IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> Армяне в Италии
Agasfer
сообщение 9.11.2007, 20:46
Сообщение #1


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 388
Регистрация: 5.11.2007
Из: Вся жизнь в странствиях...
Пользователь №: 12



Задолго до того, как туристы открыли для себя Венецию, армянские купцы уже бросали якорь в одной из первых торговых столиц Европы. Все началось 800 лет назад, когда в 1196 году в Киликийскую Армению прибыл консул Венеции.
В Киликии издревле имелось очень значительное армянское поселение.
Армянская государственность в Киликии берет начало с XI века, когда было провозглашено Великое княжество Рубенянов (Рубенидов), а в 1198 г. Киликия стала царством; на церемонии коронации Левона Второго на царство присутствовали послы городов-государств Италии, южной Франции, Испании, стран Леванта (восточного Средиземноморья); короны были посланы Левону Второму от императора Священной Римской империи и императора Византии.
Это являлось свидетельством признания исключительного значения Киликийского государства в международных делах, в международной торговле и в культуре Средиземноморья.
В то время Киликийская Армения была связующим звеном между Востоком и Западом, греко-латинским и мусульманским мирами. Ее купцы имели соглашения с султанами Иконии в Малой Азии, халифами Багдада, эмирами Алеппо.
В городах и морских портах Киликийской Армении (Адана, Алая, Айас, Анарзаба, Корикос, Сис, Тарсон, Селевкия и др.) существовали отдельные кварталы, где селились иностранцы: арабы, греки, евреи, итальянцы, французы, испанцы-финансисты, торговцы, моряки, которые имели свою администрацию, религиозные учреждения, гостиницы, торговые дома и финансовые учреждения.
Царский двор неоднократно заключал международные торговые соглашения с Генуей, Пизой, Флоренцией, Венецией, Сицилией, а также с Марселем и другими городами южной Франции на очень выгодных условиях.
На взаимной основе армянские поселенцы в городах-государствах Италии имели свои кварталы и пользовались определенными привилегиями в организации внутренней жизни, строили церкви (в XII веке их было девять, а в XIV в. - уже сорок), постоялые дворы и больницы ("Армянские дома") и т. п.
Одним из важнейших морских портов Киликии был город Айас. Именно отсюда в 1271 г. знаменитый Марко Поло начал свое путешествие в глубины Азии. В 1201 г. царь Левон подписал торговое соглашение, освобождающее Геную от уплаты пошлин, и позволил итальянским купцам открывать торговые дома в своей столице Сис и других городах государства.
Позднее, когда правитель Армении взял в жены принцессу Сицилии, сицилийским купцам были дарованы такие же привилегии. В 1261 году Хеттум I дал право свободной торговли на территории государства купцам из Венеции. Исторические документы изобилуют описанием подробностей процветающей торговли между Арменией и городами Италии.
Из портов Киликии через Венецию в Европу отправлялись грузы: шелк, хлопок, пряности, вина, масла, меха, ковры и другие ценные товары. Из Европы сюда приходили корабли, груженные шерстью, мебелью, изделиями из стекла и оружием. Материалы, обнаруженные армянским историком конца XIX века Алишаном, дают представление о деятельности торговцев из Киликийского царства.
Одним из самых предприимчивых армян, живших в Венеции в XVI столетии, был Антон-армянин. В Венецианском архиве Алишан обнаружил интересные сведения об этой замечательной личности. Начав службу простым плотником в арсенале венецианского флота, Антон вскоре был произведен в офицеры. На свои средства он соорудил большую машину, предназначенную для поднятия с морских глубин затонувших судов и грузов.
В 1561 году специальным указом республика предоставила ему на 30 лет монополию судоподъемных работ в водах, контролируемых Венецией. Имя этого выдающегося армянина упоминается в связи со славной морской баталией при Лепанто 3 октября 1571 года, в которой Венеция с союзниками разгромила многочисленную турецкую флотилию. Антону было поручено обеспечение оружием нескольких боевых галер.
Заслуги талантливого инженера были отмечены в указе венецианского сената 1613 года о награждении сына Антона, Иосифа, который так же, как и отец, был военным инженером и принимал участие в битве при Лепанто. Отец и сын вместе служили республике более 75 лет.

