IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> Исторические очерки, Памяти жертв геноцида армян в Османской Турции
Арцахци
сообщение 12.11.2007, 3:40
Сообщение #1


Senior
**

Группа: Agent
Сообщений: 765
Регистрация: 2.11.2007
Из: Ннги
Пользователь №: 5



Памяти жертв геноцида армян в Османской Турции

Геноцид армян 1915-23 годов в Османской Турции - первое в истории человечества широкомасштабное международное преступление, совершенное с целью убийства целого народа по политическим мотивам. Преднамеренные действия турекого правительства, отраженные в объективно констатируемых бесспорных фактах и подтверждаемые неопровержимыми документами и свидетельствами из самых различных источников, полностью соответствуют составу преступления геноцида и подпадают под его определение в международном праве.

Скрыть от мира физическое уничтожение одного из древнейших народов мира, внесшего крупный вклад в развитие человеческой цивилизации, - задача непосильная. Армения (Западная) без армян - сама по себе представляет неопровержимое доказательство геноцида. Столь же беспомощны попытки оправдать эти действия соображениями "государственной безопасности" и "правом на сохранение", к которым прибегали и сами организаторы и исполнители этого преступления: они ясно и недвусмысленно отвергаются международным правом.

Накануне первой мировой войны руководители младотурецкого правительства разработали конкретную программу уничтожения армянского населения в стране. Указы министра внутренних дел Турции Талаата - бея, относительно обращения с выселенными армянами давались совершенно конкретно в его телеграммах. В одной из телеграмм Талаат-бей разъясняет, что правительство решило полностью уничтожить армян, проживающих в Турции. "Невзирая на женщин, детей и больных, какими бы трагичными ни были методы уничтожения, не принимая во внимание чувство совести - положите конец их существованию", - говорится в одной из телеграмм турецкого министра.

Свой чудовищный план младотурки осуществили методично и беспощадно. Вначале они весной 1915 года тайно истребили интеллигенцию и боеспособное армянское население, а затем перешли к открытой и массовой резне женщин, детей и стариков. Часть беззащитного армянского населения была уничтожена в родных селах и городах, другая часть, насильственно депортированная - в пути. Те же, кто добрался до пустынь Месопотамии, погибли, изнуренные голодом, болезнями, а также от рук жандармов и наемных убийц.

В числе сотен тысяч погибших были выдающиеся армянские писатели, публицисты и поэты - Григор Зограб, Даниел Варужан, Сиаманто, Севак, Зардарян и многие другие деятели литературы, науки и искусства. Великий армянский композитор Комитас, уцелевший лишь благодаря случайности, не вынес этих ужасов и лишился рассудка.

Геноцид армян, начатый в апреле 1915 года, продолжался и в 1916 -1918годах. Он распространился на все части Западной Армении, на все провинции Османской империи, населенные армянами. От Самсуна до Тигранакерта не спасся почти ни один армянин. Резни были в Муше, Багеше, Тигранакерте, Едесии, Трапезунде, Балу и Ерзнка - Камахе. В других провинциях Турции некоторым удалось чудом спастись, но таких было не более пяти процентов.

Неверно было бы сделать вывод о том, что политика турецкого правительства не встречала достойного отпора со стороны армян. Несмотря на тяжелые условия и неравенство сил, армяне не раз с оружием в руках выступали против младотурецких палачей, сражаясь за свою честь, национальное достоинство, физическое существование. Однако нужно учесть то обстоятельство, что армянское население находилось в самых неблагоприятных и тяжелых условиях: не было оружия, армянские провинции были отрезаны друг от друга, а значительная часть боеспособного мужского населения была призвана в турецкую армию и тайно истреблена.

Каково же общее число погибших армян? Подробное изучение вопроса неоставляет сомнений в том, что в годы господства младотурок погибло более полутора миллиона человек, примерно 800 тысяч беженцев нашли убежище на Кавказе, Арабском Востоке и в других странах Европы и в США. Если в 1870-е годы в Западной Армении проживало более трех миллионов армян, то в 1918 - менее 200 тысяч.

Против геноцида армянского народа выступила передовая общественностьтого времени - Максим Горький, Валерий Брюсов, Анатоль Франс, РоменРоллан, Фритьоф Нансен и другие.

Чудовищность преступления, совершенного младотурками, признавали дажесоюзники Турции в первой мировой войне. Так, германский консул в Эрзруме Шойбнер-Рихтер 2 июня 1915 телеграфировал в свое посольство в Константинополе, что депортация армян "равносильна массовому истреблению". Немецкий посол Вангенгейм, имевший тесные контакты с главарями младотурок, доносил 7 июля 1915 года канцлеру Германии Бетману-Гольвегу, что турецкое правительство "в самом деле поставило своей целью уничтожение армянской нации в турецком государстве".


--------------------
"Если мы потеряем Арцах, то закроем последнюю страницу истории Армении ! "
Монтэ Мелконян.
"Ни один миллиметр освобожденной армянской земли не может быть сдан врагу!" (с) генерал-лейтенант Норат Тер-Григорянц
Go to the top of the page
 
+Quote Post
2 страниц V   1 2 >  
Start new topic
Ответов (1 - 19)
Bagirka
сообщение 20.4.2009, 1:17
Сообщение #2


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 224
Регистрация: 23.1.2008
Пользователь №: 62



А вот и мой очерк/комментарий о геноциде - который призван стать коротким и ясным ответом всем тем "далеким" от наших национальных вопросов друзьям, соседям и знакомым, то и дело интересующимся - " а вот интересно, что это вы, армяне, с турками не поделили, что вы так не любите друг друга??"

Примечание: на некоторых проазербайджанских и латентно-проеврейских ресурсах этот текст объявлен "нон-грата", типа а где же сопли, где же слезы, где же надрыв и ужас? Но я уверена, что на патриотичном армянском форуме все будет так, как и везде, где этот текст есть. Итак, - мой очерк....

Цитата
Больше двух тысяч лет жил армянский народ на своей земле, строил храмы, - сперва языческие, потом христианские, создавал культуру, возделывал каменистую почву, - почитал своих богов, царей, князей, просветителей, - и было так до самого 14 века...
А потом - с Востока пришли тюркские племена, - кочевники-скотоводы, - тьма кочевников, - их было так много, и были они так необычны, - и внешне, и в поведении, что на какое-то время местное население было ошарашено. А тюрки тем временем просто-напросто взяли власть в свои руки, дошли до Константинополя и создали огромную мусульманскую империю, которая больше пятисот лет тиранила народы юго-восточной Европы и Малой Азии. Многих из этих народов больше нет - они растворились в турецкой нации. Нет, турки не запрещали народам исповедовать свои религии, сохранять свои языки и жить на своих землях. Но народы эти облагались гораздо более жесткими налогами, имели гораздо меньше прав и возможностей в мусульманском государстве. Многие из них не выдерживали и принимали Ислам, ассимилируясь с нацией победителей. Армяне же остались сами собой несмотря ни на что. Боле того, они всегда стремились к восстановлению государственности, к независимости, к свободе, к праву жить на земле своих предков без оглядки на пришлых правителей. Но все их попытки жестоко подавлялись, и они не могли добиться своих прав.
И все равно - армяне были самыми образованными и продвинутыми людьми в государстве. Они изыскивали возможности выезжать в Европу, получать там образование и возвращаться в Османскую Империю врачами, юристами, преподавателями, ювелирами, профессионалами в самых разных областях.
При этом они ни на минуту не забывали о своей мечте - Свободной Армении.

Пришлым правителям это, конечно, не нравилось. Они ведь помнили, сколько коренных народов оставили эту затею и влились а их нацию. И они не понимали, почему не удается и с армянами провернуть подобный выкрутас. И невдомек, им, что у армян память долгая, любовь к своей земле и к своим корням - сильная, тяга к свободе - непреодолимая.
В общем, были для них армяне головной болью. Не было им покоя, пока существовал этот народ, пока он жил на своей земле да в их государстве.
А потом, когда началась Первая Мировая Война, у армян появилась надежда на избавление от гнета, на восстановление государственности, на свободу. Турки так же понимали, что у армян появился шанс. И тогда турки решили, что настал час икс. Сейчас или никогда. Война прикроет и оправдает все.
В ночь с 23 на 24 апреля в Стамбуле был арестован весь цвет армянского населения города - политические, религиозные, деятели, интеллигенция... они были убиты без суда и следствия.

В провинции всех мужчин вызывали в комендатуры и либо там же расстреливали, либо под видом срочной мобилизации отвозили или отводили в более удобные для массовых убийств места.
Оставшихся в домах беззащитных стариков, детей и женщин либо просто убивали - самым жестоким и зверским образом, либо, если рядом оказывались военные журналисты или фотографы из разных стран, организовывали "депортацию нелояльных граждан" в сторону Сирии. Однако, стоило бесконечным вереницам несчастных, оторванных от родного дома людей, оказаться на достаточном расстоянии от фотографов, газетчиков и прочих гуманитарных деятелей, добровольно прибывших в зоны бедствия, как конвоиры начинали свои издевательства и убийства, равных которым по жестокости, циничности и массовости не было в истории никогда раньше.
Впервые за всю историю человечества был применен термин "преступление против человечности". Гитлер через 20 лет, планируя уничтожение евреев, утешал своих сподвижников: Кто сегодня помнит про резню армян?

Сегодня все прогрессивные силы человечества призывают Турцию признать организованную Османским государством "депортацию" как геноцид, - уничтожение граждан государства по национальному признаку с целью искоренения этноса. Признание выгодно всем - со всех точек зрения, - гуманитарной, исторической, юридической, моральной.

