IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> Россия и Армянский Вопрос
Дзокка
сообщение 21.3.2015, 19:02
Сообщение #1


Senator
********

Группа: Moderator
Сообщений: 9372
Регистрация: 12.5.2010
Из: Арцах
Пользователь №: 4210



Знаменательное историческое совпадение
"Как мы спасали армян от резни "
http://lev-dmitrich.livejournal.com/400319.html

Из стенограммы заседания Совета министров Российской империи от 30 июля 1915 года.




Тем временем на Кавказе развивается наступательная операция . Войска клином проникают в неприятельскую территорию.


П. А. Харитонов: «Куда мы зарываемся на Кавказ? Как бы все это не кончилось катастрофой. Я не судья в стратегических и тактических тонкостях, но все-таки не могу не видеть, что там политические соображения берут верх над чисто военными. Все знают исключительные симпатии Наместника к армянам. Не увлекается ли он этими симпатиями? Даже при поверхностном взгляде на карту видно, что движение войск направляется главным образом на армянские земли. Без того положение повсюду тяжелое, а мы тут еще будем рисковать ради воссоздания Армении. Между прочим ходом дел на Кавказе очень встревожены кавказские депутаты. Чхеидзе, не переставая, кричит об опасности и обвиняет местную власть в чрезмерном пристрастии к армянским домогательствам, столь влиятельным в наместническом дворце. Следовало бы обратить на все это внимание Государя».




А. А. Поливанов «Хотя Государственный Контролер и не стратег, но он правильно анализирует положение на Кавказе. Я тоже с большою тревогою смотрю на тамошние действия. Как бы там не произошло катастрофы(прим.геноцид армян , произошедший в немалой степени из-за преступного приказа об отступлении и временного бездействия российских войск). До меня доходять слухи, что генерал Юденич возмущен тифлисскими распоряжениями и ждет мало хорошего от будущего».

В таком же духе высказывались и остальные Члены Совета Министров, находя, что, если даже оставить в стороне чисто военную сторону, с точки зрения общей политики нежелательно преждевременно раздувать армянский вопрос, который без того в некоторых заграничных кругах стараются выставить в виде одной из целей войны.




Николай Юденич Командующий Кавказским фронтом , генерал от инфантерии

И. Л. Горемыкин: «Создание Армении будет только нам на шею и явится в будущем источником различных осложнений на Востоке».


С. Д. Сазонов : «Я бы не решился давать такую категорическую постановку этому вопросу. Согласен , что раздувать его и рисковать не следует. Но было бы неполитично говорить об этом во всеуслышание. За границей, среди наших союзников , особенно в Англии издавна относятся с большою симпатией к армянам».

А. В. Кривошеин «Да, конечно, кричать не следует , но мы этого и не собирались делать. Но не можем же мы из боязни англичан которые сами и пальцем не пошевелили, чтобы облегчить положение армян, не можем же мы молчать, когда видим, как кавказские власти готовы жертвовать русскими интересами во имя армянских. На Кавказе готовится преступный акт по нашему мнению и мы обязаны обратить на это внимание, своевременно указать на грозящую опасность». В конце концов Военному Министру поручено доложить Государю о направлении кавказских событий.




Из стенограммы заседания Совета министров Российской империи от 5 августа 1915 года.

Секретная часть заседания , по установившемуся обыкновению , открылась сообщением Военного Министра о положении на театре войны. По прежнему ничего отрадного, бодрящего. Сплошная картина разгрома и растерянности.

А. А. Поливанов : «Уповаю — на пространства непроходимые, на грязь невылазную и на милость угодника Николая , покровителя Святой Руси».

П. А. Харитонов: «А на Кавказе шествие вперед не прекращается. Чхеидзе впадаетъ чуть ли не в истерику и грозит непоправимыми несчастиями. При мне он кричал в Думе во время перерыва, что кавказскою армией командует не Верховный Главнокомандующий и не Наместник, а графиня Воронцова-Дашкова, опутанная армянскими сетями. В самом деле, куда мы там, с позволения сказать, прем?»




Николай Романов, последний российский император


А. А. Поливанов «Известно куда — к созданию великой Армении. Я вчера имел случай говорить с Его Величеством о кавказскоъ движении и возможных печальных его последствиях, причемъ отметил , что собирание Земли Армянской составляет, по-видимому, основное стремление графа Воронцова-Дашкова.

На этих словах Государь Императоръ, ласково улыбнувшись, соизволил поправить меня — не графа, а графини»




Политический деятель России и Грузии, Чхеидзе Н. С .

А. В. Кривошеин :«Господа, обратите внимание , какое знаменательное историческое совпадение : на значение графини Воронцовой в кавказской стратегии указывает Его Императорское Величество и .. лидер социал-демократической фракции Государственной Думы г-н Чхеидзе».

Сообщение отредактировал Дзокка - 21.3.2015, 19:03


--------------------
Армяноцентризм - всегда!
-------------------------------------------------------
"Я сказал, что никто в мире не может изменить карту между Арменией и Ираном" (с) М. Ахмадинеджад
-------------------------------------------------------
Go to the top of the page
 
+Quote Post
6 страниц V  « < 4 5 6  
Start new topic
Ответов (100 - 110)
Таронеци
сообщение 23.10.2017, 23:20
Сообщение #101


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Цитата(Арташес @ 23.10.2017, 10:03) *
Значит чаралах и поджопник. А после хуступа период полураспада какой? Ведь смердить будут. Или сразу хлоркой?

Ангх - ест такой пытичка. Он эти вопросы на раз разруливает. На Нагорье хлорка не нужна, там природа всё сама делает. Скажем в 1994 за азиками кабаны с шакалами прибирались.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 27.10.2017, 0:16
Сообщение #102


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Пять предательств Советской России






Чичерин


Решиться на путешествие от Москвы до Армении – Еревана и Александрополя – Вас, судя по всему, толкнула категорическая потребность в обелении и оправдании политики Советской России в отношении Армении. Должно быть, на Вашей совести лежит груз, тяжелый настолько, что заставил Вас пуститься в трудное, полное лишений и неудобств путешествие, цель которого – произнесение оправдательных речей перед разгромленной, окровавленной и согбенной под вашим ярмом Арменией, ее народом.
Вопреки принципам провозглашенной Вами "открытой политики", Вы, с ловкостью политикана старой школы дипломатии, в своих речах тужитесь ответственность за армянскую трагедию возложить на Ваши же жертвы.
Произнесенная Вами в Александрополе речь всецело была направлена против Армянского Революционного Дашнакцутюн. Я являюсь одним из ветеранов этой партии и полностью разделяю ее общественную, политическую и национальную программу. Однако сегодня я беру слово не для защиты Дашнакцутюн.
Я говорю с Вами как армянский государственный деятель, как официальный представитель армянской нации, который отлично знаком с упомянутыми Вами событиями. Я обращаюсь к Вам не как к одному из лидеров коммунистической партии, а как к русскому государственному деятелю, являющемуся прямым преемником Лобанова-Ростовского и Столыпина, чью политику в отношении малых наций Вы продолжаете осуществлять. Итак, Председатель Делегации Армянской Республики от имени армянского народа обращается к Министру иностранных дел России.
В своей речи Вы заявили, что Армянский Революционный Дашнакцутюн, то есть Армянское национальное правительство, заключив Александропольский договор, "не только уступило Карс и другие районы, но и в действительности оставило Ереванский район ино­странному государству с тем, чтобы использовать силы иноземного государства против своих внутренних врагов".
Это, г-н Народный комиссар, – более чем оригинальное заявление.
Если побежденная Армения была вынуждена принять бесчеловечные условия предложенного турками в 1920 году мира, то только по той причине, что ваша союзница Турция действовала против нас, опираясь на вашу политическую и военную поддержку. В своей речи Вы ни словом не обмолвились о том, что на переговорах о заключении Александропольского договора Советскую Россию представлял Буду Мдивани, выступивший от Вашего имени. Может быть. Вы забыли, что в октябре того же года Вы этот договор подписали и ратифицировали?
Ваша ответственность не ограничивается этим. Судя по Вашим словам, для Вас политические отношения между Советской Россией и Арменией начинаются с Александропольского договора 1920 года. Однако этот договор – всего лишь последний акт армянской трагедии. Правдивая история в неискаженном и хронологически последовательном изложении нам нужна, не так ли?
Итак, надобно ли Вам напоминать, что, ввязываясь в 1914 году в войну против Турции, Россия со своими союзниками втянула в нее и армянский народ, обещав армянам освобождение их Родины. Армянский народ не без опасений ввязался в кровопролитную войну, став рядом с русской нацией и ее союзниками. Опасения армянского народа основывались на том, что известное всему миру варварство турок может привести к гибели находящихся под властью турок братьев. Однако армянский народ пошел на высокую жертву во имя идеала освобождения своей Родины. Вам известно, что полтора миллиона сыновей и дочерей армянского народа были принесены в жертву, что Западная Армения превращена в пепелище.
И когда столь дорогой ценой русские и армянские войска, отбросив турок от Эрзинджана и Трапезунда, заняли, наконец, измученные армянские провинции, когда беженцы-армяне стали возвращаться на Родину, – тогда, именно тогда, русская армия, поддавшись Вашей большевистской пропаганде, бросила Кавказский фронт и оставила маленькое и обессиленное армянское войско один на один против турок. Вот оно – первое предательство Советской России в отношении Армении. К этому предательству прибавилась издевка ленинского декрета, по которому Западная Армения, из которой были выведены русские войска, была провозглашена "свободной и независимой".
Можно было ожидать, что Россия, хоть и ставшая большевистской, оставив Армению в военном отношении, поддержит ее хотя бы дипломатически.
Однако и тут Вы и Ваше правительство бесчеловечно изменили нам. В то время Вы ковали Брест-Литовский договор, по условиям которого Вы оставили Турции не только Западную Армению, но так же и большую часть Кавказской Армении – районы Карса, Ардагана и Сурмалу. Вот – Ваше второе предательство, г-н Народный комиссар.
Опираясь именно на этот договор, турецкий командующий Вехиб-паша двинулся тотчас на Армению, требуя Карс, Ардаган, Сурмалу. Таким образом, Александропольский договор 1920 года явился следствием заключенного двумя годами раньше Брест-Литовского договора.
А теперь ответьте, кто отдал армянские территории туркам – мы или вы, руководители Советской России? Ведь мы пишем историю, г-н Народный комиссар, точную и беспристрастную историю, где нет места игре воображения, поскольку все еще свежо в памяти всех. И когда Вы произносили свою смелую обвинительную речь против Армянского национального правительства, задумывались ли Вы хоть на мгновение над этими фактами, г-н Народный комиссар?
Нет, г-н Народный комиссар, никто и ничто не сможет заставить мир забыть, что Брест-Литовский позорный акт – дело ваших, то есть большевиков, рук.
Вы не только бросили Армению на произвол судьбы. В то время Вы уже начали вести в Москве дружеские беседы с турками, с такими палачами армянского народа, как Энвер-паша, который стал для Вас "товарищем Энвером".
Вас не было, когда шли кровопролитные бои с турками. Но после 10 августа 1920-го, рокового для Армении года, когда благодаря храбрости и стойкой энергии армянского народа, благодаря победе союзников, нация-мученица обрела, наконец, Хартию своей свободы – Севрский договор, признавший свободную, независимую и единую Армению, – вот именно тогда-то вы снова появились на Кавказе, но на этот раз рука об руку со своими союзниками – турками. И вы появились как враг освобождения армянского народа. Вот – Ваше третье предательство по отношению к Армении, г-н Народный комиссар.
С этого времени вы вместе с вашей союзницей Турцией непрестанно боролись против Севрского договора и независимости армянского народа. С целью разрушить этот договор и поставить на колени перед турками армянский народ в Александрополе, в 1920 году, после известного "конгресса народов Востока" в Баку, где председательствовал Зиновьев, Кязим Карабекир-паша получил от вас из Баку внушительную телеграмму – двигаться на Армению.



И для успешного проведения турецкого нашествия вы одновременно своей подрывной пропагандой деморализовали армянскую армию, снабдили турок военными специалистами, боеприпасами, золотом и продовольствием. Ваши военные агенты усиленно содействовали падению Карса. Для разгрома нашего продолжающегося сопротивления ваша Красная Армия вошла в Армению с севера, в то время, как турецкая армия двинулась с юга. Вот этим двойным напа­дением, которое вы осуществили совместно с турками, вы обезглавили нашу Родину, став причиной сотен тысяч жертв и уничтожения армян Карсской губернии.
И эта Армения свою судьбу связала с судьбой русской нации, и армянская кровь текла и смешивалась с русской кровью».
Вот – Ваше четвертое предательство по отношению к Армении, г-н комиссар.
Затем вы попробовали обмануть армянский народ карикатурой "Армянской республики". И как когда-то царское правительство из Петербурга посылало в Армению своих полицейских и прочее чиновничество, также и вы из глубин России наводнили нашу страну своими агентами, настолько чуждыми армянскому народу, насколько и злоумышленниками. Вы заполнили тюрьмы нашими интеллигентами и нашими боевыми молодыми людьми, которых затем изрубили топорами.
Ваш режим, установленный в Армении, был жестоким до такой степени, что армянский народ, даже полуголодный и обескровленный, не в состоянии был терпеть его и 18 февраля 1921 года восстал против вас, выгнал из страны ваших агентов и вашу армию. Какое блестящее доказательство того, что мы не могли выносить ни вашего режима, ни вашу доктрину и ни вашего насилия! Но ваша политика не могла позволить, чтобы маленькая героическая армянская нация, которую вы бросили на растерзание туркам, смогла, наконец, жить независимо на малой части территории своей Родины. Чтобы подавить восстание Вы снова залили нашу страну кровью. Вот Ваше пятое предательство, г-н комиссар!
В своей александропольской речи Вы умышленно обходите молчанием эти факты. Однако мой долг – раскрыть все это перед миром во имя справедливости, во имя армянского народа. Все это было сказано мною в 1922 году в Генуе, и будет справедливо, если сие напомнить армянскому народу и повторить это публично. Вы же отрицаете тайную дипломатию, не правда ли, г-н комиссар?
Вывод: с крушением турецкого государства пришел конец турецкому варварству, и Армения ценою огня и крови приобрела Севрский договор как наивысшее награждение за мученичество и освободительную борьбу. Только ваши предательства заставили армянскую нацию идти в Александрополь.
Мир не забудет никогда, что после турок только вы непосредственно ответственны за гибель армянского народа. Из-за вас наши героические и кровопролитные битвы стали напрасными.
Перед судом истории вы навсегда останетесь союзниками Энверам, Талаатам и Кемалям, вместе с которыми делали грязное дело убийства армянского народа. Напрасно теперь пытаетесь речами и заявлениями запутать мировое общественное мнение и здоровое национальное чувство армянского народа. Тот, кто разорвал Севрский договор – Хартию свободы армянского народа, – навеки враг армянской нации.
Заканчивая свое слово, я не обращаюсь к Вашей совести, потому что Ваша идеология отрицает всякую личную мораль и чувство справедливости. Я не обра­щаюсь к Вам во имя международной морали, в отношении которой Вы своими политическими методами показываете только пренебрежение. Не напоминаю Вам о праве наций на самоопределение, ибо сегодня народы, подчиненные Вашим законам, более несчастны, чем при любом другом режиме. Я только скажу, что армянский народ, жестоко лишенный права и беспощадно растерзанный из-за Вас, тем не менее не потерял веру в великую русскую нацию. Он хочет верить, что рано или поздно его мученичество не оставит равнодушными русские сознательные массы. Он верит, что грозный сосед, как старший брат, протянет Армении руку дружбы, что восстановление великой русской нации после бесчисленных испытаний явится опорой свободной, неза­висимой и единой возрожденной Армении.