Go to the top of the page
 
+Quote Post
 
Start new topic
Ответов (1 - 3)
Agasfer
сообщение 9.11.2007, 20:50
Сообщение #2


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 388
Регистрация: 5.11.2007
Из: Вся жизнь в странствиях...
Пользователь №: 12



Уже в середине XVI века армянское население Венеции столь возросло, что возникла необходимость правового урегулирования жизни общины, сконцентрировавшейся вокруг церкви.
Со временем армяне Венеции приняли свою конституцию, которая сохранилась в своей итальянской версии. Положения конституции в своей сущности сохранились и по сей день. Правительство Венеции приветствовало армянские поселения в городе. Начиная с XVII века, армяне получили права граждан в соответствии с законом, принятым 1552 году, по которому чужестранец, проживший в Венеции 25 лет, мог претендовать на гражданство.
Среди процветавших в Венеции армянских фамилий Алишан называет семью Кеворка Теодоряна. Теодоряны были крупными землевладельцами, купцами, переводчиками и коммерсантами; о них упоминается также в записях венецианского архива.
Придя в Венецию как торговцы, армяне сделали город своим постоянным местом жительства. Одни преуспели в развитии искусства декоративной вышивки, другие строили фабрики по переработке хлопка, производили прекрасные изделия из кожи и меха.
Некоторым армянским купцам Венецианская республика пожаловала высокие титулы. Так, Грикору Агдолянцу был пожалован титул маркиза, Сехпазяну - титул графа, а Шахриманян, Манукян и Занд были посвящены в рыцари.
Последний из рода Шахриманянов, не оставивший после своей смерти наследников, завещал миллион франков и все свое имущество городу на образование и благотворительные цели.
Новый период в жизни армян в Италии связан с деятельностью ордена мхитаристов, основанного в самом начале XVIII века, который с 1717 года обосновался в Венеции, на острове св. Лазаря (Сан-Лазаро). Основателем ордена был священник родом из Себастин - Мхитар. Жил он в конце XVII века.
Мечтой жизни 20-летнего аббата из Себастии стала идея организации армянского центра теологии, философии, истории, литературы и языка. В замысле Мхитара и его последователей воплотились традиционное проповедничество и новый просветительский подход.
В 1701 году Мхитар покидает родной город и отправляется в Истанбул вместе с девятью своими учениками, которые впоследствии составили первое поколение мхитаристов. Но в Турции сподвижники Мхитара натолкнулись на непонимание. Мхитар прибывает на остров Сан-Лазаро. Согласно сохранившимся документам, этот небольшой остров, ставший центром ордена монахов-мхитаристов, в XIII веке принадлежал местным принцам.
Позднее остров стали использовать как карантин для иностранных моряков и путешественников. В 1715 году постановлением венецианского сената он перешел во владение армянских монахов. Когда Мхитар и его ученики ступили на землю острова, они увидели здесь лишь разрушенную церковь и несколько построек вокруг нее. Мхитар начал с восстановления монастыря: пристройки помещений, постройки алтаря, расширения общей площади монастырского комплекса - и постепенно превратил это место в маленький армянский остров у берегов Венеции - центр просвещения, не имеющий аналога в армянской диаспоре. Литературные труды самого Мхитара насчитывают 20 томов. Самая известная из его работ - "Словарь армянского языка", составление которого заняло 25 лет.
Словарь был опубликован орденом в 1749 году, спустя 3 года после смерти Учителя. Спустя более 245 лет словарь не потерял своей ценности, являясь поистине одним из сокровищ армянской словесности наряду с армянским переводом Библии 1645 года издания, выполненным Мхитаром в 1733 году. В течение 300 лет существования орден мхитаристов привлекал внимание многих мыслителей, историков, литераторов.
Именно сюда в пике своей славы прибыл гениальный лорд Байрон. В архиве монастыря сохранился журнал Арутюна Авгеряна, монаха-мхитариста, у которого английский поэт брал уроки армянского языка. Мхитар не только заложил основание культурно-религиозного института, но и положил начало активной просветительской деятельности как в Италии, так и в других странах мира.
Наряду с литературными трудами, включающими многочисленные переводы на армянский с греческого, латыни и других языков, публикацией древнеармянских манускриптов, члены ордена преуспели в деле образования.
В 1746 году в Венгрии орден открыл первую школу, которая прослужила местной армянской общине 74 года. Впоследствии мхитаристские школы были открыты в Турции, в Крыму, на Кавказе, во Франции, в Персии, в Палестине, в Египте, Сирии, Аргентине. Из 29 школ, открытых орденом мхитаристов, 5 действуют по сей день, в том числе школы в Венеции, Париже Алеппо.
Армяне в современной Италии представляют хорошо организованную, сплоченную общину. Больше всего армян проживает в Милане, в Венеции, Падуе и Риме.
Армянская диаспора в Италии хранит верность принципу, заложенному первыми переселенцами-армянами в своей конституции. Центром армянского сообщества в Италии является город Милан. Именно здесь в 1958 году была открыта армянская церковь. В Милане активно действует исследовательский центр культуры Армении. Здесь работают такие ученые, как Оник Манукян, Арутюн Казанян, Гаяне Каснати, Сетрак Манукян, которые вместе с итальянскими исследователями занимаются изучением древней архитектуры Армении.
Несмотря на свою малочисленность, армянская община в Италии принимает активное участие в культурной жизни страны: среди членов общины есть поэты, писатели, художники. Каждый армянин Италии ощущает связь со своим народом и родной землей и стремится своей деятельностью помогать развитию и укреплению отношений между Арменией и Италией. Именно Италия одной из первых предложила свою помощь Армении после страшного землетрясения 1988 года. Тысячи добровольцев отправились в республику для оказания помощи людям; итальянские воинские подразделения отстроили первое поселение для выживших жителей Спитака. В городах были открыты школы, медицинские центры и клиника. В Милане, у стен церкви святого Амврозия, покровителя города, был установлен хачкар как напоминание о геноциде 1915 года.
Прошло 800 лет с того времени, как первое представительство Италии было открыто в столице Киликийской Армении. Связь двух народов, возникшая в те далекие времена, остается крепкой и по сей день.