Невыгодно оно только Туркам. Они беспокоятся не только о своем имидже, не только о своих деньгах и собственности, которую должны будут восстановить или компенсировать, - они просто не хотят признать, что были неправы, что поступили нечеловечно, - ведь признание геноцида - это принятие вины на себя, признание своего преступления, злого умысла. Это просто сложно и принципиально нежелательно для них.
Кроме того, они уже успели переписать историю для своих школ и вузов, - многие из нынешних обывателей не имеют ни малейшего понятия ни о кочевых племенах с Алтая, которые и есть их предки, ни о древних государствах, которые существовали на этой территории задолго до прибытия этих племен. Можно даже сказать, что история Турции пишется по сей день. Уничтожаются памятники древних цивилизаций, которые могут говорить о нетюркском происхождении их создателей. Стираются надписи или заменяются на турецкие, сжигаются ценнейшие документы. И вот этот вопрос о признании геноцида - в котором все еще не поставлена точка, - не дает им возможности раз и навсегда утвердить новый, "чистый" вариант своей истории "для внутреннего пользования".
Геноцид в Османской империи лишил жизни более полутора миллионов армян. Сотни тысяч стали беженцами. Нет ни одной армянской семьи, среди родных которой нет жертв геноцида. Не признать это преступление означает допустить подобное в дальнейшем, - и Холокост тому яркое подтверждение.

В 2015 году исполнится ровно 100 лет с тех жестоких дней. И как мы, армяне и все прогрессивное человечество - с надеждой и верой в справедливость смотрим вперед, так Турция и ее приспешники - недруги-соседи армян - с опасением и неприязнью ожидают этой даты. Ясно одно: пока есть армянский вопрос, им не будет покоя. И пока есть армяне, - армянский вопрос будет стоять, и непременно решится в пользу справедливости и человечности. Мы в это верим.


Сообщение отредактировал Bagirka - 20.4.2009, 1:20


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Арко
сообщение 20.4.2009, 12:02
Сообщение #3


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 2001
Регистрация: 1.2.2009
Из: Джавахк - Javakhk Ջավախք - ჯავახეთი
Пользователь №: 1300



ГЕНОЦИД АРМЯН В ОСМАНСКОЙ ТУРЦИИ – ИСТОРИЯ УБИЙСТВА ЦЕЛОГО НАРОДА.


24 апреля во всем мире отмечается День памяти жертв Геноцида армян в Турции - первого крупномасштабного преступления такого рода. Дата условная: в этот день в 1915 г. Турция, начав с уничтожения армянской интеллигенции, перешла от одной стадии геноцида к другой - от «частичного» геноцида к поголовному уничтожению армян на их исторической родине. Геноцид армян в классической форме, т.е. в полном соответствии с составом преступления, как он был определен в Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказании за него, совершался на протяжении полувека с 1878 по 1923 гг.

До 1-й мировой войны истребление армян осуществлялось в форме системы повсеместных одиночных убийств в сочетании с периодической массовой резней в отдельных районах, где армяне составляли большинство. В Сасуне, Зейтуне, Урфе, Ване и других районах в 1894-96 гг. было убито 300 тысяч армян, в 1909 г. в Адане было убито 30 тысяч. Сотни тысяч армян уже тогда вынуждены были покинуть свою родину. Воплотить в жизнь идею окончательного уничтожения армянского населения Западной Армении, входившей в состав Османской Турции, лидерам турок помогла начавшаяся мировая война. Турция вступает в эту войну как союзница Германии, но результаты нападения на Россию в ноябре 1914 года, оказываются для турок катастрофическими - они терпят сокрушительное поражение. Турецкое правительство обвиняет в разгроме своей армии армян, которых в составе русской армии насчитывалось более 200 тысяч.

В январе 1915 г. на закрытом совещании правящей в Турции партии «Единение и прогресс» (партия младотурок), присутствующие в полном составе лидеры партии и государства единогласно голосуют за «полное уничтожение армян, не исключая ни одного человека». Правители Турции разоружают и расстреливают большое число армян - офицеров и солдат, служивших в турецкой армии. Закрываются все армянские организации и газеты, школы, предприятия, магазины. В апреле 1915 г. министр внутренних дел Талаат издает постановление, объявляющее армян «врагами Османской империи». Казни и высылки приобретают массовый характер, часто, чтобы навести ужас на население, армян арестовывают и вешают на многолюдных площадях. В ночь с 23 на 24 апреля в Стамбуле арестовывают видных представителей армянской интеллигенции: более 600 писателей, художников, адвокатов и представителей духовенства. Арестованных увозят подальше от столицы и убивают. Армянское население Турции в один день оказалось лишено своей интеллигенции и духовных пастырей.

27 мая лидеры младотурок решили узаконить происходящее. Поскольку они распустили парламент, само правительство приняло закон о массовом переселении армян. В действительности армян предписывалось отправлять «в никуда», как оговаривал сам Талаат в своих телеграммах областным губернаторам. В мае 1915 г. депортации подверглись армяне из Восточной Анатолии (исключая Ван, в то время занятый русскими): из Трапезунда, Эрзерума, Битлиса, Диарбекира. За три месяца эта территория была совершенно очищена от армян. Во второй фазе геноцида массовая высылка распространилась на западную Анатолию, Киликию и турецкую часть Фракии. Сотни тысяч армян погнали в пустыни Сирии и Месопотамии. Одних уничтожали в пути, другие умирали от истощения. Мужчин вешали, отрубали головы, сжигали живьем, четвертовали, расстреливали, женщин насиловали и продавали, детей похищали и продавали в рабство. Лишь немногая часть высланных добиралась до Алеппо, последнего этапа перед пустыней. Многие из тех, кто достигал пустыни, умирали от жажды и эпидемий, становились жертвами банд кочевников. Совсем немногие спаслись благодаря помощи сирийцев, и также бедуинов, которые укрывали стариков и женщин, усыновляли детей. Общее число жертв геноцида только за два года (1915-1916) составило около двух миллионов человек - Западная Армения потеряла большую часть своего коренного населения.

По мнению многих известных историков, среди прямых свидетельств о Геноциде армян, пальма первенства принадлежит воспоминаниям сирийского автора, глубоко верующего мусульманина, являвшегося должностным лицом в Османской империи, Файеза эль-Гусейна. В своей книге, названной «Резня в Армении», он повествует о фактах, которые видел собственными глазами. Согласно воспоминаниям Файеза эль-Гусейна, неизменными составляющими Геноцида армян были: обман жертв, которым объявляют о «временной депортации»; немедленное разграбление их имущества; убийство безоружных мужчин; безжалостное обращение с оставшимися в живых, которых в течение долгих дней гонят, как скот, под палящим солнцем в пустыню; продажа в рабство женщин и детей; вымогательство у депортированных немногих оставшихся денег; сексуальные домогательства; жестокие убийства детей и стариков; садистски изощренные пытки; сексуальное насилие даже над умирающими; обезображивание и осквернение трупов; чудовищные способы умерщвления невинных людей, которых расстреливали, топили в реках, сжигали заживо, душили, сбрасывали в связанном виде со скал, оставляли умирать от голода и жажды, разрубали головы топорами, вспарывали животы беременными перерезали горло как животным, приведенным на убой…

Спасшиеся от резни армяне рассеялись по всем странам мира. Лишившись 90% своей национальной территории, находящейся ныне в составе Турции, армяне превратились в «народ-изгнанник». Большая часть армян, проживающих ныне за пределами Армении, являются потомками тех, кто спасся от турецкого ятагана. Главные виновники преступлений не избежали казни. В начале 20-х годов по решению армянской партии Дашнакцутюн были выслежены и убиты лидеры младотурок: в Берлине 15 марта 1921 г. был убит Талаат, в Тифлисе 25 июля 1922 г. - Джемал, были ликвидированы и другие - всего более сорока непосредственных организаторов Геноцида армян. Уже тогда, когда совершалось это преступление, действия турецкого государства в отношении армянского народа определялись как «убийство целого народа». Отмечая «преднамеренное, методичное и настойчивое уничтожение одной человеческой расы армян», всемирно известный французский историк Альбер Вандаль еще в 1897 г. определил это как «убийство целого народа». Позднее, в связи с начатыми в 1915 г. действиями турецкого правительства, такую квалификацию совершившемуся преступлению дал английский дипломат и будущий корифей исторической науки Арнольд Тойнби. Это определение действий турецкого правительства было принято официальными властями ведущих государств мира и получило соответствующую оценку в доктрине международного права.

Геноцид армян в Турции (1915-1923 гг.) признан и осуждён многими влиятельными международными организациями и странами мира. Первым Геноцид армян официально признал и осудил Уругвай (1965 г.). В 1984 Международный Гаагский трибунал, в 1987 Европейский Союз, Подкомиссия ООН по предотвращению дискриминации и защите меньшинств, Всемирный совет церквей, Всемирный социалистический интернационал и другие. Геноцид армян официально признали и осудили также Франция, Италия, Германия, Бельгия, Швеция, Нидерланды, Швейцария, Россия, Польша, Литва, Греция, Кипр, Словакия, Аргентина, Германия, Канада, Ватикан, Ливан, Чили. В некоторых странах ЕС (Бельгия, Швейцария, Франция) за отрицание исторического факта Геноцида армян внесена уголовная ответственность (от штрафа 45 тыс. евро, до 1 года лишения свободы). Официально признали и осудили Геноцид армян также 42 из 50 штатов США, объявившие 24 апреля Днём памяти жертв Геноцида армян, аналогичные решения приняли Уэльс и Австралия. Признание Геноцида армян является одним из условий для вступления Турции в ЕС.

Государственная дума Российской Федерации дважды официально принимала Заявления осуждающие Геноцид армян в Турции в 1915-1923 гг. Данные документы были приняты 14 апреля 1995 года и 22 апреля 2005 года. В заявлении высшего законодательного органа России особо отмечается, что «физическое уничтожение братского армянского народа на его исторической родине было совершено с целью создания условий для разрушения России». С осуждением Геноцида в разное время неоднократно выступали ведущие государственные деятели Российской Федерации: первый президент РФ Б.Ельцин, второй президент РФ В.Путин, президент РФ Д.Медведев, председатель Государственной Думы РФ Г.Селезнев, председатель Совета Федерации РФ С.Миронов, председатель правительства РФ М.Касьянов, министр иностранных дел России С.Лавров, секретарь Совета Безопасности РФ В.Рушайло, министр обороны РФ С.Иванов, Министр Внутренних Дел РФ Р.Нургалиев, председатель Счетной палаты РФ С.Степашин, директор ФСБ РФ Н.Патрушев, директор СВР РФ С.Лебедев, председатель Верховного Суда РФ В.Лебедев, депутат Государственной Думы РФ фракция "Единая Россия" С.Шишкарев, руководители ведущих российских политических партий и другие.