Открытое письмо народному комиссару иностранных дел Советской России г-ну Чичерину, 25 мая 1925 года


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 9.11.2017, 16:19
Сообщение #103


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Карабах (хронология 1918-1921)
Между большевистским молотом и турецкой наковальней




До мая 1918 года Нагорный Карабах входил в состав Елизаветпольской губернии Российской империи (прим. с 1813 года, по Гюлистанскому миру с Персией). Краткая хроника событий до окончательной оккупации Нагорного Карабаха коммунистами выглядит следующим образом.
Провозгласив 27 мая 1918 года образование Азербайджанской Демократической Республики, мусаватисты объявили, что в ее состав входят Бакинская и Елизаветпольская губернии, то есть попытались присоединить к Азербайджану армянонаселенные Шушинский и 3ангезурский уезды. Население этих уездов отказалось признать власть Баку. 22 июля 1918 года был созван I съезд армян Нагорного Карабаха, который провозгласил Нагорный Карабах независимым и избрал Армянский Национальный Совет.
Власть в руках Армянского Национального Совета фактически находилась до мая 1920 года. На краткое время в октябре 1918 года в Шуши вошли турецкие войска, которые, в связи с падением режима младотурок, вскоре покинули Закавказье. С согласия сменившего турок британского военного командования, правительство Азербайджана назначило генерал-губернатором не принадлежавших ему Нагорного Карабаха и Зангезура армянофоба Хосров-бека Султанова. Британская военная миссия в Шуши подтвердила это назначение в своем послании в адрес Армянского Национального Совета в ультимативной форме:
"От Британской миссии. Официальное сообщение.
Британское командование объявляет всем жителям для обязательного исполнения:
С согласия британского командования временным генерал-губернатором Зангезурского, Шушинского, Джеванширского и Джебраильского уездов назначен доктор Хосров бек Султанов. Помощником его по гражданской части – армянин. Для управления при генерал-губернаторе учреждается совет в составе 3 армян и 3 мусульман и в качестве представителя британского командования офицер миссии.
Все передвижения войск производятся с ведома Британской миссии. Средства на содержание всех чинов генерал-губернаторства отпускаются с ведома и согласия союзников.
Британская миссия считает нужным еще раз подтвердить, что принадлежность названных областей к той или иной государственной единице будет разрешена на (прим. Парижской) мирной конференции.
Настоящим Британская миссия объявляет, что все приказания, исходящие от генерал-губернаторства и его органов, должны беспрекословно исполняться всем населением.
Всякое сопротивление им будет пресечено самыми решительными мерами".

Однако население Нагорного Карабаха не признало и временного подчинения Азербайджану. 19 февраля 1919 года IV съезд армян Нагорного Карабаха принял следующую резолюцию, направленную против передачи управления области Азербайджану: "Настаивая на принципе самоопределения народа, армянское население Карабаха с уважением относится к праву соседнего турецкого народа на самоопределение и вместе с тем решительно протестует перед всем миром против попыток азербайджанского правительства, которыми оно стремится уничтожить этот принцип по отношению к Нагорному Карабаху, который никогда не примет и не принимает власти Азербайджана над собой. Съезд настаивает на защите своих прав как перед представителями имеющихся на Кавказе союзных государств, так и перед мирной конференцией Европы"
26 марта председатель Национального Совета Аслан Шахназаров и городской голова Шуши Герасим Мелик-Шахназаров в беседе с полковником Шательвортом попытались убедить британское военное командование отменить решение о принадлежности Карабаха Азербайджану, поскольку "нельзя культурных подчинять некультурным". Шательворт в резкой форме отверг просьбу армянской стороны: "Армяне и мусульмане стоят почти на одном культурном уровне. Я предупреждаю, что всякие эксцессы против Азербайджана и его генерал-губернатора есть выступление против Англии. Мы настолько сильны, что можем заставить вас подчиниться"



Пользуясь покровительством Великобритании, Азербайджан летом 1919 года окружил Нагорный Карабах войсками, угрожая войной. 22 августа 1919 года VII съезд армян Нагорного Карабаха заключил с правительством Азербайджана временное соглашение о том, что азербайджанские войска не входят на территорию области, Национальный Совет не распускается, но Нагорный Карабах до Парижской мирной конференции признает себя временно входящим в состав Азербайджанской Республики. 22 марта 1920 года турецкие войска Халила-паши и азербайджанцы врываются в Шуши и убивают более 30 тысяч армян. Завязываются кровопролитные бои на всей территории Нагорного Карабаха. Прибывшие из Еревана под командованием Дро и из Кафана под командованием Нжде армянские отряды к 23 апреля 1920 года полностью освобождают Нагорный Карабах от оккупантов.
23-29 апреля 1920 года состоялся IX съезд армян Нагорного Карабаха. На нем было принято постановление, направленное впоследствии в Москву: "9 июня 1920 г IX съезд трудового крестьянства Нагорного Карабаха 23-29 апреля сего года постановил:
1. Считать временное соглашение, заключенное от имени VII съезда Карабаха с Азербайджанским правительством, нарушенным последним ввиду организованного нападения азербайджанских войск на мирное армянское население Карабаха, истребления населения в Шуше и деревнях.
2. Объявить о присоединении Нагорного Карабаха к Республике Армении, как неотъемлемой части.
3. Просить делегации Республики Армении в Москве о постановлении съезда довести до сведения Российского Советского правительства"


Как было показано выше, сразу же после советизации Азербайджана (28 апреля 1920 года) 29 апреля Ревком Азербайджана, а 1 мая командование XI Красной Армии предъявили ультиматум правительству Республики Армения, требуя немедленно очистить от своих войск Карабах и Зангезур. Ввиду превосходящих сил противника 26 мая Дро покидает Карабах.
10 августа, находясь "между большевистским молотом и турецкой наковальней", правительство Республики Армения было вынуждено подписать временное соглашение о перемирии с Советской Россией, согласно которому "1) Войсками РСФСР занимаются спорные области Карабах, Зангезур и Нахичеван"
Однако "2) Занятие советскими войсками спорных территорий не предрешает вопрос о правах на эти территории Республики Армении или Азербайджанской Социалистической Советской Республики. Этим временным занятием РСФСР имеет в виду создать благоприятные условия для мирного разрешения территориальных споров между Арменией и Азербайджаном на тех основах, которые будут установлены мирным договором, имеющим быть заключенным между РСФСР и Республикой Армении в скорейшем будущем".

И хотя еще 26 мая 1920 года Х съезд армян Нагорного Карабаха провозгласил его Советским, не было и речи о его вхождении в Азербайджан. Не было о том речи и до 29 ноября 1920 года – дня мирной передачи власти в Армении дашнаками коммунистам. После 29 ноября происходит, на первый взгляд, что-то совершенно непонятное.
30 ноября Ревком Азербайджана посылает Ревкому Армении телеграмму, в которой провозглашается, что Нагорный Карабах является частью Армении, а 1 декабря председатель Ревкома Азербайджана Нариман Нариманов оглашает и 2 декабря публикует Декларацию Азревкома, в которой заявление о Нагорном Карабахе дезавуируется. Спор по этому вопросу армянских и азербайджанских историков блестяще характеризует метод спора в советской исторической науке.
Как же разворачивались события после 29 ноября 1920 года?
30 ноября Ревком Азербайджана направил Ревкому Армении поздравительную телеграмму
"Приветствие Азревкома
Всем, всем, всем.
От имени Советской Социалистической Республики Азербайджана объявите армянскому народу решение Ревкома Азербайджана от 30 ноября: "Рабоче-Крестьянское правительство Азербайджана, получив от имени восставших крестьян радостную весть о провозглашении Армении Социалистической Советской Республикой, приветствует победу братского народа. С сегодняшнего дня объявляются ликвидированными споры о границах между Арменией и Азербайджаном. Нагорный Карабах, Зангезур и Нахичевань считаются частью Армянской Социалистической Республики.
Да здравствует братство и союз рабочих и крестьян Советской Армении и Азербайджана!
Председатель Советского Ревкома Азербайджана
Нариманов
Народный комиссар иностранных дел
Гусейнов"



Декларация Ревкома Азербайджана

"1 декабря 1920г.

Правительство Советского Азербайджана с чувством глубокой радости приветствует те героические усилия, которые проявляет в данный момент трудовой армянский народ в борьбе с ненавистным игом дашнакского правительства, в течение двух с лишним лет доведшего Армению до полного разорения и отчаяния. Период господства дашнаков – это период кровавой вакханалии, межнациональной бойни, во время которой истекали кровью армянский и мусульманский народы. Правительства мусавата и дашнаков, продавшись Антанте, превратили народы в слепое орудие в руках последней и в своих империалистических вожделениях натравливали один народ на другой, создав карабахский, зангезурский, нахичеванский и другие территориальные вопросы, которые не могли быть разрешены усилиями дашнако-мусаватской реакции.
Сотни разрушенных сел и деревень, десятки и сотни тысяч голых, голодных, лишенных своих родных очагов людей – вот живые свидетели недавнего прошлого; показывающего, что кучка авантюристов, лакеев мировой буржуазии из-за личных своих интересов обрекала десятки и сотни тысяч людей на холод, голод и смерть.
Советский Азербайджан, идя навстречу борьбе братского армянского трудового народа против власти дашнаков, проливающих и проливавших невинную кровь наших лучших товарищей-коммунистов в пределах Армении и Зангезура, объявляет, что отныне никакие территориальные вопросы не могут стать причиной взаимного кровопускания двух вековых соседних народов армян и мусульман; территории Зангезурского и Нахичеванского уездов являются нераздельной частью Советской Армении, а трудовому крестьянству Нагорного Карабаха предоставляется полное право самоопределения, все военные действия в пределах Зангезура приостанавливаются, а войска Советского Азербайджана выводятся.
Кроме того, Советский Азербайджан широко раскрывает свои ворота перед Советской Арменией к неисчерпаемым богатствам нефти, керосину и другим продуктам, которыми обладает Советский Азербайджан. Богатства эти, которые извлекались хищниками мирового империализма, ради которых устраивались кровавые оргии на территории Закавказья, отныне становятся достоянием трудящихся России, Советского Азербайджана и Советской Армении, которые, сплотившись тесными рядами, пойдут на окончательный разгром ига мирового капитала. Да здравствует братский союз трудящихся Советской Армении и Азербайджана!
Да здравствует мировая революция, несущая мир, братство и освобождение угнетенным мира!»



Декрет Совнаркома Армении:
"На основе декларации Ревкома Социалистической Советской Республики Азербайджана и договоренности между социалистическими республиками Армении и Азербайджана провозглашается, что отныне Нагорный Карабах является неотъемлемой частью Социалистической Советской Республики Армении.
Председатель Совнаркома Армении Мясникян
Секретарь Совнаркома Армении Карабекян

Политика Центра по отношению к Армении была той самой "политикой кнута и пряника". Армения получит Карабах, если сдастся в Зангезуре. Об этом прямо, без иносказаний, заявил начальник штаба Первого Кавказского корпуса Воронков:
"Карабах и Зангезур, как уезды с большим процентом армянского населения, по решению Ревкома Азербайджана, после ликвидации контрреволюции Зангезура, должны перейти к Армении" .
Повторное подтверждение передачи Нагорного Карабаха Армении вызвало протест азербайджанской стороны, и 4 июля был созван Пленум Кавбюро ЦК РКП (б) для обсуждения вопроса о судьбе Нагорного Карабаха. В распоряжении историков нет стенографического отчета этого заседания, а имеется лишь заключительный протокол, текст которого приводится ниже:
Из протокола вечернего заседания
Пленума Кавбюро ЦК РКП(б)
"4 июля 1921 г.
Присутствовали: член ЦК РКП т. Сталин, члены Кавбюро тт. Орджоникидзе, Махарадзе, Нариманов, Мясников, Киров, Назаретян, Орахелашвили и Фигатнер.
Секретарь Кавбюро комсомола Брейтман, члены ЦК Грузии Цинцадзе, Мдивани и Сванидзе.
Слушали
5. Карабахский вопрос. При обсуждении этого вопроса выявились две точки зрения и были поставлены на голосование следующие вопросы:
а) Карабах оставить в пределах Азербайджана
б) Плебисцит провести во всем Карабахе с участием всего населения армян и мусульман