Мекхитар Сеьастия
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Geo
сообщение 5.4.2008, 11:53
Сообщение #3


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1326
Регистрация: 13.11.2007
Из: Ростов-на-Дону
Пользователь №: 28



Армянская Венеция

«Добро пожаловать, соотечественник». Это самодельное рукописное приветствие вывешено над аркой, которая «обнимает» вход в самую тайную, наверное, из всех венецианских церквей – армянскую церковь Сурб Хач (Санта Кроче, если ориентироваться по памятной табличке для туристов). Найти среди старых камней города на лагуне такое абсолютно армянское место – очень непросто, оно спрятано в лабиринте путаных улиц и каналов. У церкви нет даже фасада, а вход – из низкой подворотни. Армянская (католическая) община Венеции возникла в XIII веке; храм построен в конце XVII века итальянскими мастерами. Но армянский крест и армянские буквы – это знак для соотечественников, что община еще жива. Армянская община – вторая по численности после греческой и насчитывает не менее древнюю историю.

Правда, попасть в церковь можно, лишь подгадав время. Службы здесь проводят раз в месяц, каждое последнее воскресенье. А большинство визитеров приезжают в Венецию кто на день-два, в лучшем случае на неделю.

Более известный миру армянский «дом» в Венеции – это остров Святого Лазаря, где расположен монастырь ордена мхитаристов. Сан Ладзаро – особое место в Венеции. Можно сказать, это Венеция армянская, основанный ученым братством центр книжности. Стремящиеся попасть сюда собираются на самом дальнем причале на главной венецианской набережной Скьявони. Раз в день, в три часа пополудни, на остров уходит венецианский водный автобус «вапоретто». К официальному расписанию подклеено объявление, когда монастырь открыт для посещения. Объявление на армянском, и в небольшой толпе на причале эти буквы как опознавательный знак, как флаг начинают собирать соотечественников. К отходу катера все армяне, плывущие на Сан Ладзаро, уже знакомы между собой.


--------------------
Если ты наследник священной Армянской земли, если ты носишь заветное имя армянина и рожден в купели армянской веры, живи и созидай как армянин, превратив жизнь в клятвенную верность Богу своих отцов, Св. Церкви и Родине.