Процесс осуждения Геноцида армян проходил также в субъектах Российской Федерации: мэр Москвы Ю.Лужков, губернатор Санкт-Петербурга В.Матвиенко, полномочный представитель президента РФ в ЮФО В.Казанцев, губернатор Саратовской области РФ Д.Аяцков, глава Республики Коми В.Торлопов, глава администрации Славянского района Краснодарского края, секретарь политсовета партии "Единая России" Славянского района, атаман казачьего войска Славянского района Владимир Гончаров, заместитель главы муниципального образования Славянска-на-Кубани Т.Ковалева, глава города Зеленокумск Ставропольского края О.Ковалева, глава Тобольска Е.Воробьев, мэр Буденновска Н.Ляшенко, председатель Думы г. Буденновска Г.Юзбашев, глава города Ессентуки И.Стоянов, глава города Пятигорска В.Шестопалов, глава администрации Кисловодска В.Бекетов, председатель городского совета депутатов Кисловодска Чаплыгин, председатель Совета муниципального образования Апшеронский район Краснодарского края И.Водянов и другие.

Одно из последних подобных заявлений подписано главой городской Думы Краснодара Н.Котляровым, который в мае 2007 года, от имени краснодарских депутатов осудил преступление совершенное против армянского народа на его исторической родине и выразил надежду на то, что «вопрос, касающийся восстановления исторической справедливости по отношению к многострадальному армянскому народу, найдет понимание со стороны всех цивилизованных стран, путем принятия соответствующих актов». Однако, сама Турция по сей день продолжает отрицать факт геноцида. Более того, в Турции совершенное против армянского народа преступление оправдывают тем, что армяне в 1-й мировой войне были на стороне России. Сегодня, как и в прошлом, Турция проводит активную антиармянскую политику. Следствием политики отрицания Геноцида современной Турцией, стало преследование тех граждан страны, кто осмеливается говорить правду об этой черной странице истории. Одной из последних жертв этой политики стал гражданин Турции армянской национальности, известный журналист Грант Динк, убитый турецким террористом у дверей редакции своей газеты.

Тем не менее, есть политические, правовые и моральные императивы, с которыми Турция не может не считаться. Она не может вечно жить с клеймом «убийцы народов», с синдромом возмездия за совершенные преступления. Есть факты, и есть их международно-правовая оценка. Есть и международное право с его неприменением срока давности к таким преступлениям, как геноцид. Покончить с прошлым можно только при честном отношении к историческим и юридическим фактам и искреннем желании начать новые отношения с должным учетом прав и интересов народов, оказавшихся в этом порочном круге.

Центр этнополитологических исследований.


--------------------
"Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих". (Иоанн 15:13)
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Арко
сообщение 19.5.2009, 7:28
Сообщение #4


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 2001
Регистрация: 1.2.2009
Из: Джавахк - Javakhk Ջավախք - ჯავახეთი
Пользователь №: 1300



БАБУШКА СЕЕР, ОНА ЖЕ ЕРАНУШ.

Бесхитростная книга известного турецкого адвоката Фетхие ЧЕТИН “Бабушка”, изданная в Турции, сразу же стала бестселлером и уже выдержала несколько изданий. Ее армянский перевод, вышедший небольшим тиражом, тоже моментально разошелся. Фетхие Четин, адвокат Гранта Динка, известна в Турции не только как высококлассный юрист, но и своими левыми взглядами, за что не раз подвергалась гонениям и даже пару лет провела в тюрьме. Ее автобиографическая книга о жизни родной бабушки-армянки, вынужденно принявшей мусульманство, вызвала большое оживление среди потомков таких же исламизированных соотечественников Четин, которые начали поиски своих корней. Эта книга впервые в мире сняла табу с запретной темы, о которой не принято было говорить не только публично, но даже в кругу семьи. На армянский язык книга переведена тюркологом Рубеном МЕЛКОНЯНОМ, автором ряда научных статей о современной турецкой литературе и омусульманившихся армянах Турции. Будучи лично знакома с переводчиком своей книги, Фетхие Четин не только дала согласие на издание “Бабушки” в Армении, но и отказалась от авторского гонорара. В книге Четин сконцентрирована вся биография женщины, изменившей имя, язык, религию, но никогда не забывавшей о своем происхождении. Предлагаемые вниманию читателей отрывки приведены не в той последовательности, в которой они представлены в книге, а в той, которая позволяет наиболее полно представить историю турчанки Сеер, некогда бывшей армянкой Ерануш.

Некролог в “Агосе”
Ее звали Ерануш. Она была внучкой Ерабета Катаряна, единственной дочерью Искуи и Ованнеса Катарянов. Провела счастливое детство в деревне Балун Хабаб вплоть до четвертого класса. И сразу же нагрянули времена, полные страданий, о которых она говорила: “Пусть эти дни уйдут и больше не вернутся”. Ерануш потеряла всю свою родню и не смогла больше с ней встретиться. У нее появилась новая семья, новое имя. Она забыла свой язык и свою религию, обрела новый язык и новую религию, в течение жизни ни разу не возроптала за это, но никогда не забывала свое имя, село, мать, отца, деда и родных. В надежде, что однажды встретит их, обнимет, прожила 95 лет. Наверное, благодаря именно этой надежде и прожила так долго, в полном сознании до самых последних дней. Моя бабушка Ерануш скончалась на прошлой неделе, и мы проводили ее в вечность. Мы надеемся с помощью этого объявления найти ту ее родню (нашу родню), которую не смогли разыскать при ее жизни, разделить с ними наши горести, сказать: “Пусть эти дни уйдут и больше не вернутся”.

Однажды, когда я была в нашем доме, в Анкаре, бабушка сказала:
— Если тебе нечего делать, подойди-ка ко мне, скажу тебе кое о чем.
Я подошла к ней, она, как всегда, взяла мои руки в свои и сказала:
— Знаешь, моя мать, отец, брат в Америке, твой дядя затерял их адреса. Если кто-то и найдет их, так это ты. Найди их, ради меня.
По тому, как она говорила, по ее монотонному голосу чувствовалось, что ей с большим трудом удалось принять решение рассказать мне обо всем. Я не сразу догадалась, о чем она: “Что ты говоришь, бабушка, выходит, у нас сейчас есть родня в Америке?” Говоря это, я даже чуть подтрунивала над ее словами. Но бабушка была очень серьезна.
— Не знаю их адресов, только знаю, что живут в Америке, в Нью-Йорке, — сказала она.
— Хорошо, бабушка, почему они уехали в Америку?
— Уехали...
— Когда уехали?
— Когда я была ребенком.
— Хорошо, а тебя почему не взяли?
— Я позже должна была поехать. Твой дядя Махмуд испортил наши отношения. Потерял их адреса.
Все в моей душе перевернулось. В голове возникла куча вопросов, но многое из того, что она говорила, я никак не могла воспринять как ответы на них. Днями пыталась я вытащить из нее хоть еще одно слово, но кроме того, что настоящие ее мать и отец в Америке, ничего не смогла узнать. Мы думали, что дед и бабушка — родители тетушки. Оказалось, что это неправда. Мы думали, что бабушка — чермикская, и это тоже оказалось неправдой. Многое из того, что я знала прежде, оказалось неправдой.
Теперь уже мне больше хотелось узнать правду, чем найти родню бабушки. Я все допытывалась у бабушки, стараясь остаться с ней наедине. То, что я узнала в те дни, я не в состоянии была рассказать кому-либо, не смогла разделить с кем-либо свое потрясение. Не знаю, потому ли, что этого хотела бабушка или со стыда, но услышанное теперь уже я сама утаивала от других, пытаясь в одиночку преодолеть бурную сумятицу своих чувств и тяжелых переживаний.
Между нами установились очень своеобразные и необычайно таинственные отношения. Потом, в один из дней, я почувствовала, что ей самой хочется рассказать, приоткрыть завесу над этой тайной, освободиться от груза того, что знает, и о чем никому не поведала, вместе с тем заметила, что она боится подвергнуть меня опасности, доверив мне больше, чем я знала до сего дня. Она щадила меня.
Я была очень настойчива, и в конце концов она стала рассказывать. Рассказывая, часто останавливалась, но после моих упорных расспросов продолжала. Рассказывала о случившемся, не делая никаких комментариев, особенно избегала проявлять свои чувства, высказывать отношение.

“Меня звали Ерануш, маму — Искуи, отца — Ованнес, он в то время с двумя своими братьями находился в Америке. У меня было два брата. Дедушку звали Айрапет эфенди. К слову его прислушивались не только в нашей деревне, но и по всей округе, многие приходили просить у него совета. Наше село было большое, имело трех сельских старост”, — так начала она свой рассказ.
Рассказала, что однажды в село пришли жандармы и увели деда, братьев отца и матери, всех мужчин, и больше никто о них ничего не узнал, вместе с матерью и братьями они нашли приют у молодой жены дяди в соседнем селе, но жандармы добрались и туда, забрали всех, мужчин, женщин, отвели в Балу — мужчин зарезали, побросали в реку, и река несколько дней текла вся в крови. Потом рассказала о дороге в изгнание.
— Мать не хотела, чтобы мы оказались в последних рядах, когда нас изгоняли, и потому шла быстро-быстро и, чтобы мы могли шагать вровень с ней, тащила нас, держа за руки. Часто нам в спину доносились крики, плач, и тогда мать еще больше убыстряла шаги, чтобы мы не оборачивались назад. Вечером первого дня две сестры матери из последних рядов прибежали к нам, горько рыдая.
Бабушка замолкла, вздохнула. Я поцеловала ее руку. Она стала рассказывать дальше.
— Молодую жену дяди, которая захворала и не могла идти, жандармы закололи штыками и бросили труп на обочине пути.
— Она была женой брата твоего отца, бабушка?
— Нет, маминого брата, беременная. В пути жандармы закалывали штыками стариков, немощных, тех, кто не мог идти, оставляли там же, под открытым небом, в скалах. На корм волкам, хищным птицам.
Я заметила, что, рассказывая эти ужасные, неправдоподобные истории, бабушка не глядела на меня, а, вперив взгляд в одну точку на ковре и крепко держа в своей левой руке мою руку, правой непрестанно проделывала одно и то же движение, проводя ею от бедра до колена, словно разглаживала ткань.
— ...Перейдя через мост Мадена, в Авлере, моя бабушка с отцовской стороны сбросила в воду двух своих внучек. Это были дочери братьев отца, которых убили, их жен тоже убили, а сами дети уже еле передвигались. Одна из девочек сразу ушла под воду, но вторая вытащила голову из воды. Бабушка затолкала ее голову в воду. Ребенок снова высунулся из воды, в последний раз взглянул на светлый мир, бабушка опять погрузила ее в воду... Потом сама бросилась в безумную водную путину и исчезла из глаз.