Постановили
Голосуют за: Нариманов, Махарадзе, Назаретян
против: Орджоникидзе, Мясников, Киров, Фигатнер
Голосуют за: Нариманов, Махарадзе
в) Нагорную часть Карабаха включить в состав Армении
г) Плебисцит провести только в Нагорном Карабахе, то есть среди армян
6. Заявление т. Нариманова:
Ввиду той важности, которую имеет карабахский вопрос для Азербайджана, считаю необходимым перенести его на окончательное решение ЦК РКП.
Голосуют за: Орджоникидзе, Мясников, Фигатнер, Киров
Голосуют за: Орджоникидзе, Мясников, Фигатнер, Киров, Назаретян
Постановлено: Нагорный Карабах включить в состав ССР Армении, плебисцит провести только в Нагорном Карабахе.
Ввиду того, что вопрос о Карабахе вызвал серьезное разногласие, Кавбюро ЦК РКП считает необходимым перенести его на окончательное решение ЦК РКП
При голосовании по вопросу о Карабахе т. Орахелашвили отсутствовал.
Секретарь Кавбюро ЦК РКП Фигатнер"



Удовлетворив просьбу Нариманова, Кавбюро неожиданно на следующий день вновь созывает Пленум и принимает решение, устраивающее азербайджанскую сторону. В распоряжении историков, как и по заседанию 4 июля, имеется лишь заключительный протокол (правда, на сей раз без указания тех, кто голосовал "за" и "против"); привожу его также полностью.
Из протокола заседания Пленума Кавбюро ЦК РКП(б)
"5 июля 1921 г.
Присутствуют: член ЦК РКП т. Сталин; члены Кавбюро: тт. Орджоникидзе, Махарадзе, Киров, Назаретян, Орахелашвили, Фигатнер, Нариманов и Мясников; наркоминдел АССР Гусейнов.
Слушали
1. Тт. Орджоникидзе и Назаретян возбуждают вопрос о пересмотре постановления предыдущего Пленума о Карабахе.
Постановили
а) Исходя из необходимости национального мира между мусульманами и армянами и экономической связи Верхнего и Нижнего Карабаха, его постоянной связи с Азербайджаном, Нагорный Карабах оставить в пределах Азербайджанской ССР, предоставив ему широкую областную автономию с административным центром в г. Шуше, входящем в состав автономной области.
б) Поручить ЦК Азербайджана определить границы автономной области и представить на утверждение Кавбюро ЦК РКП.
в) Поручить Президиуму Кавбюро ЦК переговорить с ЦК Армении и ЦК Азербайджана о кандидате на чрезвычкома Нагорного Карабаха.
г) Объем автономии Нагорного Карабаха определить ЦК Азербайджана и представить на утверждение Кавбюро ЦК.
Секретарь Кавбюро ЦК РКП Фигатнер"



Ввиду большей послушности армянских руководителей, Мясников (Мясникян) протеста не заявил. Чтобы добиться "национального мира" армян было необходимо было разъединить, а не объединить . И судьба Нагорного Карабаха на следующие 70 лет была решена.



P.S.
В марте 1918 года коммунисты отдали младотуркам Западную Армению, а также Карсскую и Ардаганскую губернии с оговоркой, что там якобы будет проведен референдум (была также отдана большая часть Батумской губернии). В 1920 году коммунисты оказывают значительную помощь кемалистам, и те захватывают полностью эти губернии. В марте 1921 года при заключении "Договора о дружбе и братстве" между Советской Россией и кемалистской Турцией закрепляется передача этих губерний Турции уже без всякого референдума. Передается также Сурмалинский уезд, а Нахичевань, которая в Декларации Ревкома Азербайджана (а не Москвы) от 2 декабря 1920 года провозглашалась неотъемлемой частью Армении, передаётся Азербайджану, "при условии, что Азербайджан не уступит сего протектората никакому третьему государству" (совершенно ясно, что под "третьим государством" подразумевалась Армения). И, наконец, 5 июля 1921 года Азербайджану передается Карабах.

Отсюда


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 15.11.2017, 22:26
Сообщение #104


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



А теперь внимательно почитаем о толстом культурном слое, заимствованном некоторой частью армян у своих русских братьев. Вот так появились первые русульмане, с этого началась гниль агентов влияния.

Инструкция ЦК,КП(б) Армении
20 сентября 1920 года




Центральный Комитет коммунистов (большевиков) Армении предписывает всем партийным организациям как в тылу, так и на фронтах и прежде всего большевикам, направляемым в Карсский гарнизон, развернуть среди отдельных солдат и в группах, а если возможно, то и посредством листовок широкую пропаганду против войны, уделяя основное внимание тому, что:
1. Нынешняя Турция – уже не прежняя султанская Турция и не преследует в отношении Армении агрессивных целей.
2. Кемалистская Турция – союзница Советской России и борется за свое освобождение против империалистических держав – Англии, Франции, Греции.
3. Победа республиканской Армении над Турцией будет означать усиление империализма на Ближнем Востоке и поставит под угрозу победу Революции в Закавказье, и наоборот – поражение республиканской Армении ускорит советизацию всего Закавказья, а также Востока.
4. Задачей армянских большевиков-коммунистов должно быть ускорение поражения республиканской Армении, что ускорит советизацию Армении.


С этой целью необходимо:

1. Всеми средствами разлагать армянскую действующую армию;
а. способствовать дезертирству и всячески препятствовать мобилизации;
б. убеждать солдат на фронтах не стрелять по наступающим турецким солдатам, а покидать позиции и возвращаться домой;
в. не подчиняться приказам офицеров и в случае необходимости уничтожать их.
2. Наряду с этим необходимо внушать солдатам республиканской Армении, что победоносный турецкий аскер – это революционный аскер
, который не только не позволит себе какого-либо насилия по отношению к побежденной стране, не причинит вреда мирному населению, но и поможет трудовому армянскому народу освободиться от господства пособников империалистов – дашнаков.
3. Вновь и вновь объяснять, что, освободясь от господства дашнаков, Армения немедленно наладит связь с Советской Россией и навсегда покончит с вой­ной, и край, разоренный голодом и постоянными кон­фликтами, наполнится российским хлебом и примет участие в великом деле революции.

Примечание. Читать в закрытых собраниях и сразу по прочтении сжигать.

Члены Центрального Комитета коммунистической партии большевиков Армении
Саркис Касьян, Асканаз Мравян, Авис Нуриджанян, Шаварш Амирханян, Исаак Довлатян, Ашот Ованесян.

№ 218 Баку, 20 сентября 1920 год

Отсюда


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 19.11.2017, 17:38
Сообщение #105


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



ЛЕО: ”МЫ ДЛЯ РОССИИ – ПУСТОЕ МЕСТО”

История, которую от нас скрывают…



Известный армянский историк Лео – Аракел Григорьевич Бабаханян – родился 14 апреля 1860 г. в г. Шуши Нагорного Карабаха, скончался 14 ноября 1932 г. в Ереване. К началу XX века опубликовал много исследований по основным проблемам истории Армении и её культуры. Ему принадлежат монографии, посвящённые истории армянского книгопечатания, жизни и деятельности главы армянской церкви в России Иосифа Аргутинского, общественных деятелей, публицистов и критиков XIX века Степаноса Назаряна и Григора Арцруни. В последние годы жизни работал над многотомной историей Армении.

В своей книге «Из прошлого», рассматривая вопрос Геноцида армян, Лео пишет как о вине Турции, так и о политической немощности и упущениях армянских правительств. Приводимые им документы и оценки выявляют чудовищную роль России в Геноциде армян 1915 года. Лео представляет историю, отличную от официальной, преподаваемой и пропагандируемой в Армении. Приводим без комментариев отрывок из книги, в котором видный историк рассказывает о мотивах и последствиях апрельских событий 1915 года в Армении.


«Постепенно становилось ясно, жертвой какого чудовищного обмана стали армяне, которые поверили царскому правительству и вверили себя ему. Ранней весной 1915 года союзники в Западной Армении начали осуществлять самую чудовищную часть программы Воронцова-Дашкова (наместника царя на Кавказе) – восстание.

Начало было положено в Ване. 14 апреля католикос Геворг телеграфировал Воронцову-Дашкову, что он получил от лидера Тавриза сообщение о том, что с 10 апреля в Турции началась повсеместная резня армян. Десять тысяч армян взяли в руки оружие и отважно воюют против турок и курдов. В телеграмме католикос просил наместника ускорить вход русского войска в Ван, о чем было заранее договорено.

Армяне Вана почти месяц воевали против турецкого войска, пока русская армия дошла до города. В авангарде русского войска шел Араратский полк добровольцев-армян, который с большими почестями был снаряжен в дорогу под командованием командира Вардана. Это уже было крупным военным подразделением, состоящим из двух тысяч человек.

Полк своей укомплектованностью и экипировкой оставил сильное впечатление на армянское население от Еревана до границы, воодушевляя даже простых крестьян. Воодушевление стало всенародным особенно тогда, когда 6 мая русское войско, в сопровождении Араратского полка, вошло в Ван. Вострог по этому поводу в Тифлисе был выражен демонстрацией, которая прошла у церкви Ванк.

Губернатором Вана был назначен союзный командир Арам, который уже давно действовал там, завоевал славу героя и звался Арам-паша. Это обстоятельство еще более воодушевило армян: впервые за 5-6 веков Западная Армения получила поддержку таких масштабов от царя–освободителя.

Однако до этого – бескровных победных походов, воодушевления – в кругах высшего командования Кавказа редактировался и узаконивался очень важный исторический документ, раскрывающий истинное намерение русского правительства, спекулирующего Армянским вопросом.

Вот он:

«На подлинном написано: Графу Воронцову-Дашкову
Командир Кавказской армии
5 апреля 1915 г. № 1482


Действующая армия.

В настоящее время в Кавказской армии из-за сложностей с обеспечением не достает корма для лошадей. Это представляет сложность для отрядов, которые находятся в долине Алашкер. Довозить до них корм крайне дорого и требует большого количества транспортных средств. Совершенно невозможно для этой цели оторвать войска от своих дел, поэтому я счел бы необходимым создать отдельные артели из гражданских лиц, в обязанности которых входила бы эксплуатация земель, оставленных курдами и турками, и продажа корма для лошадей.

Для эксплуатации этих земель их вместе со своими беженцами намерены захватить армяне. Я считаю неприемлемым это намерение потому, что захваченные армянами земли после войны сложно будет вернуть. Считая крайне желательным заселение приграничных местностей русским элементом, думаю, что можно воплотить в жизнь другое средство, которое наибольшим образом соответствует российским интересам.

Вашему превосходительству было приятно подтвердить мой доклад о необходимости сейчас же выгнать к занимаемым турками границам всех алашкертских, диадинских и баязетских курдов, которые тем или иным образом оказывали нам сопротивление, а в будущем, если отмеченные долины войдут в границы Российской империи, заселить их переселенцами из Кубани и Дона и таким образом создать приграничное казачество.

Учитывая вышесказанное, кажется, необходимо немедленно вызвать из Дона и Кубани рабочие артели, которые будут собирать траву на отмеченных долинах. Ознакомившись со страной еще до завершения войны, эти артели будут выполнять роль представителей переселенцев и организуют миграцию, а для наших отрядов будут подготавливать корм для лошадей.

Если Ваше превосходительство сочтет приемлемой представленную мной программу, желательно, чтобы рабочии артели прибыли со своим скотом и лошадьми, чтобы их кормление не пало на и без того немногочисленные части армии, а для самообороны им бы выдали оружие.

Подпись генерала Юденича.

Доклад главнокомандующему Кавказской армии».

Несомененно, ясно, что делал Воронцов-Дашков. С одной стороны, он бросал армянский народ в пламя восстания, обещая взамен отвоевание родины, а с другой – собирался присоединить эту родину к России и заселить казаками. Черносотенный генерал Юденич приказывал не давать армянам–беженцам земель в районе Алашкерта, ждал крупного потока беженцев из Дона и Кубани, которое должно было проживать в бассейне Восточного Евфрата и называться «Евфратским казачеством». Для предоставления им большой территории нужно было сократить количество армян на их же родине.

Таким образом, до завещания Лобанова-Ростовского – Армения без армян– оставался один шаг. И это не представляло сложности для Юденича, так как под его программами наместник царя и главнокомандующий армии Воронцов-Дашков писал «Согласен».

Несомненно, программу подобного обмана и уничтожения армян в Тифлис привез Николай Второй – давний и кровный враг армянского народа.

Эти мои слова не являются предположениями. С тех пор как идея Юденича легла на бумагу, с апреля 1915 года, отношение российской армии к армянскому народу ухудшается настолько, что отныне руководители армянского добровольческого движения – католикос Геворг и руководство Национального бюро – в письменном виде отправляют свои жалобы «глубокоуважаемому графу Иллариону Ивановичу», так как этот старый лис после отъезда Николая закрыл двери перед своими «любимцами» (армянами), сославшись на болезнь.

Так, в письме от 4 июня католикос с горечью жалуется на генерала Абациева, который буквально угнетал армян Маназкертского района. Представляю отрывок из письма:

«По данным, которые я получил от своих местных представителей, в этой части турецкой Армении русские не оказывают никакой помощи и не защищают от насилия не только армян, но совершенно пренебрегают любыми вопросами защиты христианского населения. Это дает повод главарям курдов и черкесам безнаказанно продолжать грабеж беззащитных христиан».

Армянин для царских войск был автономистом. Такова была реальность, готовящая несказанные ужасы для армянского народа», – пишет историк.

***

Далее Лео пишет:

«…Теперь обратимся ко второй стороне российской программы – к российской армии. Кто был в состоянии спасти армян от резни, осуществленной турками? Никто, кроме российских войск. Но мы видели, что они лишь взяли на себя роль зрителя, и курдские беи, осуществлявшие резню, были почетными гостями русских командиров.

Подобного не могло произойти в войсках мало-мальски цивилизованной страны, не будь в них заранее проведена должная агитация против армян. Не будем забывать, что командиром этого полка был Юденич, а вся суть Юденича отражается в документе, который я привел выше.

Посмотрим, как армяне оценивали отношение к себе российских войск. В середине июля российские войска победоносно держали путь к Битлису и Мушу. Турецкие войска, отступив перед российской армией, вымещали всю свою злость на армянском населении. Началась ужасная резня армян Муша и долины: были уничтожены 90 армянских сел с общим населением в сто тысяч человек. В это время российские войска добрались до горы Немрут, до Муша им оставалось менее 400 метров. Таким образом, они бы спасли жизни несколько десятков тысяч армян. Но они не двинулись вперед, и славный Муш, за свое огромное культурное значение с еще древних времен получивший название «Дом армян», был полностью очищен от армян.

