповедующих ислам я слышал еще в детстве, но тогда это для меня было таким отдаленным в историческом прошлом миром, неведомым и непонятным. И вот 10 лет спустя мне выпала возможность познакомиться с хемшилами – большой амшеноармянской общиной, давным-давно насильно обращенной в ислам.

Провожу беспокойную ночь. Раньше назначенного времени выхожу из краснодарской гостиницы "Кавказ" и спешу в редакцию газеты армян России "Еркрамас", где меня ждут главный редактор газеты Тигран Тавадьян и председатель Армянского научного информационно-культурного центра "Амшен" Ардаваст Тулумджян. Я несколько месяцев ждал этой встречи и вот теперь, наконец, мы направляемся в Апшеронск. Дорога длинная. Тигран и Ардаваст, дополняя друг друга, рассказывают о превратностях судьбы хемшилов. Я нетерпелив, мне не терпится встретиться с ними, но в то же время меня мучает беспокойство. Беспокойство, вызванное неопределенностью, смешано с чувством тревоги, словно перед встречей потерянного родственника.

Снова вспоминаю роковую историческую судьбу амшенцев. Их предки были храбрым, свободолюбивым и могущественным народом, с которым на протяжении нескольких столетий воевало Османское государство и, в конце концов, заставило их принять ислам. Но даже после этого они не считали себя турками. Никогда! Принявшие ислам амшенские армяне себя называют амшинли (амшенцы), а проживающие в Средней Азии и в России – эмшил (по правилам русской фонетики – хемшил).

В 1921 г. согласно Карскому договору несколько деревень Хопского края, где проживали амшенцы-мусульмане, присоединили к Аджарии... В 1944 г. они были выселены И. Сталиным в Казахстан и Кыргызстан как неблагонадежный народ. В официальных государственных документах эти люди были зарегистрированы как хемшилы. По сути, согласно этим документам образовался новый народ – хемшил.

Перед деревенским домом, окруженным деревьями прихожу в себя от этих мыслей. Ардаваст на амшенском диалекте обращается к хозяйке дома, которая занята во дворе своими делами.

- Дядя Хасан дома?

Вскоре, с трудом передвигаясь, из дома выходит дядя Хасан, ему помогают жена и сын. Он страдает от ревматизма. От Ардаваста он слышал, что к нему приедет гость из Армении. Не помню, чтобы когда-либо незнакомец принимал меня с такой теплотой. Этот 73-летний человек меня долго не отпускал из своих объятий. На амшенском диалекте мы расспрашивали друг друга о самом разном, порой, не дожидаясь ответа. От вызванной долгой дорогой усталости ничего и не осталось.

Салих Хасан – глава хемшилской общины, непререкаемый и уважаемый всеми авторитет. Помимо амшенского диалекта, он владеет русским, грузинским, киргизским, казахским. У него сохранилось много воспоминаний об изгнании с аджарской деревни:

- Мы не забыли нашу страну, наши дома. Позже я съездил в свой родной город, побывал в нашем доме, в котором сейчас проживает аджарская семья. У государственных органов получил официальные письменные подтверждения о правах на дом, но на эти документы никто и не взглянул. В 1968 году с одной делегацией доехали даже до Кремля, но опять безуспешно. Я в жизни видел многое, многое понял, но не понял одного-за какие грехи мы так мучались?

Бережно листаю документы: свидетельства, подтверждения высокопоставленных чиновников – подписи и влиятельные печати, но каждый из них вызывал вопрос "почему?". Это были документы на собственность Салиха Хасана и всех потомков хемшилов.

- В Средней Азии я работал таксистом. Следовательно, мне приходилось общаться с разными людьми, и я понимал язык каждого. В 80-х уже чувствовал приближающуюся опасность: шовинизм отравлял мысли людей. Мы прожили в Средней Азии 40 лет, с местными у нас была одна вера. В последние годы местные власти против нашей воли в наших паспортах, где дается информация о национальности, отмечали "турок". Но мы им были чужими. Половина нашей общины, которая состояла из 5000 человек, осталась в Оше, Джелалабаде, Чимкенте. В 1988 году первые семьи нашей общины переехали в Россию. Остальные надеялись, что все благополучно завершится, но происшествия в Фергане 1989 года стали трагическими для многих из них.

Я слушал и смотрел на грустные глаза этого старика с характерными ярко выраженными армянскими чертами лица, вновь вспоминал Сумгаит, Баку... 1915 год... А он возмущенно продолжал.

- Я читаю Коран и Библию, каждый из них запрещает убийство. Люди, превращая нашу жизнь в ад, не верят в существовании ада. Если даже в армянском парламенте совершают убийство, значит, многое изменилось в худшую сторону.

Наш разговор прерывает сын хозяина: совет общины собрался и ждет нас. Этот совет состоит из старейшин всех родов и руководит всеми делами общины. Мы отправились в дом, где проводились собрания с членами совета. В просторном дворе нас встречают хозяин и несколько людей средних лет. Во дворе много людей. Женщины накрывают на стол. Низенькие столики полуметровой высоты, покрыты коврами и паласами. За эти столы садились вокруг, поджав под себя ноги. Хозяин дома в ответ на мой изумленный взгляд, объяснил:

- Форму стола мы заимствовали у жителей Средней Азии.

Во время угощения наши сотрапезники знакомят нас с руководителями курманджских курдов. Они вместе с хемшелами были высланы из Аджарии в Среднюю Азию и сейчас живут по соседству. Они в хороших взаимоотношениях.