Бабушка замолчала. Было очевидно, что случившееся очень сильно подействовало на нее, в тот день она по нескольку раз повторяла свой рассказ. Спустя годы она вновь и вновь вернется к случившемуся, и каждый раз ее рассказ завершится глубоким молчанием.
Еще она поведала о том, что произошло в Чермик Амамбаше, когда наступило короткое затишье, и мать, наперекор своей матери и тетке, отказалась отдать им свою дочь, но те похитили девочку.
— Меня привели в какой-то сад. Как и сады в нашем селе, он весь утопал в зелени. Деревья гнулись под тяжестью плодов. Посередине сада протекала прозрачная речка. В этом саду кроме меня находились еще восемь девочек из нашего села. Нас накормили горячим обедом, разрешили полакомиться фруктами с деревьев. Спустя немного времени я стала громко плакать, требуя вернуться к матери, мне обещали, что поведут к ней. Другим девочкам тоже пообещали, что вернутся домой. Мы допоздна заигрались в саду. Срывали с деревьев яблоки, груши, поели вдосталь, попили холодной воды.
В этот вечер всех девочек по одной разобрали по домам. За Ерануш явился в сад жандармский десятник. Ерануш наотрез отказалась идти с ним, стала плакать, повторяя, что хочет к матери, и так и проплакала всю ночь до самого утра.
— Проплакала всю ночь до самого утра, увидели, что со мной нет сладу, утром повели в Амамбаш. Пришли, и что вижу: Амамбаш пустым-пустой, ни души. Наших увели, я поняла, что меня продержали всю ночь и только сейчас привели сюда, чтобы у меня не осталось никакой надежды. Я узнала, что маму и наших повели в сторону Сиверека (центр подчиненного Урфе гавара — прим. пер.). С того дня я каждый день смотрела на горы Сиверека и плакала.

Все, что я услышала, никак не соответствовало тому, что я знала. Все, что я знала до того дня, перевернулось, все мои ценности разлетелись вдребезги от услышанного, мозг разрывался от страшного внутреннего разлада, голова раскалывалась от боли, меня обуял страх, словно накопившееся внутри могло прорваться наружу и потопить под собой всех и вся.
Несколько видений, оживших в моем воображении, постоянно стояли перед глазами, будь они закрыты или нет: толпа, ожидающая во дворе церкви, особенно глаза детей, малыши, сброшенные в воду, и их головки, в инстинктивном стремлении выжить выплывающие из воды, миг похищения Ерануш у матери... И параллельно с этим я поневоле вспоминала стихи, которые по торжественным случаям декламировала в школе. Поскольку я считалась одной из лучших учениц, учителя на все праздники давали мне декламировать героические стихи. Душераздирающая лирика о “славном прошлом”, которую я некогда декламировала, столкнувшись с широко раскрытыми от испуга глазами детей, с головками погруженных в воду младенцев, с реками, дни напролет истекающими кровью, разлетались на мелкие осколки.
...Я вспомнила, как всякий раз, когда мы проходили мимо кладбища Мадена, бабушка, замечая наш детский страх, говорила: “Дети, не бойтесь покойников, они не могут сделать ничего плохого, плохое делают живущие, а не умершие”. Может быть, говоря это, бабушка вспоминала о том, что случилось с ней. Я так и не узнала этого.

- Меня взял к себе начальник жандармского участка Чермика десятник Хусейн. Его жену звали Эсма. Как они ни старались, так и не смогли заиметь своего ребенка. Господь да озарит его душу, пусть земля ему будет пухом, хорошим человеком был Хусейн. Власти у него было больше, чем у иного сотника. Он принял меня как родную дочь и относился очень хорошо. О нем говорили, что он человек сердобольный. Армян, населявших Чермик, всех поубивали и сбросили в бездонный колодец. Между Чермиком и Дзюнагушем (центр гавара, подчинявшегося Диарбекиру — прим. пер.) находилось ущелье, называвшееся Андзавом. Обезглавленных армян сбрасывали в Андзав. Десятник Хусейн участвовал в убиении мужчин, но отказался идти в Андзав, куда сбрасывали детей и женщин, восстал против приказа. Поговаривали, что за это он понес наказание.
Я, еле сдерживая себя, спросила:
— Бабушка, сердобольное сердце десятника Хусейна не болело, когда он обезглавливал мужчин и бросал их в колодец?
Слегка помолчав и поразмыслив, бабушка сказала:
— Откуда мне знать?
Чувствовалось, что бабушка очень любила десятника Хусейна и никогда не спрашивала его об этом, да и не хотела спрашивать.
— Мне дали имя Сеер. За короткое время я выучилась турецкому. Слушалась их. Но только моя вода не текла по одному руслу с водой Эсмы-ханум. Десятник Хусейн хотел, чтобы я называла его отцом. Очень радовался, когда я называла его отцом. “Ну, дочка, повтори-ка еще раз “отец”, — говорил он.
...Как-то на праздник десятник Хусейн вернулся домой с двумя отрезами на платье, Эсма-ханум и я встретили его, поцеловали руку. Он открыл сверток и достал оттуда два одинаковых шелковых отреза на платье и сказал:
— Смотрите, что я вам принес!
Эсма-ханум как только увидела, что муж купил для меня такую же ткань, что и для нее, с завистью сказала буквально такие слова:
— Если прислуга и служанки будут носить шелка, во что тогда одеться ханум?
Вот тогда-то я и поняла, что я всего-навсего прислуга.
Из Чермика нас было восемь девочек. Все мы жили в разных семьях. Женщины, завидя меня, говорили: “Самая несчастная из них — ты”.

Когда я спросила у своей матери, почему от нас скрывали правду, она сказала:
— Дочка, бабушка и нам ничего не рассказывала. Мы узнали по ряду событий, да и то от других?
— Что за события?
— В детстве, бывало, затеем ссору с дворовой ребятней, и они тогда называли нас ублюдками-вероотступниками. Бабушку твою эти слова очень гневили. Как только она такое слышала, тотчас накидывала на голову платок и прямиком шла к соседям. Вступала с ним и в долгие разговоры и споры, то лаской, то угрозами, но в конце концов добилась своего: нас больше не дразнили ублюдками-вероотступниками. Они замолчали, ну и мы больше не затрагивали эту тему. Прежде мы не знали, что значит вероотступник, а теперь узнали. Нам стало известно, что наша мать армянка и что ее родители, уезжая в Америку, оставили ее здесь. Но поскольку каждый раз, когда в доме заводили об этом разговор, тут же меняли тему, мы поняли, что не надо говорить об этом, и не говорили.


Подготовила Роза ЕГИАЗАРЯН, «Новое время»



--------------------
"Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих". (Иоанн 15:13)
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Арко
сообщение 19.5.2009, 10:59
Сообщение #5


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 2001
Регистрация: 1.2.2009
Из: Джавахк - Javakhk Ջավախք - ჯავახეთი
Пользователь №: 1300



18 мая. Лачин умер! Да здравствует Бердзор!

Бердзор – древнее армянское поселение, из которого армяне были изгнаны еще в XIX веке. Позже на этом месте возникла курдская деревня Абдалляр. В 1923 году населенный пункт был переименован в Лачин и стал центром Курдистанского уезда, первым председателем которого стал некий Гуси Гаджиев. Было объявлено, что границы уезда будут установлены вместе с границами автономной области Нагорного Карабаха (АОНК). АОНК, в итоге, была образована лишь на части армянских земель, а Красный Курдистан в 1929 году был благополучно ликвидирован, его земли стали простыми административно-территориальными единицами в составе Азербайджанской ССР. При этом часть Нагорного Карабаха, граничившая с Арменией, была включена в состав Лачинского района для искусственного создания анклавности АОНК. Таким образом, в результате различных не слишком хитрых административно-территориальных манипуляций, курды лишились своей автономии, а вскоре вообще исчезли из национального состава как Лачинского района, так и всей Азербайджанской ССР, а Арцах лишился общей границы с Армянской ССР.

Стратегическое значение Лачина, разделявшего армянонаселенные Арцах и Сюник, власти «широко шагающей» республики прекрасно осознавали. Начиная с 50-х годов прошлого века район стал активными темпами заселяться тюркским элементом, райцентр – интенсивно застраиваться.

Параллельно с этим политика дискриминации и насильственного отчуждения, проводимая руководителями Советского Азербайджана, пошатнула авторитет Советского Союза в многомиллионной среде зарубежных курдов. Об этом свидетельствовали публикации в известных курдских газетах и журналах. Так, корреспондент газеты «Армандж» Гасане Мзгини писал:

«Я был застигнут врасплох, прочитав одну статью о курдах Азербайджана. Почему? Потому что постоянно повторялась мысль о том, что курдам в Советском Союзе живется спокойно. Решен их национальный вопрос. Увы, мы разочарованы... Идеи интернационализма призваны к жизни для определенных честных целей. Однако в некоторых местах и для некоторых наций понятие интернационализма осталось на бумаге. Лучший пример тому — Азербайджан».

Выполняя наказы курдских избирателей, депутаты от Армянской ССР на заседании президиума Верховного Совета СССР 18 июля 1988 года подняли проблему и своих соседей — курдов Лачин-Кельбаджарского региона. Этот вопрос был в центре внимания армяно-курдской интеллигенции и в дальнейшем — на пленуме ЦК КПСС, посвященном национальным вопросам, на сессии ВС СССР и на съезде народных депутатов СССР. Депутаты от Армении и НКАО пытались вопрос восстановления курдской автономии держать в центре внимания съездов, противоположная сторона пыталась его всячески замять. Достаточно вспомнить усилия Зория Балаяна, задавшего вопрос Таразевичу: «Будет восстановлена область Курдистан или нет?» Таразевич тогда публично признал, что проблема эта существует, что он встречался с представителями курдского народа, которые требуют решить этот вопрос.