Это безразличие еще можно было объяснить военными соображениями. Однако почти одновременно началось непонятное паническое отступление из Вана и Маназкерта до российских границ. Это движение так и осталось загадкой, никто не видел реальных, верных и серьезных оснований, поэтому оно для всех было сомнительным, осуществленным с какой-то задней мыслью. Отступление было неожиданным: в Ване о нем объявили 16 июля, у людей оставалось всего несколько часов. И своей неожиданностью, поспешностью движение стало губительным для той части армянского народа, которая не подверглась резне в захваченных русскими местах.

Каждый несчастный, способный двигаться, побежал за отступающим войском, голый и босой, голодный и полный ужаса. Никакого внимания со стороны командиров войск к этому обессиленному множеству людей, вставшему на путь своих мучений. Некому было им помочь, им даже не разрешали обойти войско. И поневоле в памяти появляется более малочисленная отступающая русская армия летом 1877 года в Алашкертской долине. Практически с трех сторон окруженная врагами, она все же уводила с собой 5000 семей беженцев-армян, и ее пожилой командир Тер-Гукасов не двигался с места, пока не отправлял вперед последнюю телегу с беженцами. Теперь настало время Юденича. И только100 тысяч беженцев вошли в Игдир. Здесь, в Араратской стране, косить ряды беженцев стали тиф, голод и сотни других врагов. Армяне Турции погибали.

Почти через две недели после этого отступления российские войска вдруг снова пошли вперед к Вану и Маназкерту, практически не наткнувшись на сопротивление. Так зачем нужны были эти отступления и движения вперед? Во время отступления распространились слухи, что новые турецкие дивизии нигде не появлялись. У армян начало создаваться впечатление, что все это отступление было намеренным, без вынужденной причины, осуществленным для того, чтобы армяне оказались в подобной ситуации.

«В нашей голове, – говорилось в отмеченном документе, – не укладывается такая дикая мысль. Но вместо нее в нас все глубже закрепляется другая: о нас совершенно не думают, не считаются с нашим положением, хладнокровно и безразлично приносят нас в жертву подлинным или вымышленным, большим или маленьким военно-научным соображениям. Мы для России пустое место.

Настало время, чтобы мы говорили громко и открыто. Вокруг закрепляется атмосфера подозрения и смятения. Мы больше не можем оставаться в неведении, жить предположениями и догадками, переходить от надежд к страху и наоборот. Нам нужна правда. Перед нами, теми, кто взял в свои руки инициативу поставить народ на ноги, организовать и вести его в определенном направлении, в эти минуты стоит страшный вопрос:правильно ли мы поступили? Не совершили ли большого преступления, завладев доверием народа, наставив его на путь, на который, возможно, ему не стоит ступать».

Ответ на эти вопросы был ясен и в минуту, когда они задавались. Поздно было опомниться. Большое преступление было совершено. Армян Турции больше не было, не было и Армянского вопроса.

Теперь русские продвигали другие интересы»…


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 3.12.2017, 22:23
Сообщение #106


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Скоро мы познакомимся с работой историка Алексея Карповича Дживелегова за 1905-й год «Армяне в России».
Ждите ответы на многие вопросы. Будет весело.



--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 4.12.2017, 12:07
Сообщение #107


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Армянский вопрос в России (часть 1)



Еще не так давно в России никакого Армянского вопроса не было. Армяне жили там, где их поселило русское правительство, занимались своим делом, старались как можно реже беспокоить начальство и привлекать на себя его тревожное внимание, учились, своей деятельностью поднимали производительные силы края, несли на себе государственные тяготы, которых было немало. И центральное правительство, и кавказская администрация поведением армян были как нельзя более довольны. Мало того, армяне пользовались даже покровительством администрации, ими дорожили, пред ними — верится с трудом — заискивали. И вдруг все это так круто переменилось. Внезапность этого поворота придает ему большой интерес и заставляет несколько внимательнее приглядеться к его причинам.

В конце 20-х гг. прошлого века России пришлось вести войны с Персией и Турцией. И в той, и в другой армяне были самыми деятельными союзниками русских войск, и русские генералы сами не скрывали того, чем они были обязаны армянам. После заключения Туркманчайского (прим. русско-персидский договор 1828 г) и в дальнейшем Адрианопольского (прим. русско-турецкий договор 1829 г.) договоров, десятки тысяч армян переселились в «христианскую» землю, к России перешел Эчмиадзин с престолом католикоса, и русское правительство не знало, чем отблагодарить своих новых подданых, оказавших ему столь ценные услуги. В ближайшие годы было выработано положение об армянской церкви, на армян была возложена охрана турецкой границы, армянам дают всевозможные льготы в хозяйственной деятельности, облегчают желающим прохождение военной службы, не жалеют стипендий для армянских детей в гимназиях и военных училищах, словом, осыпают всякими «милостями», на которые бывают так щедры правительства, нуждающиеся в поддержке той или другой группы населения.
Но мы очень хорошо знаем, что в политике нет места сентиментальностям, «милость» — понятие чуждое суровой игре государственного расчета. Do ut des (прим. латынь «я даю с тем, чтобы и ты для меня что-нибудь сделал») — вот принцип, который один заведует распределением гнева и милости, и смотря потому, что диктует в данный момент соображение политической выгоды, на подданных изливается то гнев, то милость. В 30-х, 40-х, 50-х, 60-х и 70-х гг. русскому правительству несомненно было гораздо выгоднее расшаркиваться перед армянами и задобривать их потому, что в течение всего времени оно нуждалось если не в активной поддержке, то, по крайней мере, в сочувственном нейтралитете с их стороны. Шла упорная, ожесточенная борьба в горах Кавказа; шаг за шагом защищали горцы Чечни и Дагестана свои родные аулы. Не хватало солдат, ибо нужно было тщательно следить за южной границею Кавказа, держать достаточное количество войск в Крыму и в западных областях, где дважды поднималась Польша и где за рубежом не раз начинала свирепствовать революция — жупел (прим. ужас,страх) русской бюрократии. На Кавказе положение русских отрядов тем и было благоприятно, что вокруг театра борьбы правительство имело совершенно надежную опору в грузинских и армянских областях. Только благодаря преданности армянских народных масс, правительство могло не бояться восстания во вновь завоеванных у Персии и Турции областях, только благодаря их поддержке военные действия в 1854-55 гг. на Кавказе окончились так удачно, только благодаря популярности борьбы с горцами среди армянского населения русские отряды могли не бояться опасных диверсий. Ставропольская губерния, северные уезды Тифлисской и Елизаветпольской губерний могли охраняться крошечными сторожевыми отрядами и служили неодолимой плотиною даже в такие моменты, когда священные призывы газавата (прим. «священная война» мусульман против иноверцев) разливали повсюду волны горских полчищ. Ясное дело, что если бы кругом кавказского хребта не было сочувственных масс христианского, армянского и грузинского населения, сдерживавших своих мусульманских соседей, то картина войны была бы совершенно иная, и покорение Кавказа могло затянуться на долгие годы. После того, как в Дагестане пали последние оплоты Шамиля, прошло еще немало лет, пока мир и спокойствие воцарились в сердце Кавказа, пока выехали наиболее горячие патриоты и оставшиеся свыклись с патриархальной опекою русского бюрократизма. И в этот промежуточный период необыкновенно ценна была роль армян; они проникали в качестве предприимчивых купцов в аулы, вносили туда культуру и примиряли гордых горных рыцарей с русским владычеством.


Потом разразилась война 1877-78 гг. Русские войска вступили на турецкую территорию не как на неприятельскую землю, где каждую пядь земли приходится занимать ценою тяжелых потерь, а как в родную страну. Их встречали с колокольным звоном, с хлебом и солью, с церковными процессиями, от них охотно принимали бумажные деньги, доверяя «белому», христианскому царю не в пример болгарам, требовавшим золота. Армяне были убеждены, что турецкое владычество кончилось, что они становятся русскими подданными. Но они расчитывали без Бисмарка (прим. рейхсканцлер Германии) и без Биконсфильда (прим. Дизраэли, премьер-министр Великобритании). Значительная часть турецкой территории в Малой Азии, занятой русскими войсками, по Берлинскому трактату (прим. 1878 г.) была возвращена Турции.
Тут собственно и начинается Армянский вопрос вообще. Родиною этого злополучного детища международных страхов и внутренних опасений была Турция. Султан стал мстить армянам за поддержку, оказанную русским войскам, и не только забыл о реформах, ввести которые он трижды обязался перед Россией и перед Европою, но стал принимать меры к тому, чтобы реформы вообще сделались лишними. В больном мозгу этого фанатика постепенно сложился чудовищный план истребления армян в Турции, — план, отчасти осуществленный в 1894-95 гг., когда 300 000 армян в ужасающих мучениях погибли от рук верных сынов султана. Из-за одного этого, конечно, Армянского вопроса не возникло бы, но он явился на политическом горизонте Европы, когда армяне восстали на Аллаха, избивавшего их. Выхода для них не оставалось. Выбор был легок: лучше было умирать с оружием в руках на трупе сраженного врага, чем покорно подставлять шею под нож убийцы. И начиная с 80-х гг. восстания в разных частях Турции становятся все чаще и регулярнее. В свободных странах Европы образуются армянские революционные комитеты, которые помогают своим братьям в Турции оружием и людьми. Восстаниями удается обратить внимание Европы на тяжелую участь турецких армян — французская и британская дипломатия под давлением общественного мнения накладывают узду на расходившихся палачей…

Но мы не будем вдаваться в подробности истории турецких армян. Мы привели эту маленькую справку потому, что без нее не будет понятна эволюция отношений русского правительства к армянам.
После того, как была окончена война с Турцией и были устроены вновь присоединенные области, на Кавказе воцарился мир. Напряженное состояние прошло, исчезла необходимость сосредотачивать на Кавказе большие массы войск. Наставал момент для выполнения той задачи, которую русские правители всегда считали самой важной на окраинах - нужно было приниматься за русификацию края. Русификация признавалась у нас всегда единственным средством, способным прочно привязать окраину к центру. Некоторым оправданием советникам Александра III может служить то, что в начале 80-х гг. политика русификации еще не успела принести всех плодов, но если бы они обладали хотя бы некоторой политической дальновидностью и знали историю запада, они не решились бы сделать того, что они сделали. Внешним признаком окончания напряженного военного состояния и перехода к «мирной» политике было уничтожение наместничества и учреждение должности главноначальствующего гражданской частью Кавказа в 1882 г.
Устранение военной опасности с одной стороны, признание необходимости русификации с другой — совершеннo изменили отношение к армянам. Их значение на весах политической выгоды сразу сделалось очень невелико. Непосредственной, ощутительной в каждый данный момент пользы они более не приносили, а с точки зрения русификации были даже неудобны. Как же могло сохраняться старое отношение к ним?

Неудобство армян, как материала для русификаторских экспериментов, вытекало из всего их национального склада. Армяне — один из самых старых культурных народов Востока. Судьба бросила их на перепутьи, по крайней мере, двух больших дорог истории. Маленькая нация, рано принявшая христианство и приобщившаяся к византиской образованности, долго с честью несла обязанности сторожевого пикета европейской культуры, долго сопротивлялась натиску восточных народов, двигавшихся на запад. В конце концов сила одолела, армянское царство пало, но не погибла армянская культура. У армян рано выросло сознание того, что нация без государства может сохраниться в водовороте истории только благодаря культурным узам, и они берегли завещанные им их славным прошлым культурные традиции: язык, литературу, школу, церковь. Этим путем они удержали до наших дней целый ряд национальных особенностей, трудно поддающихся внешним воздействиям и способных устоять против каких угодно посягательств, делаемых с нечистыми целями. В этом отношении судьба армян напоминает судьбу другой многострадальной культурной нации — евреев, принужденной точно также вести борьбу за право быть тем, чем ее сделали века исторического развития.


Но русским администраторам, вроде князя Дондукова-Корсакова (прим. главноначальствующий на Кавказе) было очень мало дела до исторических традиций. Он не любил вообще, как и большинство русских администраторов, смотреть в корень вещей и доискиваться до причин. Он только видел, что армяне встречают новые мероприятия правительства очень сдержанно и вовсе не обнаруживают прежнего энтузиазма к начальственным попечениям о них, за которые так хвалили армян при Воронцове и великом князе Михаиле Николаевиче.

Эта перемена в армянах была результатом не утраты патриотических чувств, а просто некоторого недоразумения. Мы упомянули об этом не потому, конечно, чтобы оправдать армян в глазах начальства. Наоборот, мы считаем слепую преданность правительственной власти всюду, куда забрасывала армян прихоть истории, одним из самых тяжелых недостатков армянского национального характера, недостатком, от которого армяне стали излечиваться только в последние 10-20 лет. Он явился к армянам с другими политическими нравами из Византии, а у русских армян нашел очень подходящую питающую почву, благодаря условиям перехода в подданство к «христианскому царю». Если Дондукову и его преемникам казалось, что армяне утрачивают преданность правительству, то это происходило потому, что армяне никак не могли в начале понять, почему само правительство так изменилось к ним. А кавказская администрация находила, что у армян нет причин для ослабления верноподданических чувств. Искренно, или неискренно, но она считала новый русификаторский курс благодетельным для армян и думала, что чувства у них должны быть те же, что и при прежней политике заискивания. Словом, прекратилось согласие и исчезли сердечные отношения между кавказским начальством и армянским населением края. Начальство стало подозревать что армяне вообще утратили патриотические чувства. А раз закралось такое подозрение, то ему недолго было перейти в другое: армян мало-помалу стали считать крамольниками.
Отсутствие патриотизма — одно, крамола — другое, нечто гораздо более серьезное и для сердца «приказного» не выносимое. И для того, чтобы совершилась такая перемена, очевидно, нужны были основания, ибо без оснований не совершается перемена даже в бюрократических чувствах. Эти основания имелись, хотя человек, не искусившийся в тайнах управления окраинами, признал бы их, по меньшей мере весьма своеобразными.
Кавказские армяне имели наивность думать, что никакие высшие политические соображения русского правительства не пострадают от того, если они будут сочувствовать своим турецким братьям и если, не ограничиваясь простым сочувствием, они будут активно помогать им. И они довольно часто собирали для турецких армян деньги, посылали им оружие, чтобы дать им возможность хотя бы некоторое время защищать жизнь и честь семьи, которой постоянно грозили то курд, то солдат, то чиновник. Сначала это делалось довольно открыто, через границу проходило оружие, перебирались и вооруженные отряды. Но оказалось, что русские подданные не смеют содействовать оппозиции даже в Турции. Русское правительство стало преследовать эту «вредную» деятельность. Тогда она сделалась тайной и усилилась, несмотря на строгую пограничную слежку. Этого было недостаточно. Факт был установлен. Кавказские чиновники нашли повод для огульного обвинения целой нации в «крамоле». Но ведь «крамола», хотя и очень определенное, но в то же время и очень неуловимое понятие. Ее невозможно подвести ни под какой закон. И вот, мало-помалу выплыло наружу обвинение армян в сепаратизме. Была сочинена басня, что будто бы перед началом русско-турецкой войны кавказские армяне предлагали корону автономной Армении одному высокопоставленному лицу в России, ряд подобных же измышлений. Князь Дондуков уже в 1883 г. доносил в Петербург, что среди кавказских армян встречаются сепаратические стремления и что необходимо «принять меры.» В Петербурге в эту эпоху поощрялось всякое уловление «крамолы». Дондуков получил полномочия, и в 1885 г. было закрыто на Кавказе около 500 армянских церковно-приходских школ. Около 30000, там воспитывавшихся детей, было лишено образования. Их выгоняла на улицу полиция.