После обеда нас приглашают в самую просторную комнату двухэтажного дома, где на цветастых коврах вдоль стен, поджав под себя ноги, сидят старейшины. Они только что завершили намаз и ждут нас. У Салиха Хасана спрашиваю, в действительности ли они очень религиозны.

- У нас нет мечети, для молитв выделили один дом, где по пятницам собираются представители старшего поколения – 40-50 человек, и молимся. Молодые и мужчины среднего возраста не приходят в молельню.

Здесь в большей части говорим о проблемах и заботах общины. Из Средней Азии в 80-е годы на Северный Кавказ переехали 15000 турок-месхетинцев, которым русские власти не давали гражданство. Хемшилам, отождествляя их с турками, тоже долгое время не давали гражданство. Но Салих Хасан делает письменный запрос в Институт этнографии Российской Академии наук и получает официальный ответ, подтверждающий, что хемшилы не турки, а насильно принявшие ислам армяне, после чего отношение к ним меняется.

- Я от частицы "оглы" в своей фамилии отказался, – говорит Салих Хасан, – и всем советую сделать это. Она нам ничего не дает. Медлить с этим не надо, завтра может быть уже поздно.

Постепенно разговор принимает дружеский характер. С амшенского диалекта армянского языка часто переключаемся на русский язык и наоборот. Прошу спеть что-то на диалекте. Атмосфера оживляется. Серьезные и почтенные седовласые мужчины с детской шалостью начали "выдавать" друг друга, указывая кто умеет петь. Наконец нашелся один смелый, а дальше все подхватили мелодию.

Мой последний вопрос – представителями какой национальности они себя считают – был для них неожиданным. Даже если хемшилы осознают свое армянское происхождение, они об этом с другими не говорят. Некоторые пытались уйти от ответа, сказав, что они хемшилы. Заметил, что все скрывают свой взгляд от меня и, улучив момент, я посмотрел на старика Салиха Хасана. Эти сильные и прошедшие через многочисленные испытания люди от моего вопроса ослабли, обессилели... Салих Хасан понял, что творится, и прервал разговаривающих.

- Никто не сможет избежать этого вопроса. Хемшил – название местности Амшена, а не народа. Ответ на этот вопрос требует серьезных исследований. И однажды мы должны будем дать на него ответ.

Вечером нас пригласили на свадьбу. Собралась почти вся община (детям до 15-летнего возраста присутствовать на свадьбе запрещено). И то, что не могли или не были готовы говорить старейшины общины, говорили армянская мелодия и национальные танцы. Особенно впечатляющими были хороводные танцы мужчин и женщин. Под огромным свадебным шатром 100-150 человек танцующих в круге... беспрецедентное явление. Женские нежные и грациозные, мужские дерзкие и воинственные хороводы, в сопровождении армянских народных мотивов. Сила народного духа и самосознания, словно крепость сохранила в первозданном виде народные армянские мелодии. У одного из танцующих спросил, что это за танцы. Тот ответил:

- Это наши танцы. Их танцевали наши прадеды.

В роли тамады выступал Кямиль Татар-оглы – учитель, человек уважаемый всеми и имеющий в общине вес. Когда нас провожали, я заметил ему, что хемшилы в новой среде уже приспособились и чувствуют себя уверенно. Он задумался, а потом, глядя в никуда сказал:

- Да, с местными людьми нашли общий язык, но во многих вопросах мы слабы и беспомощны.

- В каких вопросах?

- Знаем, что после каждого визита президента Армении в Россию армяне становятся более сильными и самоуверенными, особенно после его визита в Краснодарский край. А мы одиноки, у нас нет опоры.

Несколько лет назад, в 1984, а затем в 1987 году арменовед Сергей Варданян не только первым обратил внимание на проблему хемшилов и съездил в Среднюю Азию и в Краснодарский край, но и обратился к писателю Серо Ханзадяну помочь донести до властей желание среднеазиатских соотечественников переехать в Армению. Коммунистический режим отказал хемшилам в этой просьбе и повернулся к ним спиной.

Не говорила ли устами Кямиля оскорбленная за отказ в той просьбе его душа? "Нет опоры... ". Невольно вспомнил отпирательство прежних властей Армении. Не знаю увидел ли Кямиль в темноте, мое раскрасневшееся от стыда лицо... Я попросил копию видеозаписи свадьбы. Он пообещал мне ее дать. На второй день со своими друзьями мы пошли к Кямилю, сидели во дворе, пили чай и продолжили разговор, начатый накануне. Я внимательно смотрел на новый строящийся дом Кямиля.

- Мой дом в Средней Азии был очень хорошим. Да и вообще наши строят очень хорошие дома. Там местных тоже научили строить дома, которые потом вынуждены были оставить им...

Мы уже были довольно далеко от дома Кямиля, когда у Ардаваста зазвенел телефон. Оказалось, что мы забыли взять видеокассету. Вернулись. У Кямиля не было телефона и ему пришлось пройтись по домам в поисках сотового... он волновался, думал может быть мы передумали и не хотим эту кассету.

- Я эту копию сделал для вас, чтобы отвезли в Армению. Возвращать не надо, – словно уговаривал он нас.

20.04.2005


--------------------
"Если мы потеряем Арцах, то закроем последнюю страницу истории Армении ! "
Монтэ Мелконян.
"Ни один миллиметр освобожденной армянской земли не может быть сдан врагу!" (с) генерал-лейтенант Норат Тер-Григорянц
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 23.10.2019, 13:57
Геноцид армян Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more! Analitika.at.ua КАРАБАХ88
- История Армении и Карабаха, пресса, комментарии Acher.ru - Армянский сайт для друзей Армянское интернет-сообщество Miasin.RU Website about Liberated Territory of Artsakh

free counters