Чтобы добиться признания своих гражданских прав, декларированных перестройкой, в мае 1989 года около 3 тысяч курдов из 8 союзных республик приехали в Москву. Они приняли участие в митингах, демонстрациях, встретились с компетентными руководителями...

21-22 сентября 1989 года в Москве состоялся учредительный съезд курдов СССР. В работе съезда приняли участие 160 делегатов из многих республик, в том числе, из Азербайджана. Главной целью съезда было — не только восстановить область Красный Курдистан, но и добиться статуса репрессированного народа.

Наконец в 1989 г. курды были признаны репрессированным народом, а на сессии ВС СССР от 14 ноября 1989 г. известная Декларация зарегистрировала этот факт юридически.

Тем не менее, азербайджанские власти в этом вопросе не намеревались ориентироваться на Конституцию СССР. В связи с этим тот же Гасане Мзгини отмечал: «Утверждение азербайджанских руководителей о «добровольном» отчуждении курдов бессмысленно, с другой стороны, азербайджанские руководители притворяются глухими к требованиям армян Нагорного Карабаха. Эти проблемы связаны друг с другом и имеют один исторический корень».

Однако местное население, как тюркское, так и, к сожалению, записанное в «азербайджанцы» курдское, активно поддержало политику азербайджанских властей по удушению армянской автономии. С 1989 года Лачин был превращен в военную цитадель, держащую на замке ворота из Республики Армении в Арцах. Более того, с территории района предпринимались перманентные разбойничьи вылазки как в армянские села шушинского Бердадзора, так и в приграничные села Горисского района Армении.

После взятия 8 мая 1992 г. армянскими подразделениями бывшей (и, надеюсь, будущей) столицы Арцаха – Шуши, азатамартики, развивая наступление, вышли к реке Хакари и 18 мая 1992 года освободили город Лачин, тем самым прервав трехлетнюю блокаду мятежной республики. На первых порах местному курдскому населению было предложено заниматься восстановлением своей автономии, однако начавшееся летом того же года широкомасштабное наступление азербайджанской военщины по всему периметру молодой республики положило на этой затее крест.

В 1996 году в освобожденном от врага теперь уже армянском Бердзоре началось строительство храма, и 31 мая 1998 года состоялось торжественное освящение церкви Сурб Амбарцум, на северной базальтовой стене которой были высечены слова:

«С надеждою в Господа мы, новообжившийся народ Кашатаха, построили церковь Святого Вознесения в память о бесчисленных братьях наших, павших за Отчизну. Храм Святого Вознесения основан в поселке Бердзор в году 1996-ом в День Святого Духа и освящен в году 1998-ом во патриаршество Католикоса Всех Армян Гарегина, во предводительство епископа края Арцахского - Паргева и во пастырство архимандрита провинции сей - Атанаса в году Армянском 1447-ом (1998) во славу Господа нашего Иисуса Христа, вовеки, аминь».

Пандухт.


Сообщение отредактировал Арко - 19.5.2009, 11:00


--------------------
"Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих". (Иоанн 15:13)
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Арко
сообщение 21.6.2009, 7:22
Сообщение #6


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 2001
Регистрация: 1.2.2009
Из: Джавахк - Javakhk Ջավախք - ჯავახეთი
Пользователь №: 1300



ГРЕЧЕСКАЯ РЕШКА, АРМЯНСКИЙ ОРЕЛ.

Кровавый геноцид 1915 года рассеял спасшихся по всему миру, прежде всего по огромному сопредельному региону.Долгие месяцы скитались армяне в поисках прибежища. Особенно туго приходилось сиротам, многие из которых попали в различные приюты. Среди стран, принявших беженцев, была и Греция. И не случайно. Армяне впервые осели в Греции в V-VI вв., стали одним из основных этносов Византийской империи, частью ее духовного мира. Армянское население Греции заметно прибавилось после обретения ею независимости в 1829 году. Симпатии греков и армян имели крепкую основу, прежде всего христианскую веру и общего врага — Османскую Турцию. После резни армян в 1895-96 гг., геноцида и последующих лет на Грецию накатила волна армян-беженцев. Греция, к тому времени не слишком богатая страна, безропотно приняла армян. К 1922 г. число беженцев достигло 120 тысяч, из них 20 тыс. были сироты. Время было крайне сложное и напряженное — уже третий год шла Вторая греко-турецкая война. То, что греки приняли и дали кров армянам, дорогого стоит. Но дело не только в схожей исторической судьбе и вере. Армян пригрели не только братья-христиане Греции и Болгарии, но и в Сирии, Ливане, других мусульманских странах. Везде, где люди могли сострадать, сопереживать и любить себе подобных. Армяне нигде в долгу не оставались и стали активными, деятельными и законопослушными гражданами. Никто и никогда не попрекал их куском хлеба. Одним из сирот был мальчик из Трабзона Дживан Аристакесян, подростком попавший в Грецию из американского приюта. Дальнейшая его жизнь тоже немалая одиссея. В 1927 году он добрался до Армении, закончил университет, в 37-м был направлен в Капан, стал директором средней школы. Участвовал в войне, попал в плен, каким-то образом вновь попал на фронт, был ранен. После войны вернулся в Капан. Попал в списки депортируемых, но вместо Сибири был направлен в Каджаран — помог знакомый начальник роно. После смерти вождя народов Дживан Аристакесян вернулся в Капан, где и учительствовал до начала 80-х годов. Умер в 96-м, оставив по себе добрую и благодарную память. Он написал воспоминания о своих сиротских годах, отрывки из которых мы предлагаем читателям. В его простых, бесхитростных строчках прослеживается судьба целого поколения — трагического, но не озлобленного. Полностью воспоминания опубликованы в журнале “Анив”.


ДАРДАНЕЛЛЫ.
...Нас останавливали перед турецкими пограничными постами. Входили все те же отвратительные турки. Мы друг друга ненавидели — такова была абсолютная правда. Где бы мы ни оказались, так и будет, поскольку расплата за содеянное все еще не свершена.
Большая часть беженцев сошла в Константинополе, чтобы отсюда отправиться в Румынию и другие страны. Среди них Карапет и Галуст из нашего рода. Сина с тремя детьми добралась до Афин. Потом я узнал, что во время выгрузки архив приюта не удалось доставить до берега. Он упал в море и потонул при не известных мне обстоятельствах. Гибель архива стала концом трабзонского периода нашей жизни. Мы проходим по Дарданеллам. Ночь, с обоих берегов светят сторожевые огни. Корабль скользит безмолвно и спокойно. На рассвете мы оказались уже в греческой части Эгейского моря. К ночи прибыли в порт Пирей, где простояли до утра. Многие сошли на берег, остались только воспитанники приюта.
Продолжались переговоры — кто должен сойти, кто может остаться, куда пойдет корабль и т.д. Наконец солнечным, теплым и безмятежным утром перед нами открылись лучезарные берега древней Спарты. Судно медленно приближалось то ли к свободе, то ли к новой неопределенности. Немного растерянные ступили мы на новую землю. Выяснилось, что “Нью Ист Рилиф” собирает всех привезенных из Турции сирот в греческом городе Лутраки на Пелопоннесе, а оттуда отправляет на остров Корфу и в другие населенные пункты. Мы остались в Лутраки. Наши учителя, видимо, сошли в Афинах — мы их больше не видели.


ГРЕЦИЯ, ЛУТРАКИ.
Лутраки состоял из двух частей. Первая представляла собой бедную старую деревушку на пологом склоне, вторая — совсем недавно открытую зону лечения и отдыха, с большими трехэтажными особняками без всякой зелени, расположенную непосредственно на берегу, вокруг теплого минерального источника. Только отдельные высохшие кусты и рощи крепких короткоствольных олив на сельскохозяйственных участках. Весь этот санаторий греческое правительство выделило в качестве сборного пункта для армянских сирот из приютов, предоставило без всякой дипломатической грязи и политической выгоды. Вот вам древнегреческая, эллинская светлая душа. Это стало важным событием неразрывной общности, вековечного соседства. Как на древней монете — греческая решка, армянский орел, то и другое вместе.

Как выразить нашу признательность? Здесь нас опекали так, будто мы оказались в ласковом уголке дома своей матери-Армении. В благоприятных условиях наша сиротская жизнь с первых же недель забила ключом. В чем мы нуждались — нормальные условия жилья, одежда, еда в необходимом количестве, хорошо организованный внутренний уклад жизни с неограниченной самостоятельностью. И началось Возрождение — жизнь зажужжала, как улей весной. Педагогическое воспитание шло полным ходом, только без школьного учебного процесса.

Группы рисования, лепки, пения, спорта, различные экскурсии... Одним словом, немеркнущий разгар армянской жизни. Каждое утро все до последнего должны были строиться перед школой на проверку и гимнастику. Питание по режиму и в должном объеме, по очереди в общей столовой на открытом воздухе. Каждое утро обязательно вкуснейшее какао. Расписание на день для каждой группы, у каждой свой специалист-руководитель. Не забуду общие для всех вечера пения под руководством парона Левона. Сколько усилий приложил он, с каким усердием он готовил нас к исполнению огромного фрагмента сюиты Комитаса, подготовленной для хорового исполнения композитором Кара-Мурзой.

У каждого из сирот было свое ремесло, свое искусство. Я, к примеру, учился гравировке по мрамору, девочки — рукоделию и домоводству. С нами смешались взрослые, уже окончившие школу сироты. Мы узнали, что существуют Советская Россия и кусочек Армении. Но что это был за советский строй? Потом уже дело дошло до имен и тезисов Ленина, Шаумяна, Мясникяна.