Спрашивается, каким образом была установлена связь между сепаратизмом и школами? Почему, если в стране сепаратизм, нужно закрывать школы, т.е. первый источник культуры? Логика здесь есть, но не обычная, а особенная, бюрократическая. Преследование школ при Голицыне (прим. наместник Кавказа) ставшее систематическим и распространившееся также на церковь , указывает, что речь шла вовсе не о сепаратизме, т.е. явлении по своему существу политическом, а о противодействии русификации, т.е. о комплексе фактов культурного порядка. Рассказы же о сепаратизме выдуманы были заблаговременно, ибо по первым попыткам насаждении русификации, искушенные в таких экспериментах чиновники решили, что дело должно кончиться сепаратизмом. Но, как всегда, чиновники ошиблись. Армянского сепаратизма на Кавказе никогда не было, потому что у него нет почвы. Противодействие русификации, наоборот, явилось сейчас же, как только начались соответствующие поползновения со стороны начальства, и мы не рискуем ошибиться, если будем утверждать, что оно будет продолжаться до тех пор, пока не кончится культуртрегерская политика русских чиновников на Кавказе. Чтобы прийти к такому выводу, не нужно быть пророком — нужно только немного знать историю.

Такая культурная оппозиция может даже не быть вполне сознательной и не выражаться ни в чем активном. Просто навязываемые идеи, нравы и чувства не могут быть усвоены народом, ибо они противоречат тем идеям, нравам и чувствам, которые у них сложились в процессе векового развития. Чтобы расчистить место для «истинно-русского» мировоззрения в армянах, нужно было вытравить из них мировоззрение армянское. Когда эта операция будет благополучно доведена до конца, тогда можно надеяться, что противодействие русификаторским замыслам прекратится. Таким образом, административное чутье помогло понять кавказским обрусителям ту истину, что для успешности их миссии нужна прежде всего разрушить у армянского народа его культурные традиции. Разговоры о сепаратизме и ссылка на дипломатические ноты со стороны Турции были лишь предлогами, при помощи которых хотели придать некоторую естественность и благовидность гонениям на основании армянской культуры - на школу, на печать, на церковь.

Первое закрытие школ, впрочем, длилось недолго. По каким-то соображениям, оставшимся не вполне ясными, быть может, чтобы не очень возбуждать общественное мнение раздраженное неутверждением выбранного обществом католикоса, их частично вновь открыли в 1886 г., еще при Дондукове. Лет десять армянские дети могли учиться без особенных помех. Преемник Дондукова генерал Шереметев (1890-97) сам, повидимому, не чувствовал особенной склонности к обрусительным мерам, но его все время настраивали на соответствующий лад из Петербурга, и он был вынужден подчиниться. Среди его советников, наоборот, было довольно много «истинно-русских» чиновников, которые весьма охотно предавались делу разрушения культуры.

Личность К. П. Яновского, бывшего попечителя Кавказкого учебного округа с 1878 по 1900 г., особенно в этом отношении примечательна. О нем довольно прочно составилось представление, как о необыкновенно гуманном человеке, как о разносторонне образованном педагоге, как об администраторе, идущем вровень с наиболее культурными идеями своего века. Такая репутация доказывает только две вещи: что Яновский в своих писаниях проводил взгляды диаметрально-противоположные тем, которым он следовал в своей политике, и что перед взором общественного мнения он умел не обнаруживать своей прикосновенности к реакционным мерам кавказской администрации. На самом деле факт говорит, что этот хитрый старый чиновник был настоящим злым духом кавказских инородцев вообще и армян в особенности. Армянская школа имела в нем врага неумолимого, не останавливающегося ни перед какими мерами.


Яновский.К.П.


Открытие школ казалось ему крупной ошибкой, и он ждал случая, чтобы ее исправить. Когда умер католикос Макарий(прим.Макар I Тегутци, Тер-Петросян (1813-91) — католикос армян с 1885 г.), непопулярный среди армян и поэтому пользовавшийся благосклонностью правительства, учебное начальство стало под предлогом неимения ценза удалять учителей и учительниц из армянских школ. Новому католикосу Мкртичу (прим. Мкртич I Ванеци, Хримян Айрик (1820-1907) — католикос армян с 1893 г.) удалось оттянуть окончательное решение вопроса до 1896 года, когда высшая администрация вновь его обострила под влиянием событий в Турции.

Живущие за границею армяне обратились к британскому правительству с мольбою оказать давление на красного султана и остановить преступную руку, истребившую уже сотни тысяч армян. Кроме как к Англии прибегнуть было и не к кому.

Тогдашний русский министр иностранных дел, князь Лобанов-Ростовский, имевший, как говорят, особенные причины быть снисходительным к кровавым развлечениям Абдул Гамида, решительно отказался прибегнуть к дипломатическому воздействию на Порту и успел привлечь на свою сторону Германию, Австро-Венгрию и даже Францию. Оставалась одна Англия. Но русская бюрократия не только сама не желала помочь истекавшему кровью народу, она считала признаком опасного сепаратизма, когда этот народ стал взывать о помощи к другим державам. С дипломатической точки зрения это, должно быть, неприлично, а в некоторые моменты нашей государственной жизни дипломатическая точка зрения очень сильно влияла и на внутреннюю политику. Представителю католикоса в Петербурге довольно ясно дали понять, что за обращение к Англии армяне понесут наказание и будут лишены школ. Мера наказания очевидно была подсказана из канцелярии попечителя кавказского учебного округа, где воспользовались неожиданно представившимся предлогом, чтобы удовлетворить давнишнему «praeterea censeo»(прим. задумки) Яновского.

Почему за обращение заграничных армян к Англии должны были расплачиваться школы, единственный источник образованности для большинства русских армян, понять трудно. Но где-то в тайниках канцелярии было решено, что церковно-приходские это школы-гнезда противоправительственной пропаганды и есть главная причина недоступности армян для русификаторской пропаганды. И школы были закрыты.

Итак, причиною закрытия школ было то, что они, по мнению петербургской и кавказской бюрократии, служили очагами противоправительственной пропаганды. Перед тем как закрыть их, канцелярия генерала Шереметева запросила канцелярию попечителя учебного округа, в состоянии ли будет она взамен закрываемых армянских церковно-приходских школ открыть министерские в достаточном количестве. Канцелярия попечителя должна была признаться, что очень мало надежды на получение ассигнации министерства народного просвещения. Но Яновскому пришла в голову гениальная мысль. В докладе главноначальствующему он предлагал отобрать в казну кавказского округа имущество закрытых школ и на добытые таким путем деньги открыть русские правительственные школы; в них можно, пожалуй, пускать и армянских детей, но преподавание будет там исключительно русское. Таким образом, русификация получит могучее орудие, не будет стоить правительству ни гроша, а армяне будут на собственные деньги приобщаться к благам русской официальной культуры. Этот блестящий план встретил полное сочувствие и в кавказских, и в петербургских канцеляриях. Яновский приготовил все, что нужно, и тогда католикос получил предложение передать в ведение кавказского учебного округа 168 из 203 имеющихся на Кавказе церковно-приходских армянских школ на том основании, что источники содержания школ якобы не соответствуют указанным в законе. К требованию была приложена и ведомость, которая была составлена с очень определенной тенденцией. В основу распределения школ на две категории легло совсем не то соображение, на которое опиралось учебное начальство. Из 168 школ, отбираемых у армян, не было почти ни одной бедной, из 35, великодушно оставленных им — все были бедные. Таков был единственный принцип распределения. Ссылка на закон была просто канцелярским украшением. Ни протесты, ни просьбы католикоса, доказывавшего, что ведомость составлена неверно, не помогли. Большинство школ было закрыто, как уже сказано, в январе 1896 г.




В Петербурге вся эта история, раздутая кавказскими властями, произвела некоторое впечатление. Слухи о распространении крамолы среди армян послужили поводом для отправки на Кавказ специальной миссии, состоящей из директора иностранных вероисповеданий г. Мосолова и кн. Ухтомского, тогдашнего редактора «Петербургских Ведомостей». Миссия должна была дать ответ на вопросы: правда ли, что армянские школы служат гнездами противоправительственной пропаганды, и правда ли, что среди кавказских армян распространена привязанность к Англии и английской конституции. Миссия приехала на Кавказ, побывала всюду, в Тифлисе, в Эривани, в Эчмиадзине, искала довольно долго и очень добросовестно, но армянской крамолы не нашла. С этим она и приехала в Петербург, но пока она была на Кавказе, местные власти, узнав в каком духе она предполагает составить свой доклад, позаботились о составлении собственного доклада, который и отправили заблаговременно. В этом докладе фигурировали сочиненная «Новым Временем» басня об «армянском царстве до Ростова». В министерстве внутренних дел «факты», сообщенные кавказским управлением произвели настолько сильное впечатление, что когда Мосолов и Ухтомский представили туда свою записку, им довольно холодно ответили, что взгляд министерства внутренних дел уже составлен и что их записка, этому взгляду противоречащая, не может получить дальнейшего движения. Это было весною 1896 г.

Результатом было то, что в Тифлисе получили полномочия на дальнейшие репрессии. Но в бюрократическом мире даже дела о репрессиях подвигаются туго. Пока в канцелярии попечителя скрипели перья, Шереметев умер. Начальником края в 1897 году сделался князь Голицын.

Продолжение следует


Дживелегов .А.К. «Армяне в России» 1906 г.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 5.12.2017, 14:29
Сообщение #108


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Армянский вопрос в России (часть 2)



Почуяв в новом главноначальствующем энергичного покровителя всех своих планов, Яновский стал работать быстрее. У армянской церкви потребовали, чтобы она передала кавказскому учебному начальству ту часть своего имущества, которая принадлежала школам, как юридическим лицам. Церковь запротестовала. Ее представители очень резко отвечали, что если даже предположить вместе с Яновским что школы действительно гнезда революции, то даже тогда нет никаких оснований отбирать их имущество. Для обезврежения крамолы достаточно уничтожить ее очаги, но конфискация имущества — акт совершенно самостоятельный, никакими законными поводами не оправдываемый и очень похожий на грабеж. Притом же, большая часть школьного имущества образовалась из денежных сумм и недвижимостей, отказанных по завещаниям и дарственным записям со специальной целью служить армянскому школьному делу. Отнимая это имущество, администрация грубо нарушает волю жертвователей. Словом, церковь отказалась добровольно уступить в вопросе, который и по принципиальным, и по материальным причинам близко затрагивал ее наиболее жизненные интересы. Тогда кавказская администрация прибегла к помощи центральной власти. Она без труда выхлопотала правительственное распоряжение 26 марта 1898 г., которое предписывало армянской церкви вручить администрации учебного округа принадлежащее школам имущество. Но в этом же распоряжении было сказано, что если церкви и монастыри несогласны с произведенным администрацией разделением церковных имуществ на школьные и нешкольные, то им представляется восстанавливать свои права судом. Этой неосторожной оговоркой церкви пришлось воспользоваться немедленно, потому что под видом школьного имущества ретивые чиновники отбирали и много такого, которое к школам никакого отношения не имело. Суды, куда поверенные церкви являлись с купчими крепостями и дарственными записями в руках, при всем желании услужить начальству, не могли сделать ничего и решили все дела в пользу церкви. Учебному округу пришлось довольствоваться ничтожными сравнительно суммами и уплатить довольно крупные судебные издержки.
Кавказское начальство, конечно, было недовольно. В законном искании своих прав со стороны церкви, действовавшей вдобавок с нарочитого разрешения правительства, Яновский с Голицыным усмотрели чуть не революцию, и в Петербург полетели соответствующие представления. В этих представлениях князь Голицын доказывал, что церковь утаила школьные имущества, что принудить ее к уступке нет никаких законных средств, ибо все дела в синоде вершит кучка крамольников, и что для восстановления порядка на Кавказе необходимо взять в управление казны все имущества армянской церкви. В Петербурге на это пошли не сразу. Очевидно, даже среди тамошней бюрократии нашлись люди, которые понимали рискованность этой меры. Началась длинная переписка, некоторые из заинтересованых ведомств, как министерство государственных имуществ, высказывались решительно против. Голицын понял, что это дело у него не пройдет, решил ждать и преследовать армян теми средствами, которые были в его распоряжении. Тут уже имелись протореные пути, к услугам его были хорошо натасканные чиновники, и все должно было идти гладко.
Еще до Голицына, при Дондукове намечалась очень определенная тенденция — препятствовать армянам занимать какие бы то ни было должности на Кавказе. Голицын довел эту тенденцию до крайней возможной степени. Армян старались всяческими способами вырвать из казенных учреждений. Достаточно было малейшаго повода, чтобы армянин, если он был преподавателем в гимназии, служащим в казенной палате, в государственном банке, в административных учреждениях и проч. — был исключен со службы. Мало того, люди не армянского происхождения, если они имели неосторожность выразить сочувствие к армянам, старательно вытеснялись, а на их место выписывались из петербургских канцелярий опытные, бездушные рыцари «государственной идеи», готовые исполнять всякие приказания. Край постепенно наполнялся сыщиками и шпионами, которые выслеживали крамолу и сепаратизм среди армян, а если не находили ни того, ни другого, недолго думая сочиняли факты. Провокаторы втирались повсюду, делая свое темное дело и доставляя администрации материал для ее предприятий.
С помощи своих явных и тайных агентов Голицын провел мало-помалу две меры, служившие переходом между закрытием школ и отобранием церковных имуществ. Он закрыл армянские благотворительные учреждения и почти уничтожил армянскую печать.