Глава Ново-Нахичеванской и Российской Епархии Армянской Апостольской Церкви Епископ Езрас Нерсисян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Geo
сообщение 4.10.2008, 10:47
Сообщение #4


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1326
Регистрация: 13.11.2007
Из: Ростов-на-Дону
Пользователь №: 28



Особая миссия диаспоры

Лидер армянской общины Италии Погос-Левон ЗЕКИЯН — один из самых блестящих представителей зарубежного армянства. Видный ученый, философ и богослов многое делает для сохранения этнического самосознания армян диаспоры. Трудно переоценить роль кафедры арменоведения Венецианского университета, где он преподает, а также организованных им в 1986 году летних семинаров по арменистике. П.-Л.Зекиян автор многих исследований в основном в области философии и арменистики. Спектр его научных интересов очень широк — от истории армянской церкви до проблемы Карабаха и политической ситуации в Турции. Многие мысли ученого, касающиеся диаспоры и Армении, сегодня особенно актуальны, они отлично иллюстрируют некоторые пункты обращения президента С.Саргсяна к общественности, а также подвижки в армяно-турецких отношениях.

Я глубоко убежден, что все те, которые считают себя армянами, должны восприниматься как абсолютно равноправные носители всемирного армянского сообщества, объединенного на этнокультурной платформе. При этом наличие (или отсутствие) армянского паспорта не должно приниматься во внимание. Более того, признавая несомненную роль Армянской Апостольской Церкви в сохранении на протяжении веков национального самосознания, все же необходимо признать и равноправие армян, исповедующих католичество, православие и другие традиционные ответвления христианства. Очевидно, что подобная национальная политика предусматривает целый комплекс конкретных шагов, направленных на сближение Республики Армения и диаспоры. Как например:
1. Максимальное облегчение процедур, связанных с допуском спюрка в РА. А именно введение в обращение долгосрочных виз или специальных паспортов туристического назначения для зарубежных армян.
2. Режим наибольшего благоприятствования в налоговом обложении для инвесторов-армян.
3. Активизация культурных связей со спюрком на всех уровнях.
Нет сомнения, что армянская диаспора имеет свою особую миссию — культурную, экономическую, политическую — в жизнедеятельности всеармянского сообщества. В переносном смысле я бы сравнил диаспору в ее соотношении с РА с отрядами фидаинов при регулярно действующей армии. И если принято считать, что для достижения победы в сражении необходим десятикратный перевес военных сил, то эти силы нам обеспечивает спюрк. Он нигде, и он везде, он заметен и одновременно невидим. Я думаю, что если бы у нас не было диаспоры, необходимо было бы ее создать. Сколько грузин, с которыми мне доводилось общаться, с болью и даже завистью (доброй или злой — в зависимости от человека) говорили о том, что нет у них этой поддержки. Естественно, не надо впадать в другую крайность и опустошать Армению, чтобы усилить спюрк.
А это в свою очередь означает, что необходимо разработать стратегию репатриации, руководствуясь принципом равновесия. То есть проводить иммиграционную политику таким образом, чтобы усилить Армению, но не ослабить и не разрушить спюрк. Знакомый еврей недавно поведал мне в доверительной беседе, что один из главных принципов иммиграционной политики в Израиле — при прочих равных условиях отдавать предпочтение тем гражданам, которые в большей мере подвержены ассимиляции.
Что же касается вопроса двойного гражданства, то я, например, не сторонник того, чтобы все армяне диаспоры автоматически получали гражданство РА. Я считаю, что право выбирать и быть избранным во властные структуры может иметь лишь тот, кто постоянно проживает в Армении. Гражданство — вопрос, лежащий в юридической плоскости, и он регулирует некое равновесие внутри страны. Но вместе с тем я не думаю, что приезжающий на родину зарубежный армянин должен испытывать абсолютно такие же сложности при получении визы, как и представители других национальностей. Поскольку виза по определению выдается чужому, чужестранцу.