КОРИНФ.
Незабываемым остался день экскурсии в Коринф. Взяв в дорогу дневной запас еды, мы группой в 80 человек из старших сирот и учителей ранним утром двинулись в путь в сторону моста над Коринфским каналом. Дорога к крепости на подступах к Коринфу пролегала среди возделанных полей и виноградников. У входа в крепость тонкой струйкой бил чистый, прозрачный источник, отделанный каменными плитами. Мы выпили из него и, присмотревшись, обнаружили какие-то надписи на турецком языке арабским шрифтом. Заметив наше замешательство, к нам подошел какой-то грек.
— Видите эти буквы? Это написал турецкий захватчик, чтобы присвоить себе нашу страну. Мы не трогаем эту надпись. Каждый раз, проходя мимо, плюем на нее — да будут прокляты рука и нога этого змеиного отродья, исчезнувшего из священной Эллады. Пойдите полюбуйтесь, как восстало славное прошлое нашей Спарты, нашего Коринфа! Несчастная Армения, бедные сироты.
Он выпил воды, омыл лицо и плюнул на турецкую надпись.


“МАТРИАРХАТ”.
Ближе к весне нас из Лутраки стали распределять по другим районам. Мы попали на остров Сирос с маленьким, бедным и скромным городком, остальные — на знаменитый Корфу, известный своим чудесным климатом. На равнине, за маленьким холмом и крепостью, началось строительство — сироты строили себе пристанище. Поднималось огромное здание в окружении палаток и времянок.
Мы разместились во времянках, здесь были и столовые, и клуб, и бараки сторожей. Нас тут же распределили по обязанностям — рабочие, надзиратели, охранники, работники кухни, санитары, уборщики. Я попал в охрану.

Работа кипела. Ребята таскали на своем горбу камни от находящейся на возвышенности каменоломни до самой стройки. Существовали нормы, загружали по силам, но “конвейер” должен был работать бесперебойно, никто не имел права выпадать из цепочки. Через каждые две-три сотни метров стояли и покрикивали надзиратели, тоже из армян. Обессиленные парни падали под тяжелой ношей, многим становилось плохо.

“Для себя строите, айда!” Позже выяснилось, что строили мы не для себя. Мы не имели права бросить лагерь и уйти в город. Старшие нарушали это правило, но уличенных наказывали. В городе царил настоящий “матриархат” — мужчин было очень мало. Говорили, что слишком много молодых ребят погибло в освободительной войне, девушки остались без женихов. И в самом деле — проходишь по улице, а тебя зовут, подают знаки из окон и дверей: “джиги-джиги”.
Дома, большей частью двухэтажные, плотно примыкали друг к другу. У берега, посередине главной площади города, стоял мраморный памятник местному герою, вокруг — цветник и мощеная площадь для пения, танцев и прогулок на свежем воздухе. Все это происходило вечером, когда мы не могли находиться в городе. Днем было легче и удобнее, старшие заходили в дома приласкать женщин. Что говорить, и наши парни были хороши собой, и женщины — красивые, ухоженные, со вкусом одетые и доступные.


ДЖИГИ-ДЖИГИ.
Не знаю, платили или нет наемным работникам, нам платы не давали, хотя едой и одеждой мы были довольны. Случалось, что мы дежурили у входа днем, хотя основная наша работа была по ночам — охрана всего лагеря. В свободное время я читал или марал бумагу.
Начальником охраны был очень знающий, интеллигентный человек. По ночам он обучал меня астрономии, подробно рассказывал о созвездиях. Небо здесь всегда было ясным, ни облачка. Я узнал небо, небесные законы и стал отождествлять звезды с нашими сиротскими душами. Однажды мой старший приятель потащил меня в город, в гости. На мои немые возражения у него был один ответ:
— Ты только посмотришь со стороны.
На это я согласился, мы пошли. На первой же улице нас подозвали:
— Джиги-джиги.
Мой друг смело открыл дверь и потащил меня за собой на второй этаж, где нас ожидали три девушки — “ористе”. Он обнял одну из них, а я, воспользовавшись тем, что он отвлекся целуясь, бросился прочь, когда самая младшая распростерла объятия, чтобы прижать меня к груди. Я был еще слишком мал, и страсть не терзала меня так, как моего товарища — кажется, его звали Керобе. Со спокойным сердцем я вернулся в палатку.

Однажды вечером мы вышли на прогулку. На площади — деревья, огни, музыка, песни и пляски, мороженое, сладости. Но в отсутствие денег мы были обречены оставаться в стороне от общего веселья. В поздний час мы вернулись на дежурство.
Такой была наша повседневная жизнь на Сиросе, где властвовали голоса надсмотрщиков: “хей-айда”, “стен”, “глигора”. Сиротский конвейер крутился до отрезвляющего крика — “шабаш”.
Осенью нас перевели на новое место. Но прежде мы стали свидетелями городской общенародной демонстрации, которая проходила с плакатами под музыку и возгласы “Зите Фластирас!” Полководцу Фластирасу удалось восстановить упавший дух войск, собрать все силы и поставить преграду победоносному кемалистскому наступлению на пути из Адрианополя в Салоники, нанести там контрудар. Мы тоже приняли участие в шествии, кричали “Смерть туркам!”, “На Смирну!”, “На Киликию!”


“БУДЬ ЧЕЛОВЕКОМ, ВНУЧЕК!”
Это было в 1924 или 1925 году. Я попал в группу, которую отправляли в Македонию. Сирос остался далеко позади. Во время свирепеющего шторма мы прошли мимо города Салоники. Проплыли мимо скал с кельями монахов-отшельников. Приблизились к проливу Халкита, по всей его длине море между материком и островом оставалось спокойным. Ранним утром добрались до порта Гавала, где началась разгрузка корабля. Вышли на берег.
Это был славный город в самом сердце греческой Македонии, с небольшим спокойным заливом, несколькими засыпанными щебенкой улицами, двухэтажными маленькими домами и магазинчиками. Мы стояли в ожидании распоряжений, как вдруг послышался шум. Люди сбегались, собираясь толпой вокруг человека с ослом.
— Бейте его, это турок.
Человек просил, умолял не бить его, говорил, что он местный крестьянин, что у него дети.
— А где наши отцы, наши дома? Скажи, турок!
Я побежал, пролез в щель между людьми, чтобы помешать.
— Не бейте, жалко! Он же один, он крестьянин!
Почему я пожалел его, почему плакал? Вспомнил моего Тацу, убитого турками. Он говорил: “Будь человеком, внучек, не становись зверем”.
Турка и его осла освободили подоспевшие полицейские.


ВПЕРЕД, В АФИНЫ.
Мы, вольные ребята, решили двинуться в поисках работы в Гавалу. Пошли босиком, чтобы не износить обувь. Под вечер мы добрались до города. В американское благотворительное общество я пришел больным. Мне могли отказать за то, что я самовольно ушел от чорбаджи, сказать, что они не имеют дела с вольнонаемными рабочими, но вместо этого меня, как бездомного и больного, отделили от других ребят и отправили в собственную больницу общества. Я так им обязан... В больнице были отличные условия. Я оставался там совсем недолго — не хотелось стать обузой. На следующий же день я сбежал из больницы.

Остался без дела, ничего не имея за душой, слабый, еще не излечившийся. Смеркалось, я стал мерзнуть. Прошел в ночи сколько смог. Садился, ложился, засыпал, просыпался и опять шел вперед. Который час, где я нахожусь — меня это мало интересовало. Я должен жить, пока еще могу дышать.

Выглянуло солнце, земля согрелась, я больше не чувствовал слабости, немного оживший, открыл глаза и спустился с возвышенности к источнику. У меня был с собой больничный паек — я съел его, запив водой, снова пустился в путь. Не скоро мне удалось сесть на фургон. В Ксанте я не сошел, отправился прямиком в Чабалчу. Заночевал под стеной приюта. Наутро увидел ребят и девочек, они тайком вынесли мне еду. Обращаться к начальству было бесполезно, меня бы точно не приняли.

Через несколько дней я выздоровел. Подружился с одним из ребят, с которыми мы решили идти в сторону Трамы, найти себе в одной из деревень работу и жить своим трудом.
И вот пошли мы от села к селу. В первом народ в большинстве работал в поле, оставшиеся женщины и девушки стали нас расспрашивать.
— А кто вы?
— Армянские сироты.
— Жаль, но здесь работы нет.
То же самое повторилось и в следующем селе, и в других. Мы имели при себе немного денег, но даже за деньги не могли раздобыть ее. Пару раз нам дали немного еды бесплатно. Пошли на Серез. Этот маленький городок был еще дальше Гавалы. Тем не менее мы направились туда. Сколько мы шли — одному Богу известно.
Надо сказать, что вся Македония, как и вся Греция, была полна армянских сирот. Девочек уже начали распределять по местным семьям. Везде нас, “арман орфан”, узнавали. Вечером мы были в Серезе — добрались босиком, полураздетые.
В это время я узнал, что матушка Сина из нашего рода поселилась в Афинах, разыскивает меня. Через Серез проходила железная дорога Салоники — Афины. У нас было несколько драхм, и я предложил поехать в Афины, если не найдем здесь работы...


ПОИСКИ РОДНЫХ.
Салоники остались позади, и как-то вечером мы прибыли на единственный столичный вокзал в северо-западной части города, недалеко от центра Афин, от Омонии. Переночевали в вагоне. Утром первым делом узнали, где находится армянская церковь. Кто мы, чьи мы, никого не интересовало. Мы объяснили, что пришли из Македонии, здесь, в Афинах, у нас есть родные, но мы не знаем, где они.
Я мог назвать только имя и фамилию:
— Аристакесян Сина, невестка из нашей семьи. У нее есть дети, девочку зовут Югабер...
Седоволосый старик стал водить пальцем по спискам — по реестру армянского рассеяния.
— Где ты их найдешь, ахпар, так ничего не выйдет.
К счастью, в этот момент вошел человек спросить, нет ли для него письма. Усталый от просмотра списков Геворг посмотрел на вошедшего.
— Вот человек из Фикса. Знаешь женщину по имени Сина Аристакесян, дочку зовут Югабер?
— Да-да, знаю. Бедная женщина, живет возле нашей палатки.
— А у тебя кто есть? — спросили моего товарища.
— Никого. Я здесь никого не знаю.
— Откуда ты?
— Из Кесарии.
— Геворг, в Синкутии есть люди из Себастии, не так ли?
— И из Малатии есть, парон Геренц, — ответил Геворг.
— Вот и отправьте туда, там что-нибудь придумают. Можем мы сейчас достать одежду, обувь? Оденем парней перед дорогой.
Мы оделись и расстались навсегда.
...С помощью проводника я отыскал палатку, где жили осколки нашего рода. Мы снова встретились после Трабзона. Сын Сины Овсеп стал чистильщиком обуви: достал корзину, щетки, краску и отправился на улицу. Места повсюду были заняты, за каждое требовалось платить свой налог. Но он преуспел настолько, что смог добраться до Омонии. Дохода там было больше — как-никак сердце города.