Армянских благотворительных обществ на Кавказе было несколько. Главным из них было Кавказское армянское благотворительное общество в Тифлисе, основанное в 1881 году. Оно поддерживало просвещение среди армян, давало стипендии учащимся в низшей, средней и отчасти в высшей школе, насаждало ремесла, издавало книги. В различных городах у него было 18 отделений. Армянское Человеколюбивое общество в Баку, основанное в 1863 г. и Армянское Женское благотворительное общество в Тифлисе, возникшее в 1881 г., занимались, главным образом, тем, что поддерживали учащихся в средних учебных заведениях. «Благонадежность» всех этих обществ была засвидетельствована специальной ревизией в 1894 г. Голицын закрыл их в 1898 г. С его точки зрения они делали чересчур большое культурное дело. За благотворительными обществами последовали армянские библиотеки-читальни. Они были признаны лишними и вредными. Для армян, лишенных возможности покупать книги, чтение их было признано опасной для государства роскошью. Но этого было мало: армянские книги все же читались. Это тоже было «вредно». В 1900 г. было закрыто убогое армянское издательское общество, годовой бюджет которого не превышал 5000 рублей, и которое за свое двадцатилетнее с лишком существование не выпустило и 200 названий. Из изданных им вещей при том большинство были мелкие брошюры беллетрического характера: главная часть их была — переводы иностранных и особенно русских классиков.
Тогда дело дошло до периодической печати. На Кавказе при вступлении Голицына было три армянских газеты: «Мшак», «Ардзаганк» и «Нор-Дар», и три армянских журнала: церковный «Арарат», общелитературный «Мурч» и детский «Агпюр», с приложением «Тараз». Уже при Дондукове и Шереметеве армянская печать изнывала под цензурным гнетом. При Голицыне гнет увеличился. Армянская печать лишилась возможности затрагивать сколько-нибудь важные вопросы местной и общегосударственной жизни. Перепечатки из стoличных газет — и те не всегда разрешались. Разрешение цензора не избавляло от самых тяжелых кар. Газета «Ардзаганк» в 1898 г. была сначала по распоряжению Голицына приостановлена на 8 месяцев, а потом совсем прекращена совещанием 4 министров в силу примеч. К ст. 148 Уст. Ценз. Вслед за тем был прекращен детский журнал «Тараз», временно приостановлен «Нор-Дар», «Мшак» был тоже одно время приостановлен, а потом стал выходить под постоянным дамокловым мечом и совершенно обесцветился. Периодическая печать была уничтожена.


Газета "Мшак"


Этого было мало. Как ни покорен был народ, но эта политика издевательства не могла не вызывать протестов. То студент, то ученик, то литератор, выведенные из терпения устраивали демострацию, занимались распространением нелегальных листков, словом, понемножку протестовали. Голицынская полиция была беспощадна к ним. Впрочем, она преследовала крамолу не только в России, но и в Турции. Стоило попасться хоть с корпией (прим. перевязочный материал) для раненых армян, гниющих в госпиталях Муша, и кара постигала немедленно. Любимыми средствами борьбы с крамолою у Галицына была высылка в Россию. Арестуют, подержат в тюрьме и пошлют административным порядком куда-нибудь в Тамбов, или Тулу, или Вологду. Там изгнанный, часто незнающий русского языка, мог заниматься чем угодно под гласным надзором полиции. Кавказ же освобождался от вредного «революционера».
Таким образом, мало-помалу Голицын расчистил себе поле действия и мог приняться за главную цель своей политики _ обессиление армянской церкви. Ему неожиданно повезло. Весною 1902 г., после смерти Сипягина, министром внутренних дел был назначен Плеве, и все пошло, как по маслу. Плеве сразу почуял в Голицыне родственную душу, проникся к нему необыкновенным доверием и соглашался на все его предложения. Голицын в свою очередь очень скоро понял, какое действие оказывают на министра такие жупелы, как «крамола, сепаратизм, противоправительственная пропаганда, революционные происки», и щедро сыпал этими словечками в своих донесениях. Результатом взаимного понимания двух великих государственных умов и было отобрание имуществ у армянской церкви. Плеве без труда провел эту меру через комитет министров, и 12 июня 1903 г. явилось Высочайше утвержденное положение комитета министров, коим у армянской церкви отнималось право свободного распоряжения ее имуществом, и передавалось администрации; министерству народного просвещения по соглашению с министерствами внутренних дел и земледелия и государственых имуществ предоставлялось беспрепятственно принимать в свое ведение из принадлежащих церкви имуществ и доходов столько, сколько ими же будет найдено нужным на содержание преданных министерству армяно-григорианских церковных школ. Правда, то же Положение признает за армянской церковью право собственности на ее имущество, но ведь после стольких ограничений этого права от него остается голый титул, никому не нужный. Существование этой, по-видимому, столь великодушной оговорки дела не меняло. Армянская церковь фактически была лишена своих законных прав на принадлежащее ей имущество.


Князь Голицын, главноначальствующий на Кавказе (1896-1904 гг.)

Для выяснения юридической стороны дела обратимся к закону, регулирующему управление имуществами армянской церкви. Статья 1213, т. XI, Св. Зак. (изд. 1896) гласит, что «всякое движимое и недвижимое имущество, предназначенное на содержание какого-либо монастыря или церкви или принадлежащих к ним богоугодных заведений, считается общей собственностью всей армяно-григорианской церкви». Другими словами, русское правительство, лишив армянскую церковь права свободного распоряжение ее имуществом, наносит тем самым ущерб армянской церкви, находящейся и вне пределов России. Далее, все положение об армянской церкви, «О управлении духовных дел христиан армяно-григорианского вероисповедания», наполняющее ряд статей т. XI, Св. Зак. и получившее свой окончательный вид почти целиком в 1836 г., явилось фактически результатом соглашения между правительством и армянской церквью, ибо при составлении этих законоположений были опрошены также католикос и его синод. Следовало бы ожидать, что, по крайней мере до изменения соответствующих узаконений в законодательном порядке, положение об армянской церкви должно оставаться в силе. Плеве с Голицыным не только не сделали этого: в сознании своей силы и беспомощности армянской церкви, они издевались над нею и ее главою католикосом. Дальнейшая незаконность положения 12 июня 1903 г. заключается в том, что целый ряд законов отменяется Высочайше утвержденным положением комитета министров, то есть актом не равнозначущим, ибо для сохранения формальной законности необходимо было, чтобы новое положение прошло через Государственый Совет. Наконец, положение 12 июня 1903 г. находится в противоречии с положением того же комитета министров 2 июня 1897 г. и 26 марта 1898 г. Оба эти положения считали армянские церковно-приходские школы за немногими исключениями упраздненными; открытие новых с тех пор не было разрешено. Следовательно, те школы, на содержание которых насильственно отнимают деньги у армянской церкви, не церковные не только по имени, но и по существу. Армянскую церковь заставляют одну нести расходы по содержанию школ не церковных и даже не чистоармянских, ибо их посещают дети других национальностей.


Плеве В.К.(министр внутренних дел, убит в 1904 году)

Искать логики во всем этом сцеплении произвольных распоряжений совершенно бесполезно. Положение 12 июня 1903 г. было продиктовано одним только соображением: недоверием к армянам, боязнью роста культурности и самодеятельности у армянского народа. Ни школ, ни церкви не тронула бы чиновничья рука, если бы администрация не знала, что эти два учреждения поддерживают национальное самосознание в армянах. Дело в том, что армянская церковь занимает своеобразное положение в армянском общественном быту, мало похожее на положение церкви у других наций. Благодаря ряду исторических причин, она сохранила от первых времен христианства самые тесные связи со всеми слоями общества. Она не является замкнутой корпорацией, в которой дела вершатся духовенством ad majorem deigloriam (прим.«к вящей славе Божией»). Совет прихожан имеет очень сильное, часто решающее влияние на церковные дела. С другой стороны тот же совет прихожан занимается и чисто светскими делами. Такова двоякая связь церкви с обществом. И, конечно, имеет серьезные исторические основания тот факт, что глава церкви, католикос, избирается собором, состоящим как из духовных, так и из светских делегатов. Вот почему церковь у армян является символом нации, единственным, который остался у них, кроме языка. Как символ, она сохраняет значение одинаково, как для глубоко религиозного захолустного крестьянина, так и для тех, кто давно утратил религиозные традиции. Как символ, она главным образом и мозолила глаза Голицыну и его присным. Чтобы ее обессилить, ее лишили имущества.
Католикос перепробовал все средства, чтобы убедить правительство пересмотреть вопрос, но тщетно. Ни телеграммы, ни мотивированные донесения — ничего не помогало. Плеве отвечал, что решение бесповоротно. Кавказское начальство приступило к фактическому отобранию церковных имуществ. Задача оказалась не из легких. Ни одна церковь, ни один монастырь не отдали своих имуществ добровольно. Пришлось взламывать двери, сундуки, несгораемые ящики. Разыгрывались потрясающие сцены: плакали священники, плакал собравшийся народ, глядя на тупые казачьи физиономии, деловито ломавшие запоры. В Эчмиадзине ни сан, ни седины католикоса не остановили чиновников. Все было разломано и все отнято.
Чаша переполнилась. Народ не выдержал. Он поднялся на защиту своей церкви. Мирные люди, никогда раньше не представлявшие себе возможности восстания, шли к своей церкви, осаждаемой казаками и чиновниками. Их били нагайками, в них стреляли, но это их не остановило. Ни в одном городе, ни в одном селе отобрание имуществ не прошло гладко. Во многих местах лилась кровь. Особенно крупное кровопролитие было в Елизаветполе и Тифлисе.

Дживелегов А.К. « Армяне в России» 1906.г


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 6.12.2017, 15:17
Сообщение #109


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Հայ կյանքի ամենախոշոր վերքը ռուսասիրությունն է. այն պետք է բոլոր միջոցներով արմատախիլ անել



Հատվածներ Բյուրո-կառավարության վարչապետ Օհանջանյանի զեկուցումից Ղարաբաղի և Զանգեզուրի մասին՝ արված Ղարաբաղի, Զանգեզուրի և Դարալագյազի դաշնակցական ընկերների ժողովում՝ հուլիս, 1920 թ.

Այսօր մենք կասկածից դուրս պիտի համարենք այն համաձայնությունը, որ կնքված է Խորհրդային Ռուսաստանի և թուրք ազգայնականների պարագլուխ Մուստաֆա Քեմալի միջև, որ ամիսներ առաջ հրատարակվեց մամուլում: Կասկածից դուրս պիտի համարենք, որովհետև բոլոր այն դեպքերը, որոնք տեղի են ունեցել վերջին երկու ամիսների ընթացքում ու տեղի են ունենում նաև այսօր թե մեր երկրում և թե սահմանների վրա, ոչ այլ ինչ են, եթե ոչ հիշյալ համաձայնագիրը իրացնելու անհրաժեշտ փորձեր:

Հայ ժողովուրդը իր աշխարհագրական ու ազգագրական պայմանների շնորհիվ, միշտ իր հոգու խորքում ունեցել է մի հիվանդոտ մտայնություն, որից նա դժվարությամբ է կարողանում ազատվել: Դա այն կույր ռուսասիրությունն է, որ միևնույն ժամանակ դարձել է մեր հասարակական-պետական կյանքի ամենացավոտ վերքը:

Շրջապատված լինելով մահմեդական անբարյացկամ ու թշնամի տարրերով, հայ ժողովուրդը մի կույր հավատ է ունեցել, թե այդ հեղձուցիչ մթնոլորտից ռուսն է, որ պետք է ազատի իրեն, ասածիս ապացույց կարող է լինել Ղարաբաղի վերջին դեպքերը [1920-ի ապրիլին, երբ Ադրբեջանը խորհրդայանցվեց, բոլշևիկյան 11-րդ բանակը մտավ նաև Արցախ՝ չհանդիպելով որևէ դիմադրության- ԱՆԻ]:

Ղարաբաղի հայությունը, որ երկու-երեք տարի քաջաբար դիմադրեց թշնամու հարձակումներին՝ արգելակելով թուրք-ադրբեջանական հորդաների ներխուժումը, այսօր դեռ չի ծառացել ռուս-թաթարական հրոսակախմբերի բռնության դեմ, չնայած որ կոմունիզմի դիմակի տակ իր տունն են մտել թշնամիները:

Մեր ընկերները, որոնք գտնվում էին Ղարաբաղում, տասն օր առաջ կապ չունենալով կենտրոնի հետ, քաշվել են դեպի Զանգեզուր և ապա հարձակվող զորքերի և ռուս-թաթարական խուժանի ճնշման տակ հեռացել են նաև Զանգեզուրի մեկ մասից:

Ի՞նչ պետք է անեք դուք, մենք ամենքս, դրությունը Ղարաբաղում և Զանգեզուրում վերականգնելու և առհասարակ թաթար-բոլշևիկյան վտանգը Հայաստանից հեռացնելու համար:

Իհարկե, մտքերի փոխանակությունից հետո դուք կարող եք մանրամասն գծել ձեր գործունեության ուղին, բայց ես պարտք եմ համարում կրկին անգամ հիշեցնել, որ հայ կյանքի ամենախոշոր վերքը ռուսասիրությունն է, որ պետք է բոլոր միջոցներով արմատախիլ անել, քանի որ ռուսասիրությունը ներկայումս մեր թշնամիներից խոշորագույնն է:

Փոխել հայ քաղաքացիների հոգեբանությունը, ճանաչեցնել տալ նրան իր իսկական թշնամիներին և ազատել նրան իր միամիտ հավատից, կնշանակի մեծ չափերով ապահովել Հայաստանի գոյությունն ու անձեռնմխելիությունը:

Մտեք ժողովրդի մեջ, պարզեցեք նրան դեպքերի իսկական պատկերը, և թող նա տեսնի, որ Ռուսաստանը եղբայրացել է Հայաստանի ոխերիմ թշնամի Թուրքիայի հետ, թող նա համոզվի, որ մեր սահմանների վրա կատարվող հարձակումները աշխարհակալ և բռնակալ Ռուսաստանի առաջ դեպի Թուրքիա ճանապարհ բանալու նպատակ ունի:

Թող նա հասկանա, որ քայքայված, ահաբեկված, սովի ու ցրտահարության մատնված Ռուսաստանը երբեք չի մտածել հայ ժողովրդի փրկության մասին և, վերջապես, թող նա գիտակցի, որ իր փրկության ճանապարհը հարթողը ինքն է, իսկ հարատև ապահովության և երջանկության միակ երաշխիքը՝ ամբողջացած հայրենիքի անկախությունը:

Յառաջ, թիվ 155, 24 յուլիս, 1920թ.