* * *
С некоторых пор заметна опасная тенденция относить граждан Армении к настоящим, стопроцентным армянам, в отличие от спюрка. Считать армянское гражданство главным и определяющим в понятии армянской сущности — значит, попросту похоронить по крайней мере половину нашей истории и культуры и не возмущаться больше теми бездарными писаками, которые в недавнем издании Даниэла Варужана на итальянском назвали его турецким поэтом по той причине, что он был подданным Османской империи. Такая точка зрения основана на западной трактовке национальной сущности, высшим проявлением которой стала идеология Французской революции с лозунгом “Нация = государство”.
Но нет сомнений, что перенесение западных стандартов на армянскую почву в этом вопросе смерти подобно. И концентрация всего народа на одной лишь географической точке, на ситуативном центре армян, тоже опасна. За более чем 25-вековую историю Армении мы видели и государственность, и независимость, и даже империю. Все это было, прошло, снова повторилось, снова прошло и снова вернулось. Но неизменным оставалось одно — существование армянского народа. Его надо сохранить. Это и есть наша главная цель и забота.
Я не согласен и с тем бытующим сегодня мнением, что у армян нет национальной идеологии. Как тогда объяснить его жизнеспособность и, более того, постоянное продуцирование высокоразвитой научной, философской и культурной мысли? Как объяснить ту гибкость и безошибочность поведения, которые позволили организоваться и продержаться спюрку? Особенность нашей национальной идеологии в том, что она доведена в своем историческом развитии до инстинктивно действующего механизма.
Подобно тому как существуют защитные механизмы личности, так в критических ситуациях приводятся в действие защитные механизмы этноса. Так, например, если создается армянская община в спюрке, тут же открываются не театр и не стадион, а школа и церковь. Что это, если не инстинкт самосохранения? Мы часто говорим, что нет в армянском народе единства. Однако, следуя зову здорового инстинкта, в определенные моменты мы все же объединяемся. Вспомним постгеноцидные годы, когда нам удалось не сломиться, вспомним войну в Ливане, когда наши партии объединились в единый национальный фронт, и это спасло ливанскую диаспору от великой катастрофы. Говорят, мы народ анархичный, и это правда. Но в критической ситуации каким-то чудом в обществе воцаряется абсолютный порядок, и это тоже есть проявление инстинктивного защитного механизма этноса. Под инстинктом я понимаю, таким образом, усвоенный на физиологическом уровне исторический опыт нации.

* * *
Меня всегда интересовал процесс становления армянского национального самосознания. Месроп Маштоц в самом глубинном смысле может считаться прародителем армянского народа, потому что он сделал возможным развитие теоретической мысли об армянской самости. Он заложил фундамент и философии Хоренаци, во времена которого были известны две основные модели государственности. Первая — идея греческого полиса, подхваченная римлянами. Она стала колыбелью демократии в ее сегодняшнем понимании и основой западного типа цивилизации, которая строится на главенстве права, принципе гражданства и в которой этнос — только хобби, и ничего более. Но существовала и вторая модель — еврейская. Филон Александрийский дал формулу национального единения: одна религия, один закон — Моисея, один город — Иерусалим. Это по сути модель религиозного государства.
Я считаю, что впервые в идеологии именно армянского самосознания, в гениальной мысли Хоренаци родился синтез этих двух начал. Вот почему у нас нет противоречия, столкновения, нетерпимости между светским и религиозным. Вот почему у нас невозможна серьезная и развернутая дискуссия по теме “а стоит ли вообще справлять дату принятия христианства в нашем, в общем-то, светском государстве?” — то, чему были посвящены острые дебаты во Франции. И вот почему так глубоко не правы те, которые сводят религию исключительно к феномену национального. До тех пор пока религия будет рассматриваться под подобным углом зрения, будет принижена и роль церкви, и религии, и ее функции в воспитании национального самосознания.
Призвание церкви в том, чтобы довести до каждого идею реального существования Бога, но так, чтобы не превращать религию в инструмент разделения людей. Надо понять сущность христианства, его основной парадокс: крест есть победа. Мы как-то привыкли замечать лишь победу, забывая о другой стороне — жертвенности и служении. И противостоянии духу прагматизма, который в мягких бархатных перчатках, незаметно опутав паутиной весь Запад, теперь подступился и к Армении и в приятной истоме душит дух и сознание людей с ловкостью стального кулака сталинизма. Надо не допустить этого опьянения, утолить жажду народа в истинной вере и, разделяя с ним все трудности, вести его к духовности. У нас должна найтись сила противостояния. Она в древних традициях христианства и в выстраданных традициях духовной культуры недавнего прошлого. Во всем том, что нам поможет в этой борьбе с самой большой опасностью современности — неограниченной властью денег, унижающих достоинство человека.