ГРЕЧЕСКАЯ РЕШКА, АРМЯНСКИЙ ОРЕЛ.
И вот я живу в довольно просторной полуизношенной палатке вместе с малочисленной родней. Рядом с нами жила молодая семья Асатура, парня из нашего приюта. Он взял в жены девушку из приюта по имени Зепюр. Каждый день меня свербила одна и та же заноза — найти работу, заработать на жизнь. Что я умел, какой имел выбор? Единственной реальной для меня работой была черная — на новых строительных площадках. Например, прямо напротив нашего Фикса, на пустынном склоне, идущем от Акрополя. Тогда свободно выделяли желающим участки земли, была бы только возможность строить. Весь день я совался туда и сюда, но меня не брали, считали слишком молодым.

Иногда получалось найти работу на день или на неделю. Вскоре я приобрел навыки рабочего-строителя и нашел работу, по крайней мере на сезон. Но полагаться на это было нельзя. Раздобыл поднос торговца, повесил на грудь и стал продавать всякие мелочи. И это не удалось. Во время зимних ветров мы сидели, укрывшись в палатке. Как-то пришла сестра тикин Сиран Амест и сказала:
— Приехал из Америки человек, хочет жениться. Давайте ему покажем вашу Югабер... Если понравится, пусть увезет ее.
Но ее увез в Америку другой человек. До этого он повел меня к главе местной армянской епархии и попросил:
— Если вам, святейший, понравится этот грамотный юноша, возьмите его на работу вместо меня, рассыльным.
После нескольких вопросов святейший с удовольствием принял меня на работу. Каждый месяц я приносил домой зарплату. Открылась новая страница в моей жизни. Мы, ребята из Трабзона, объединились и первым делом создали художественный клуб “Кнар”. Установили правила, написали программы. Вскоре жизнь армянской общины наладилась и закипела...


Подготовила Елена ШУВАЕВА-ПЕТРОСЯН, «Новое время».


--------------------
"Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих". (Иоанн 15:13)
Go to the top of the page
 
+Quote Post
celtic
сообщение 26.12.2010, 18:32
Сообщение #7


Senator
********

Группа: User
Сообщений: 12901
Регистрация: 16.6.2008
Пользователь №: 386



Решила здесь запостить. Мой дед, будучи адъютантом маршала П.С. Рыбалко рассказывал ему про Геноцид, про родные места - Ардануч в округе Артвин. Маршал спрашивал деда ,какая местность в тех краях - танки пройдут, чтобы отвоевать землю? Жаль, что Сталин не дал приказ продвигаться вглубь Турции советским войскам.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 26.12.2010, 18:53
Сообщение #8


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 28134
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Он собирался, но к этому времени турки вступили в НАТО.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
celtic
сообщение 26.12.2010, 19:02
Сообщение #9


Senator
********

Группа: User
Сообщений: 12901
Регистрация: 16.6.2008
Пользователь №: 386



Цитата(Таронеци @ 26.12.2010, 18:53) *
Он собирался, но к этому времени турки вступили в НАТО.



А мне отец рассказывал, что советские войска стояли на границе с Турцией после войны и ждали приказа. Все думали, что вот вот пойдут в наступление, и он говорил,что был дан указ турецким войскам не препятствовать продвижению советских войск. Вот откуда он это знал, к сожалению, не знаю, но по моему по правительственным каналам.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 26.12.2010, 19:08
Сообщение #10


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 28134
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Я где-то читал как мужик уже имел назначение на пост Эрзерумского горкома партии.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
celtic
сообщение 26.12.2010, 19:15
Сообщение #11


Senator
********

Группа: User
Сообщений: 12901
Регистрация: 16.6.2008
Пользователь №: 386



Цитата(Таронеци @ 26.12.2010, 19:08) *
Я где-то читал как мужик уже имел назначение на пост Эрзерумского горкома партии.



Как звучит biggrin.gif Жалко, что не свершилось.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
parsam
сообщение 26.12.2010, 19:42
Сообщение #12


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 2516
Регистрация: 3.1.2010
Из: земли предков
Пользователь №: 3302



Цитата(Таронеци @ 26.12.2010, 19:08) *
Я где-то читал как мужик уже имел назначение на пост Эрзерумского горкома партии.



пару недель назад по Еркир Медиа, передали весьма интересную передачу ,
"Армяне немецком ген штабе".
так вот Гитлеру очень сильно надоело турецкая политика(еркересани),
и если немцы не проиграли под Сталинградом,то хотел, освобождать ЗА от турков, и вернуть
армянам.

Сообщение отредактировал parsam - 26.12.2010, 19:42
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 26.12.2010, 19:53
Сообщение #13


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 28134
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Не верю - это новодел. Нжде в своё время приложил немало усилий, чтобы предотвратить репрессии против армян в Европе. Двуличная политика никого в мире не напрягает, а Турция - испытанный союзник Германии.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
parsam
сообщение 26.12.2010, 20:36
Сообщение #14


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 2516
Регистрация: 3.1.2010
Из: земли предков
Пользователь №: 3302



Цитата(Таронеци @ 26.12.2010, 19:53) *
Не верю - это новодел. Нжде в своё время приложил немало усилий, чтобы предотвратить репрессии против армян в Европе. Двуличная политика никого в мире не напрягает, а Турция - испытанный союзник Германии.


Апер, И я не верю (из за это очень осторожно написал.
но 42-ом историки армяне и немцы вместе положили на стол Гитлеру работу которое опровергало,что у армян семитские корни,( ведь турки оклеветали),. но арииские.А вот последное Гитлеру очень понравилься.
насчет Г. Нжде слов нету ,

Сообщение отредактировал parsam - 26.12.2010, 20:38
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 26.12.2010, 21:58
Сообщение #15


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 28134
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Вот этот доклад и появился в результате усилий Нжде.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Дзокка
сообщение 24.3.2011, 18:32
Сообщение #16


Senator
********

Группа: Moderator
Сообщений: 9372
Регистрация: 12.5.2010
Из: Арцах
Пользователь №: 4210



Как это было: Лемкин, Черчилль и Тейлирян

РОЖДЕНИЕ ПРАВА, ЗАЩИЩАЮЩЕГО НЕ ОТДЕЛЬНОГО ЧЕЛОВЕКА, А ОТДЕЛЬНЫЙ НАРОД



Современный мир изобилует примерами того, как одно государство (или ряд государств) вмешивается во внутренние дела другой страны под предлогом "спасения мирного населения". Так было в бывшей Югославии, Ираке, Афганистане, сейчас – в Ливии, о вмешательстве во внутренние дела которой премьер-министр Англии сказал, что оно "необходимо, законно и правомерно". Когда и как разрабатывалось "законное право" вмешиваться во внутренние дела другого государства, как складывалась традиция "прилагать общие усилия для спасения мирного населения"?
На фоне захлестнувших мир политических и геологических потрясений, на фоне активизации внутриполитических процессов в самой Армении, в круговороте региональных визитов иностранных дипломатов, а также в эмоциональной атмосфере 90-летия подписания Московского договора как-то незаметно прошел еще один юбилей, значение которого трудно переоценить.

15 марта 1921 года армянским мстителем Согомоном Тейлиряном в Берлине был застрелен один из главных виновников Геноцида армян в Османской империи Талаат-паша. Эта акция возмездия воздействовала не только на армянский мир; она стала катализатором привнесения в международную правовую плоскость новых терминов, понятий и смыслов. Именно "берлинское дело" спровоцировало рождение указанных выше новых форм международных усилий.

В апреле 1921 г. ведущие газеты мира освещали суд над Согомоном Тейлиряном. Студент Львовского университета Рафаэль Лемкин внимательно следил за судебным процессом и, как позднее признавался сам, не пропускал ни одной серьезной корреспонденции, рассказывающей о резне армян в Османской империи, ответом на которую и стала берлинская акция возмездия.

Ему шел двадцать первый год, когда он впервые серьезно задумался над внешне простым вопросом: почему убийство одного человека - преступление, а убийство государством миллиона своих граждан - уже не преступление? Вот как он сам пишет об этом:

"В Турции более 1 200 000 армян были преданы смерти только по той причине, что они были христиане… После окончания войны около 150 турецких военных преступников были арестованы и заключены британским правительством в тюрьму на острове Мальта. Армяне послали свою делегацию на Мирную конференцию в Версале. Они требовали справедливости. Затем однажды делегация прочла в газетах, что все турецкие военные преступники освобождены из тюрьмы. Я был в шоке. Убит целый народ, а виновные в этом оказались на свободе. Почему человека наказывают, когда он убивает другого человека? Почему убийство миллиона является меньшим преступлением, чем убийство одного человека?"

Именно в такой незамысловатой форме вопрос и был адресован в далеком 1921 г. университетскому профессору, чей ответ настолько поразил молодого Лемкина, что процесс над Тейлиряном он вспоминал в качестве "поворотного события жизни". Лектор привел пример крестьянина, "правомочного истреблять сколько угодно кур, если только они его собственность", и пояснил, что истребленные армяне - подданные Османской империи - являлись "турецкими курами" и государство вольно было поступать с ними как заблагорассудится. Также добавил, что современное международное право не может защитить армян, так как не содержит норм, позволяющих вмешиваться во внутренние дела государства, нарушать суверенитет стран.