Աղբյուրը


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 7.12.2017, 14:06
Сообщение #110


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Армянский вопрос в России (часть 3)



Дашнаки-четники


Теперь Голицын мог торжествовать. Армяне действительно охвачены очень опасным брожением. Но это брожение было вызвано самой кавказской администрацией, которая и вступила с ним в борьбу, поощряемая Плеве. Борьба оказалась не под силу администрации. Слишком поздно понял Голицын, что не за свой кус он принимается. Могучая волна народного движения снесла его, и он должен был благодарить судьбу, что живым выбрался с Кавказа, где погибли столько его соратников.
Чтобы понять, каким образом мирный народ так быстро организовался и оказался способным выдержать борьбу с кавказской администрацией, нужно иметь в виду деятельность армянского национального комитета Дрошакистов (прим. Дашнакцутюн). До отобрания имуществ комитет имел своей исключительной целью поддержку турецких армян в их борьбе против султана. Он доставлял туда оружие, организовал инсургентские четы, собирал деньги и прочее.
Россия совершенно не входила в круг его деятельности. Но по мере того, как сгущалась над Кавказом туча голицынского режима, комитет стал обращать внимание и на положение русских армян. Когда администрация довела страну до вооружённого столкновения с войсками, комитет взялся организовать ее. И он выполнил эту задачу. Своими многочисленными разветвлениями, своей железной дисциплиной он сковал все армянское общество без различия классов. Главным его делом была организация бойкота кавказскому правительству.
Началось с того, что отобранные церковные имущества, разумеется кроме наличных денег, превратились немедленно в мертвый капитал. Если это был дом, его не нанимали, если это была земля, ее не арендовали. Неармян, пытающихся воспользоваться тем или другим, предостерегали, и это действовало. Духовенство с католикосом отказалось принимать проценты с управляемых сумм, предпочитало голодать и жить на крохи, собираемые в его пользу прихожанами, чем прикоснуться к деньгам, предлагаемым русскими чиновниками. В церквях людям объяснили происходящее и под конец проповеди прихожане подхватывали анафему Голицыну, провозглашаемую с амвона. С этим бороться было трудно, потому что невозможно было установить виновников.
Этого мало, бойкотировались и правительственные учреждения. Сельские и уездные суды перестали функционировать в тех местах, где жили армяне.
Общество пользовалось своими судами, которые были организованы комитетом. В короткое время эти общественные суды приобрели такой авторитет, что к ним стали обращаться также мусульмане, живущие по соседству. И те случаи, разрешить которые оказывался бессильным правительственный суд, разрешался суд армянский.
И в этом нет ничего удивительного. Дела, которые приходится разбирать сельскому суду - это больше мелкие имущественные споры, жалобы на пропажу скота или другого имущества, и прочее, то есть такие казусы, которые очень легко разрешаются самими же сельчанами, хорошо знакомыми с местными условиями. Словом этот суррогат народного суда, суда присяжных, для которого Кавказ по мнению местных чиновников ещё не созрел.

Другим предметом бойкота сделалась русская народная школа, та, которая по плану Яновского должна была содержаться на отобранные у армянской церкви деньги. Армяне не посылали своих детей в такие школы. Взамен закрытых правительством, комитет устроил новые; о существовании их начальство не знало, но от этого дело своё они делали не хуже. В них обучались и мальчики, и девочки. Программа преподавания Яновским не рассматривалась и была ярко-национальная; окружной инспектор школ этих не посещал, поэтому никто к ним не придирался. Школ был много; в одной Карсской области их насчитывалось 60.


Казаки


В периодической печати общество тоже не чувствовало недостатка, но эта печать была нелегальная; она не проходила через руки кавказских цензоров и противодействовать ее распространению не было возможности.
Таков был результат политики Голицына. Он думал, что ему удастся искоренить армянскую культуру, уничтожить её официально существующие проявления и питомники: печать, школу, обеспеченную церковь, благотворительные и просветительские учреждения. Но армянская культура создала для себя новые учреждения, которые с точки зрения Голицына были тем опаснее, что ускользали от такого контроля. Так что в сущности, усилия его ни к чему не привели. Все то, что он преследовал и был готов считать уничтоженным, возродилось с новой силой, а преследования принесли с собой почти открытую революцию.
Бороться с проявлениями мятежного духа было почти невозможно. Враг был неуловим и на репрессии отвечал террором. Одной из жертв его сделался сам Голицын 14-ого октября 1903 года.
Ещё до покушения на Голицына в Аджикенте погиб елизаветпольский вице-губернатор Андреев, распоряжавшийся бойней в Елизаветполе (прим. ныне Гянджа). В следующем году, 25-го июля пал один из уездных начальников Эриванской губернии, Богуславский, который изображал из себя маленького Голицына в своём уезде. В конце августа 1904 года пал полковник Быков, устроивший облаву на армянскую чету, перешедшую через турецкую границу и перебивший около 50 человек. Подробности этого дела ужасны: пограничники выследили чету в 61 человек и уведомили турецкую стражу. Последние напали на армян. В то время, как чета уже одолевала турок, ее сзади атаковали казаки Быкова. Два парламентера, посланные к Быкову с просьбой прекратить огонь, не вернулись, старик священник, который вызвался исполнить то же поручение был убит, наконец сам вождь с двумя товарищами под белыми флагами пошли к русскому отряду тоже были убиты. Чета полегла почти вся. С убитых казаки сорвали одежду и оружие, и около трупов русские и турки расположились праздновать победу. У турок оказалось вино. Напившись Быков имел неосторожность дать себя сфотографировать. Фотография эта была воспроизведена в одном из осенних номеров 1904 года журнала "Pro Armenia".
Последовал ряд актов мщения против шпионов и доносчиков, причём в промежуток между летом 1903 года и началом 1905 года убито было человек 10-20. В Тифлисе начали постигать, что теми мерами, которые применялись до тех пор, ничего сделать нельзя. Тогда-то явился на сцену злополучного Кавказа новый элемент: татары (прим. азербайджанцы).


Грузины


Чтобы понять всю дальнейшую историю, необходимо бросить взгляд на социальный уклад Закавказья. Население Кавказа распадается на три главных группы: грузин, армян и мусульман. С этнографической точки зрения такая классификация, конечно, крайне неудовлетворительна, но она достаточна для понимания политики местной администрации.
Грузины ещё не так давно резко делились на два класса: дворян и крестьян. Первых было немного, им принадлежали огромные земли; крестьяне находились в полной крепостной зависимости от них. Положение крестьян было крайне тяжёлое; крошечные земельные участки были совершенно не в состоянии прокармливать семью; задолженность быстро возрастала, все крестьянское население было в когтях мелких сельских ростовщиков.

С развитием промышленности на Кавказе в этом положении произошло два изменения: земли грузинского дворянства стали отходить к армянской буржуазии, а крестьяне массами начали уезжать в города на промышленные предприятия. Это было в 90-х годах. Так как в то время грузинская интеллигенция и грузинская печать целиком были проникнуты дворянскими идеями, то стала заметно обнаруживаться вражда к армянам. Кавказская администрация воспользовалась этим фактом, чтобы раздуть вражду, возникшую на экономической почве в национальную. Сеять смуту принялась газета «Кавказ», и когда редактором ее сделался Величко, на армян посыпался град инсинуаций, рассчитанных на то, чтобы раздуть ненависть к ним среди грузин и русских. Не было той клеветы, до которой газета не договорилась бы. На страшную армянскую резню в Турции, которая повергла в ужас всю Европу, Величко откликнулся коротенькой тупожестокой заметкой; в ней говорилось, что армяне заслужили свою участь, что это их наказывает Бог, что так им эксплуататорам и крамольникам и нужно. На дворянскую часть грузинского общества эти кликушеские выходки производили впечатление, ибо они были склонны отождествлять всю нацию с той горстью капиталистов, которая скупала их земли. Но большего распространения вражда грузин к армянам не получила, несмотря на все усердие Величко. В январе 1900 года его отстранили, так как большие гадости, которые он писал, приводили к очень маленьким результатам. Отношения с грузинами все улучшались, а после отобрания церковных имуществ в 1903 году исчезли всякие следы былых недоразумений.



Водворению согласия между обеими нациями немало способствовало второе из означенных нами обстоятельств - жизнь в городе грузинских крестьян и превращение их в рабочих. На фабриках и промыслах они встречались с рабочими-армянами. Одинаковые классовые интересы сглаживали национальные различия; грузины научились сочувствовать горькой доле армян, преследуемых администрацией; армяне чем могли помогали грузинам-рабочим поддерживать их братьев-крестьян, оставшихся в селе.
На промыслах и фабриках как грузины, так и армяне легко поддавались социал-демократической пропаганде. В несколько лет, к концу 90-х годов пропаганда сделала большие успехи. Сначала был завоёван Батум, а к началу 1900-х годов - бакинские промыслы. Агитаторы приходили как из России, так и из-за границы. Последних было впрочем меньше. Пропаганда сосредотачивалась сначала исключительно в крупных городских центрах, да по железнодорожной линии.
Администрация помогла ей распространиться и на сельские округа. В Батуме в 1903 году была большая забастовка. Администрация вмешалась; рабочие, в огромном большинстве грузины, были арестованы и высланы на родину. Они явились таким образом орудием пропаганды в сёлах. Здесь социал-демократические идеи нашли подготовленную почву и встретили общее сочувствие. Почти вся Кутаисская губерния, особенно, особено уезды Озургетский (Гурия) и Кутаисский, часть Тифлисской губернии и Батумской области мало-помалу сделались ареною крестьянских волнений, а к весне 1905 года там (резче всего в Гурии) обозначилось вполне сознательное аграрное движение. Программы крестьян, проникшие в печать, не оставляют на этот счёт никаких сомнений. Крестьянское движение, конечно, преследовалось обычными репрессивными мерами и его старались остановить силой. От этого движение, сначала вполне мирное, обострилось и кое-где приняло характер пугачёвщины, не утрачивая однако, ярко выраженного сознательного характера.
Таким образом грузинская масса оказалась совершенно неподходящим элементом для организации чёрной сотни. Оставалась масса мусульманская.


Кавказские татары


Те мусульмане, о которых идёт речь, и в этническом и в религиозном отношении отличаются от мусульман, живущих в центральных частях Кавказа. Это так называемые адербеджанские татары, потомки тамерлановых полчищ, позднее сделавшиеся шиитами под влиянием соседних персов. Издавна это была самая бесправная, самая некультурная, самая забитая часть населения кавказского населения. С ними стеснялись ещё меньше, чем с армянами и грузинами; у них отбирали как частные, так и общественные (принадлежавшие мечетям) имущества. Только приниженность, инертность и некультурность массы помогала мусульманам выносить весь этот гнёт; это и создало им репутацию преданных правительству людей.
Администрация рассуждала, что если мусульмане способны выносить все, что они выносят, то на них можно полагаться. Единственным открытым проявлением протеста со стороны мусульман, проявлением притом совершенно бессознательным, были разбои, участившиеся во время голицынского управления. Но в тайниках народной массы имелся другой вид протеста, о котором администрация совершенно не подозревала. Это - панисламизм. Он долго не обнаруживался и, быть может, никогда не приобрёл бы значения, если бы администрация, не понявшая смысла фактов не попробовала утилизировать его против армян.Отношения между мусульманами и армянами были самые дружественные. Никакой вражды, ни экономической, ни религиозной, в народных массах не было. В крупных центрах, как Баку, даже капиталисты и мелкая буржуазия имели мало оснований конкурировать между собой. Крупные капиталисты-мусульмане в Баку - главным образом домовладельцы. Среди нефтяных промыслов в Баку только два мусульманских. Армяне-капиталисты вложили свои капиталы главным образом в промыслы. Мелкая городская буржуазия - лавочники в Баку, Эривани, Нахичевани, Шуше, тоже не имеют причины враждовать между собой, ибо или армяне и татары обслуживают особые районы, или мелкая торговля на рынке (мясо, овощи, фрукты и прочее) находится всецело в руках мусульман. Рабочие-мусульмане по своей некультурности годятся только на должность чернорабочих, квалифицированными рабочими они быть не в состоянии; наоборот - армяне, если и начинают чернорабочими, то уже через полгода переходят в разряд квалифицированных. Что касается крестьян, то у них отношения были самые дружественные.