* * *
Сейчас уже можно констатировать, что новое поколение армянской диаспоры мыслит несколько иными категориями, в сравнении со своими родителями. В недавнем прошлом мы часто сталкивались с тем, что старшее поколение по той или иной причине скрывало свое происхождение. Это явление особенно явственно прослеживалось вплоть до конца 50-х годов. Так, например, Майкл Арлен-старший (автор нашумевшего романа “Зеленая шляпа”) старательно скрывал этот факт. Была и другая генерация, которая не признавалась в своих армянских корнях просто потому, что, работая в области культуры, творила не по-армянски и не на армянской почве. Приведу один парадоксальный пример. Известный парижский поэт Армен Любен под этим псевдонимом публиковал стихи на французском языке, но одновременно писал прозаические произведения на армянском, подписываясь собственным именем — Шаан Шахнур. В одном человеке сосуществовали две личности, два разных мировосприятия. И только поколение 80-90-х смогло, кажется, наконец переломить эту ситуацию раздвоенности и противостояния культур.

* * *
Карабахский вопрос отнюдь не свидетельствует о противостоянии армян и их мусульманского окружения — это результат пантюркистской политики. В пользу этой версии свидетельствует спокойное сосуществование армян с мусульманами в исламских государствах Ближнего Востока. В конце концов, сохранение многих жизней во время варварской резни 15 года со стороны турок стало возможно благодаря добросердечному отношению мусульман-арабов в сирийской пустыне.
На мой взгляд, политические, культурные и попросту добрососедские отношения Армении с Турцией возможны. Однако необходимо при этом трезво оценивать ситуацию, быть начеку и относиться к этому процессу без наивного романтизма. Я родился и жил в Турции. И могу сказать, что в наших мальчишеских играх турки сторонились и уважали армян только в том случае, если мы держались гордо и самоуверенно. Совсем не обязательно, чтобы они почувствовали эту силу физически. Но стоило им заметить в глазах страх, обязательно набросятся и повалят на землю. Это одно из главных особенностей турецкого менталитета. Вот почему мне кажется, что любые переговорные процессы с Турцией не могут вестись нами с позиций слабой стороны.

* * *
Один местный художник сказал мне недавно, что вне Армении невозможно создать национально значимое произведение искусства. По этой логике творчество Аршила Горки или Айвазовского не представляет национальной ценности. Тогда не станем обижаться на подобные же заявления турок или иных иностранцев, если сами способны так думать. Но как же можно не считаться с тем, что многие явления нашей многовековой культуры были созданы подданными зарубежных государств! Это факт нашей исторической и культурной жизни. Только один пример. В XIX веке лишь два города — Стамбул и Тифлис могли претендовать на статус центра культурной, политической и торговой жизни армян. Поэтому называть армянское население Турции диаспорой можно только очень условно. Большую часть своей истории мы прожили без государственности, но даже тогда, когда мы ее имели, скажем, во времена царствования династии Багратуни, границы Армении не включали в себя всей территории Великой Армении. В любом случае определяющим моментом в характеристике армянской сущности я склонен считать иной признак — сильное и устойчивое национальное самосознание.
/Новое Время/ Подготовила Лилит ЕПРЕМЯН


--------------------
Если ты наследник священной Армянской земли, если ты носишь заветное имя армянина и рожден в купели армянской веры, живи и созидай как армянин, превратив жизнь в клятвенную верность Богу своих отцов, Св. Церкви и Родине.

Глава Ново-Нахичеванской и Российской Епархии Армянской Апостольской Церкви Епископ Езрас Нерсисян
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 23.5.2018, 6:37
Геноцид армян Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more! Analitika.at.ua КАРАБАХ88
- История Армении и Карабаха, пресса, комментарии Acher.ru - Армянский сайт для друзей Армянское интернет-сообщество Miasin.RU Website about Liberated Territory of Artsakh

free counters