Когда Черчилль в начале 30-х годов готовил к публикации знаменитый "Всемирный кризис", он уже ощущал явный дефицит в определенных терминах международно-правовой жизни. Например, говоря об убийстве бывшего младотурецкого министра, он пишет: "Талаат был застрелен в Берлине армянином, совершившим этот акт в отмщение насилия над его соплеменниками". Черчилль здесь употребляет термин "насилие" (весьма распространенный в 20-30-х годах), абсолютно не отражавший масштабность армянской трагедии. Вместе с тем его толкование самих событий достаточно точно:

"План пантурецкого комитета, казавшийся в 1912г. фантастическим, исходил из того, что необходимо реорганизовать Турцию на основе чисто турецких элементов, т.е. с помощью анатолийского турецкого крестьянства. В качестве национального идеала комитет выдвигал объединение мусульманских районов Кавказа… с турками Анатолийского полуострова. В 1915г. турецкое правительство начало проводить по отношению к армянам, жившим в Малой Азии, политику беспощадной массовой резни и высылок. 300 или 400 тысяч мужчин, женщин и детей бежали на русскую территорию, а отчасти в Персию и Месопотамию. Но Малая Азия была настолько основательно очищена от армянских элементов, насколько только могли достичь этого подобные меры, проводимые в самом широком масштабе.

По приблизительным подсчетам, этим репрессиям подверглись 1 млн 250 тысяч армян, из которых погибло больше половины. Нет никакого сомнения, что это преступление было задумано и выполнено по политическим мотивам. Туркам представлялся удобный случай очистить турецкую землю от христианской расы, противодействовавшей всем турецким планам, стремившейся к таким национальным целям, которые могли быть осуществлены только за счет Турции, и оказавшейся клином между турецкими и кавказскими мусульманами…"

В процитированных абзацах у Черчилля есть все, кроме Термина. Более того, он не ограничивается одной лишь констатацией факта планомерного уничтожения армян, он уводит читателя дальше: "Происшедшие в России и в Турции события, за которыми вскоре последовали новые трагедии, оказались роковыми для армянского народа. Мировая война, приведшая вначале к страшной резне армянского населения, в конце концов развернула перед нами самые широкие и блестящие надежды, какие только могла питать армянская нация. А затем вдруг нация эта была повержена в прах, – по всей вероятности, навсегда".

Термин, который отсутствует у Черчилля, как раз и располагался где-то между "насилием" и "навсегда". Дефицит этот и восполнил Рафаэль Лемкин, решивший изобрести Право, позволяющее государствам "своевременно нарушать суверенитет других государств" и вмешиваться во внутренние дела, иными словами - такое право, которое способно защитить от истребления не отдельного человека, а отдельный народ. Осознание несовершенства международного права в конце концов и вынудило его придумать не столько новое слово (греко-латинское "геноцид"), сколько принципиально новое - "защищающее не отдельного человека, а отдельный народ" - право. Впервые термин "геноцид" был употреблен им уже в 1943-1944 гг. в изданной в США книге "Правление государств "Оси" в Оккупированной Европе".

"Я все больше и больше отождествлял себя со страданиями жертв, число которых росло по мере того, как продолжал изучать историю. Я понял, что память не только призвана регистрировать события прошлого, но и стимулировать совесть человека. Вскоре последовали современные примеры геноцида, такие как резня армян в 1915 г. Мне стало ясно, что многообразие наций, религиозных групп и рас имеет важное значение для цивилизации, ибо каждая из этих групп призвана выполнить миссию и внести вклад в плане культуры… Я решил стать юристом и добиться запрещения геноцида и его предотвращения посредством объединения усилий стран…"

Мы привели лишь два "примера воздействия" армянской акции возмездия на международную правовую жизнь. В настоящее время "вмешательства во внутренние дела стран", равно как и "усилия по предотвращению геноцида" осуществляются (нередко, правда, в недопустимой форме и недопустимыми методами) на разных географических широтах, да и само понятие "геноцид" – это зачастую не совсем то, что имел в виду Лемкин. Однако всегда нужно знать, помнить и говорить о том, что рождение этих принципиально новых форм "международных усилий" во многом связано и с событием в Берлине, 90-летний юбилей которого прошел столь незаметно. Арис КАЗИНЯН, «Голос Армении»


--------------------
Армяноцентризм - всегда!
-------------------------------------------------------
"Я сказал, что никто в мире не может изменить карту между Арменией и Ираном" (с) М. Ахмадинеджад
-------------------------------------------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Дзокка
сообщение 25.4.2011, 11:59
Сообщение #17


Senator
********

Группа: Moderator
Сообщений: 9372
Регистрация: 12.5.2010
Из: Арцах
Пользователь №: 4210



Цитата(Таронеци @ 26.12.2010, 19:08) *
Я где-то читал как мужик уже имел назначение на пост Эрзерумского горкома партии.

Вчера по Шанту смотрел интервью с Кареном Брутенц и там он сказал что на должность Ванского обкома партии в 1946 году был назначен Антон Кочинян а на должность Карского обкома Липарит Вартанян.
Рассказывали что только Ультиматум поставленный американцами в 1948 году с угрозой атомного удара по СССР в случае вторжения в Западную Армению не дал осуществить план Сталина.
Я по телеку видел и отпечатанную газету "Красный Карс".


--------------------
Армяноцентризм - всегда!
-------------------------------------------------------
"Я сказал, что никто в мире не может изменить карту между Арменией и Ираном" (с) М. Ахмадинеджад
-------------------------------------------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 25.4.2011, 12:27
Сообщение #18


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 28134
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Но мы-то помним, что говорил Виссарионыч, а он говорил:"Наше дело правое! Мы победим!":


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Дзокка
сообщение 22.5.2011, 23:37
Сообщение #19


Senator
********

Группа: Moderator
Сообщений: 9372
Регистрация: 12.5.2010
Из: Арцах
Пользователь №: 4210



ИРАНСКИЕ ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ОТНОСИТЕЛЬНО ГЕНОЦИДА АРМЯН»

По публикации Акоба Чакряна, кандидата исторических наук, Перевод К. И.

Эта книга Эммы Бегиджанян, кроме научного, имеет также политическое значение



Пока все армянство готовилось отмечать 96-ю годовщину Большой Резни, в Ереване вышла в свет книга Эммы Бегиджанян «Иранские точки зрения относительно Геноцида армян». До того, как обратится к содержанию книги, отметим, что эта тема в Армении не исследована, что придает особую значимость рецензируемому труду.

Труд Э. Бегиджанян состоит из 163-х страниц, имеет введение, предисловие, обобщение на армянском, русском и английском языках, а также список использованной литературы, что в действительности является списком первоисточников. Редактором книги и автором предисловия является член-корреспондент НАН РА, директор Института востоковедения Рубен Сафрастян.

Пролог написал сам автор, где отмечает, что хотя и до 1975-го года 24-е апреля был для иранских армян днем нерабочим, тем не менее, в день 60-й годовщины Большой Резни, когда они попытались отметить этот день шествием к посольству Турции в Иране, силы безопасности режима шаха незамедлительно разогнали их, после чего вообще запретили акции протеста. Лишь после исламской революции в 1979-ом году в Иране была предоставлена возможность беспрепятственно отмечать 24-е апреля.

Как бы Исламская Республика Иран не признавала официально Геноцид армян, лучшие представители иранского народа изначально осуждали осуществленный абдулгамидским и младотурецким режимами османской Турции Геноцид против армян. От их внимания не ускользнули также погромы в Адане 1909-го года. Примечательно, что на Большую Резню и погромы в статусе современника отреагировала иранская пресса 1904-1922гг. В своих воспоминаниях к Большой Резне подробно обращались также иранские очевидцы, среди которых, пожалуй, необходимо выделить известного писателя Мохаммада Али Джамалзаде, вышедшие при жизни которого воспоминания позднее вновь неоднократно публиковали другие авторы.

Под названием «Еще одно воспоминание» вышли в свет мемуары в 2-х томах другого очевидца, известного дипломата Али Реза Диванбеги, который в 1-ом томе своих мемуаров, выражая свое сочувствие, сообщает чрезвычайно важные сведения относительно резни тысяч армян Ванского вилайета, а также трагической ситуации ставших скелетами по дороге изгнанников. Кроме мемуаров, в Иране опубликованы посвященные Большой Резне исследования, в частности, монография известного историка, издателя Эсмаила Раини «Геноцид армян», которая в 1972-м году вышла в свет в Тегеране.

С подробными (обширными) цитатами Эмма Бегджанян представляет армянскому читателю касающиеся Большой Резни воспоминания иранских очевидцев, монографию «Геноцид армян, отношение властей Исламской Республики Иран к мероприятиям, организованным ирано-армянской общиной в годовщины Геноцида». Благодаря Труду Эммы Бегджанян «Иранские точки зрения относительно Геноцида армян», мы получаем возможность ознакомиться также со статьями и иными публикациями проживающих за границей иранских ученых, представителей интеллигенции, касающиеся Большой Резни. Книга, кроме научного, имеет также политическое значение. Особенно на настоящем этапе процесса международного признания Геноцида армян, когда Турция являющееся официальным тезисом геноцида отрицание пытается преподнести исламскому миру, как истину. Современная же иранская пресса относительно Большой Резни, мемуары иранских очевидцев, опубликованные на тему «Геноцид армян» исследования, статьи и публицистика, нейтрализуя эту турецкую попытку, сводит на нет стремления Турции сплотить вокруг отрицания мусульманские страны.



ГАЗЕТА «АЗГ» #90, 19-05-2011
Прикрепленный файл  книга_эмма_бегиджан.jpg ( 21,19 килобайт ) Кол-во скачиваний: 17


--------------------
Армяноцентризм - всегда!
-------------------------------------------------------
"Я сказал, что никто в мире не может изменить карту между Арменией и Ираном" (с) М. Ахмадинеджад
-------------------------------------------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Logos
сообщение 13.2.2013, 21:12
Сообщение #20


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 206
Регистрация: 16.2.2008
Пользователь №: 86



Рафаэль Лемкин, автор слова "геноцид"
объясняет почему и как он пришел к изобретению этого термина
http://youtu.be/Se7ImBv0uwI


--------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post

2 страниц V   1 2 >
Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 18.9.2018, 20:11
Геноцид армян Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more! Analitika.at.ua КАРАБАХ88
- История Армении и Карабаха, пресса, комментарии Acher.ru - Армянский сайт для друзей Армянское интернет-сообщество Miasin.RU Website about Liberated Territory of Artsakh

free counters