Армяне


Религиозная вражда, как единогласно утверждают все внимательные наблюдатели кавказской жизни, явление совершенно там незнакомое. Вековая жизнь бок о бок приучила и армян, и татар относиться друг к другу с полной терпимостью.
Разрушить дружбу между двумя народностями, существовавшую так долго и пустившую такие глубокие корни было нелегко. Голицын при первых попытках, вероятно натолкнулся на большие затруднения, иначе непонятно, потому ему пришлось выбрать такой долгий путь, который привёл к цели лишь в феврале 1905 года. Путь этот заключается в том, чтобы отдать полицейские функции в местностях с преобладающим татарским населением в руки мусульман и через полицейских чинов вести в мусульманской массе агитацию против армян. К исполнению этого плана было приступление немедленно. Ещё в бытность Голицына на Кавказе последовал ряд назначений мусульман на полицейские должности. На некоторые высшие административные посты были назначены люди, которые были посвящены в планы Голицына и были готовы всячески их поддерживать.
У нас есть очень надёжное подтверждение этого факта, исходящее от теперешнего заведующего полицией на Кавказе, генерала Ширинкина. В одном из донесений наместнику, перечисляя кровавые деяния татар в конце августа, он прибавляет: "Наряду с этими данными, устраняющими мнение о случайности и стихийности этих прискорбных явлений, и скорее заставляющими думать, что в данном случае мы имели дело с заранее организованным движением, наличность того факта, что контингент полицейских чинов в охваченных мусульманским движением губерниях в большинстве состоит из татар, как печальное наследие политики управления краем предместника вашего сиятельства, углубляя опасность, не даёт возможности знать правду, как она есть в действительности и едва ли способствует высочайшей воле о принятии самых энергичных мер к подавлению движения". Затем, предлагая свой план борьбы с движением, генерал Ширинкин говорит: "Предлагаемая на усмотрение вашего сиятельства мера... несомненно будет иметь самые благоприятные результаты в смысле успокоения возбужденного ныне населения Закавказья, не говоря уже о том значении, какое будет иметь эта мера для выяснения истинной роли полицейских чинов-мусульман в последних событиях, так как трудно допустить, даже в теории, чтобы эта роль могла быть строго корректной при настоящих обстоятельствах"
Теперь когда факты налицо, мусульмане, служащие в полиции и агитировавшие против армян, известны по именам. Известны и мотивы, которыми увлекали они тёмную массу. "Армяне злоумышляют против царя и хотят его извести, за это их нужно бить", - вот основной мотив, бесконечные вариации которого слышались перед погромами в Баку, Нахичевани и его везде, в Эривани, в Шуше, Елизаветполе и вообще всюду, где потом разыгрались погромы. Иногда впрочем он осложнялся мотивами экономическими. Вспоминались случаи с истёкшей давностью, застарелые обиды, измышлялись всякого рода небылицы. Одним из типичных фактов этой категории, использованным очень основательно, является судьба Балаханско-Сабунчанского нефтепромышленного района. Лет 25 тому назад вся площадь теперешних промыслов была покрыта цветущими садами, принадлежащими мусульманам четырёх смежных деревень. Часть земель принадлежала крестьянам, у них была отчуждена казною и потом сдана с торгов; часть была собственностью более крупных землевладельцев-беков, которые распродали и сдали в аренду свои владения по участкам. На них стоят теперь промыслы, приносящие огромные доходы. Покупателями в обоих случаях были главным образом армяне. И вот теперь агитаторы уверяли легковерных сельчан, что если они поднимутся на армян и начнут их бить, то промыслы перейдут им в руки.

Дживилегов А.К. «Армяне в России» 1906 год


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 8.12.2017, 16:16
Сообщение #111


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 27002
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Этой статьей за сентябрь 1916 года и закончим первое знакомство с историком Алексеем Карповичем (Карапетовичем) Дживелеговым.
И напоследок, чтобы понимать масштаб автора, посмотрите на избранную библиографию доктора искусствоведения и переводчика в конце статьи.

О «Дживелеговской Армении» и о «негодовании патриотически настроенных русских людей»



В кавказской печати большой шум. Некий господин Магистрант напечатал в статью, в которой предлагает армянам "поставить крест", притом не просто, а "раз и навсегда", над мечтою о "политическом возрождении" на том основании, что "Турецкая Армения, как и Турецкая Грузия отойдут полностью к России. Ибо "в этом никто не сомневается".
Сомневается в этом кто-нибудь или нет, вопрос особый. Хотя, казалось бы, не достаточно еще обладать столь высокой ученой степенью, чтобы ручаться за всю Россию и за все человечество с такой категоричностью. Да и самая ученая степень г. Магистранта возбуждает, нужно сказать, некоторые подозрения. По какой кафедре магистрируется г. Магистрант? Судя по тому, как он рассуждает о политике, его специальность - не то минералогия, не то сопротивление материалов. Точка зрения его отнюдь не блещет оригинальностью. Она все время проводится реакционными русскими публицистами, хорошо знакомыми всякому, кто читает «Русское Знамя», «Земщину», «Петроградские Ведомости». Недавно еще с большой обстоятельностью и с малой убедительностью ее пытался обосновать в «Проблемах Великой России» пресловутый профессор Яценко.

Когда аннексионистские взгляды на Армению украшают страницы органов с определенной политической, а иногда и с не менее определенной моральной репутацией, - это так же естественно, как сыпь при пятнистом тифе. Никто этому не удивляется и никто не обращает на это внимание. И если бы г. Магистрант избрал себе приютом одно из перечисленных выше изданий, вероятно, кавказская печать осталась бы совершенно равнодушной.
Но статья появилась на столбцах «Кавказского Слова» - газеты, среди издателей которой много армян, руководимой Ю.О.Семеновым - журналистом, которого никто никогда не подозревал в близости к охранительному лагерю. Мало того, она печатается с нарочитого благословения того же самого Ю.О. Семенова, который в своем вступительном слове к ней оговаривается лишь о том, что статья эта - "одно из частных мнений, настолько же крайнее в антиавтономическом направлении, насколько крайне в противоположном направлении мнение кругов, группирующихся вокруг «Оризона»". Появление статьи в «Кавказском Слове» заставляет отнестись к ней иначе, чем относились к однородным статьям в русской реакционной печати. Оно создает впечатление какого-то "крутого перелома во взглядах армянского общества на будущие судьбы своей родины", как радостно констатировали «Петроградские Ведомости». Представителям "армянского общества" волей-неволей приходится отмежевываться от публицистики «Кавказского Слова», приходится подчеркивать, что "перелом" произошел не в его взглядах на будущее родины, а разве-что - во взглядах «Кавказского Слова». А это не совсем одно и то же.
В своих вступительных словах к статье г. Магистранта Ю.О.Семенов предчувствует, что она "не понравится многим". Его предчувствие его не обмануло: он опытный журналист. И мне не понравилась статья г. Магистранта. Но мне она не нравится, как можно предполагать, по другим причинам, чем думал Ю.О.Семенов.

Ю.О.Семенов с такой легкостью дал свою санкцию статье г. Магистранта, по-видимому, не только потому, что она может вызвать полемику, которая "родит истину". Он и сам уверовал в аннексию. "Аннексия, - говорит он, - начинает становиться совершившимся фактом и в подтверждение этого "факта" ссылается на... рассказы "русских и армянских деятелей, побывавших за границей". Правда, потом очень скоро оказывается, что "факт" подлежит еще обсуждению конгресса, притом "неизбежному". Но Ю.О.Семенов таким противоречием не смущается и с решительным видом передает слово своему ученому сотруднику. Свою точку зрения, он худо ли, хорошо ли, высказал. Не все в ней гладко, но г. Магистрант дело поправит: на то у него ученая степень. И г. Магистрант начинает сокрушать идею "Дживелеговской Армении от моря до моря", а попутно и всякие другие формулы автономной Армении".

Главных аргументов у него три.

Первый: "без деятельного содействия России - Англия, Франция и Италия... «автономной Армении» в Армении устроить не смогут", ибо "английским броненосцам к Ванскому озеру не подойти". Если бы специальностью г. Магистранта была не минералогия, а какая-нибудь наука, более близкая к политике, он бы сообразил, что английским броненосцам для этого незачем идти к Ванскому озеру: им достаточно подойти к Константинополю. А это становится с каждым днем все более и более вероятным.

Затем: "Россия, имей она самого Керенского во главе правительства, конечно, не пожелает создать, а затем поддерживать при помощи русских штыков" автономную Армению. Я очень боюсь, что г. Магистрант напрасно так твердо ручается за Керенского. Но, конечно, "сие (то есть Керенского) надо понимать духовно". А главное: раз будет автономия, на какой предмет там нужны русские штыки? Достаточно передать штыки армянам, и все пойдет великолепно. Что касается того, почему работают русские штыки в Армении сейчас, то ответ ясен: для защиты России, по той же самой причине, по какой они работают в Шампани и на Салоникском фронте. Автономия Армении - вовсе не цель военных действий. Она может быть только их результатом.
Мне очень лестно, конечно, что столь ученый автор придает моим взглядам значение чего-то нарицательного, но и должен определенно указать, что в своих последних заявлениях я говорил только об одном: что автономной Армении нужен выход в море; притом черноморский порт с моей точки зрения есть своего рода pis-aller (прим. франц. не самое оптимальное): естественно стремление Армении - к Средиземному морю, к одному из Киликийских портов

Наконец: "Не удастся России присоединить Ванскую область, - останется она и после войны в турецких руках. Третьего тут быть не может". Из чего это видно? Как раз тут, когда читатель начинает быть особенно заинтригованным, г. Магистрант таинственно умолкает, и ответ на самый существенный вопрос так и остается секретом автора.
А потом идет нечто совсем непонятное, или, если угодно, слишком хорошо понятное: смотря по тому с какой точки зрения понимать: "Всякая попытка произвести на конгрессе давление в этом направлении (т.е. в направлении автономии) на русское правительство вызовет справедливое негодование мыслящего и патриотически настроенного русского человека не только против союзных правительств, но прежде всего против тех, кто за этими союзниками стоит".
Когда мы читаем слова о "негодовании" "патриотически настроенных русских людей" против кого-нибудь в "Русском Знамени", мы твердо знаем, что это - или videant consules (прим. лат. "Пусть консулы смотрят, чтобы республика не понесла какого-либо ущерба") или прямой призыв к погрому.
Что означают эти слова на страницах «Кавказского Слова», пусть объяснит Ю.О.Семенов, так торжественно благословивший своего сотрудника на борьбу с автономией. С такими вещами не шутят. На Кавказе и без того слишком много горючего материала, чтобы бросать еще такие опасные лозунги.
Если Ю.О.Семенов с г. Магистрантом этим путем хотят вести борьбу со сторонниками автономии Армении, я очень боюсь, что "недовольные" очень скоро перестанут не только "возражать", но и вообще обращать внимание на то, что говорит "Кавказское Слово". Одним больше - не все ли равно?

Мне пришлось в этой статье, за которою я взялся с великим, как говорится в похоронных объявлениях, душевным прискорбием, больше говорить о Ю.О.Семенове, чем о его ученом сотруднике. Господина Магистранта я не знаю: он предусмотрительно надел маску, хотя в таких вопросах литературный обычай велит выступать с открытым забралом. Вдобавок, еще на Кавказе; вдобавок, когда тут речь идет о национальных требованиях. Но Ю.О.Семенова я знаю давно. Его я знаю давно. Его я привык уважать. И вдруг: "негодование патриотически настроенных русских людей", чуть-чуть не "истинно-русских!" Не понимаю, как хотите, не понимаю!

«Армянский вестник» 4 сентября 1916 г. Дживелегов А.К.


Российский историк и политический деятель, член ЦК партии кадетов, главный специалист в руководстве партии кадетов по муниципальной политике, в дальнейшем, советский историк и искусствовед, доктор искусствоведения (1936), переводчик.
Родился 26 марта 1875 в Нахичевани-на-Дону (ныне Пролетарский район города Ростова-на-Дону) в купеческой армянской семье. Учился в начальной школе, в армянской семинарии Нахичевани-на-Дону, в Ставропольской гимназии (1887-1893), в Московском университете (1893-1897). Его первая работа (о Вико) была помещена в журнале «Вопросы философии и психологии» (1896). Сотрудничал в «Русских Ведомостях», в «Вестнике Европы», «Русской Мысли», «Начале», «Научном Обозрении», «Мире Божьем», «Vierteljahrschrift fur Social- und Wirtschaftsgeschichte» и др. изданиях, в газетах: «Путь», «Парус», «Век», «Русское слово», «Утро России». Был редактором (вместе с С.П. Мельгуновым, В.И. Пичета) и автором ряда глав семитомного издания «Отечественная война и русское общество 1812-1912», приуроченного к 100-летнему юбилею великого исторического события. В 1916 - стал одним из организаторов и редакторов еженедельника «Армянский вестник». Ответственный секретарь и заведующий отделами «Энциклопедического словаря Гранат» (1898-1939), издательства «Academia» (1932-1937), заведующий отделами Института всемирной литературы имени М. Горького (1938-1952), Института истории искусства (1944-1952) АН СССР. Преподавал в Московском государственном университете (1919-1924) и Университете имени Шанявского (1915-1919), в различных студиях (1925-1930), Государственном институте театрального искусства (1931-1952).
Умер 14 декабря 1952 в Москве.

Избранная библиография

Городская община в средние века (1901).
Средневековые города в Западной Европе (1902).
Торговля на Западе в средние века (1904).
Армяне в России (1906).
Бисмарк и Лассаль (1906).
Начало итальянского Возрождения (1908).
История современной Германии (1908-1910).
Городское дело (1911).
Александр I и Наполеон (1915).
Немецкая культура и война (1915).
Город. Двухнедельное издание Всероссийского союза городов по вопросам муниципальной жизни (1917).
Город. Вестник Всероссийского союза городов (1918).
Крестьянские движения на Западе (1920).
Вольный город в Европе (1922).
Армия Великой французской революции и её вожди (1923).
Очерки итальянского Возрождения (1929).
В серии ЖЗЛ:Данте Алигьери, (1933), Леонардо Да Винчи (1935), Микеланджело (1938).
Данте Алигьери (1946).
Итальянская народная комедия (1954).
Итальянская народная комедия dell arte (1962).
Отечественная война и русское общество.
Армия Великой французской революции и её вожди.
Революция и Европа.
Революция и Бонапарт.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post

6 страниц V  « < 4 5 6
Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 15.12.2017, 19:04
Геноцид армян Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more! Analitika.at.ua КАРАБАХ88
- История Армении и Карабаха, пресса, комментарии Acher.ru - Армянский сайт для друзей Армянское интернет-сообщество Miasin.RU Website about Liberated Territory of Artsakh

free counters