IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> Секта демне и Геноцид армян, Младотурки
Geo
сообщение 31.1.2008, 21:29
Сообщение #1


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1326
Регистрация: 13.11.2007
Из: Ростов-на-Дону
Пользователь №: 28



Материалы из разных статей

Реабилитации не будет
Проф. Столешников А.П.
Парвус-Гельфанд действительно был центральной личностью в совершении революции. Пару лет назад в нью-йоркской русскоязычной газете «Новый Меридиан» №390. стр. 42. была напечатана статья некого В. Устюжанина под характерным названием «Октябрьскую революцию устроили немцы». То есть провокационная линия американской контрразведки, «Отчёта Сиссона» упорно продолжает гнуться и сейчас. Эта статья представляет собой непосредственное интервью автора статьи с Элизабет Хереш из Вены, австрийской еврейкой, которая подвизается на истории России времён Николая Второго, то есть явный провокатор. Она недавно выпустила в Германии книгу под называнием «Тайное дело Парвуса. Купленная революция». Элизабет Хереш пытается убедить нас всех, что международный аферист Парвус-Гельфанд был независимым еврейским активистом, который сам по себе, из своей еврейской совести и навязчивой идеи, без предварительной консультации с международной банкирской еврейской мафией, благодаря которой он разбогател как торговец оружием во время Первой Мировой Войны, работал на немецкий Генеральный Штаб, который был кстати забит евреями. То есть Хереш пытается протолкнуть идею, что Парвус по своей личной инициативе пришёл в немецкий генеральный штаб и предложил им финансировать через него, Парвуса, русскую революцию и, якобы, немецкий генеральный штаб согласился. – Ну не бред! Кто для них Парвус? Парвус свой только для международной еврейской мафии. Однако Элизабет Хереш проговаривается. Говоря о сумме денег полученной Парвусом, якобы, от немецкого казначейства, а на самом деле эти деньги пришли от Банкирского дома Варбургов, она говорит о сумме в 100 миллионов марок, которые, по её словам, сегодня равны приблизительно миллиарду марок, то есть 300 миллионов долларов. При этом Элизабет Хереш добавляет, слушайте внимательно: «Парвус распоряжался не только немецкими деньгами – он получил большую поддержку из Америки».
Вам всё понятно? – Тот, кто платит деньги, то и заказывает музыку. Значит Парвус, если вообще приходил, пришёл в немецкий генеральный штаб уже после того, как договорился с американскими еврейскими банкирами. Так может это они его всё-таки надоумили идти в немецкий генеральный штаб? Скорее всего, Парвус, вообще не ходил ни в какой генеральный штаб, а это вся история -обыкновенная еврейская липа, как и с «Иракским оружием массового поражения». Эта легенда им была нужна для того, чтобы в случае провала революции в России выглядело так, что деньги пришли не от банкирского дома Варбургов, а от немецкого генерального штаба. Далее Хереш говорит, что Парвус отдал деньги Ленину, что тоже ложь. Почему ложь? Потому что она сама далее признаёт в интервью, что Ленин отказался встретиться с Парвусом по поводу денег. Но существует известная фотография, которую все могут лицезреть на Интернете, где в тесной компании запечатлена тройка Парвус, старый еврейский террорист Дейч и Троцкий, сфотографированные вместе на дружеской фотографии ещё в фотографической мастерской Петропавловской крепости. Так кому пошли деньги не только Шиффа, но и банкирского дома Варбургов? – Тоже Троцкому. В отличие от Троцкого Ленин никогда не был вхож в международные банкирские круги. Таким образом, значение Ленина и значение Троцкого для большевистской партии были абсолютно разные. Ленин был старейшим организатором этой партии, а Троцкий был вновь прибывший денежный мешок.
После революции в России Швейцария, выяснив роль Парвуса в этой революции, на всякий случай его вышибла, и Парвус окопался в Германии, где он стал одним из самых богатых людей Германии. Парвус купил личный замок, крепость, и вплоть до самой своей смерти в 1924 году в тесной связи с Троцким финансировал еврейскую революцию, но уже в Германии. В интервью с Элизабет Хереш даётся весьма любопытная биографическая справка о Парвусе-Гельфанде.
«Парвус – подлинная фамилия Израиль Лазаревич Гельфанд. Родился в 1867 году под Минском (как и Хаим Вейцман) в еврейской семье. Вырос в Одессе, оттуда поехал учиться в Швейцарию (Как и Хаим Вейцман запросто поехал учиться за границу). С ранних лет Парвус определил для себя две цели: ликвидировать монархию в России, и лично самому стать богатым. Начинал с работы в левых газетах. Свои первые миллионы заработал в Турции. Слушайте внимательно: «В Турцию Парвус отправился, чтобы поддержать революционное еврейское движение «младотурок». (Вот вы туда поедете просто так, без всяких связей?) И это очень любопытный момент. Если копнуть глубже, что Парвус с еврейскими «младотурками» делал в Константинополе, то вы поймете, почему турки вырезали полтора миллиона армян, но и пальцем не тронули евреев. Кроме этого, вам станет ясно, что свои первые миллионы у Парвуса-Гельфанда появились именно после армянской резни в Турции (!).
Неожиданные открытия получают при сопоставлении фактов. Сначала я в одном месте обнаруживаю анализ, что «младотурки» были сугубо еврейской партией, таким же образом, как и большевики в России. Естественно, что «младотурки» в Турции действовали вкупе со всеми остальными еврейскими партиями в мире, какими бы они именами не назывались. А теперь я привожу вам отрывок с сайта www.genocide.doom.ru
В 1915-16 годах произошло истребление полутора миллионов армян в Западной Армении, которая располагается в Турции. Вы себе хорошо представляете цифру? – 1.5 миллионов человек всего за два года на небольшом клочке земли. Читаем:
«Планы уничтожения армянского населения «младотурки» начали разрабатывать ещё до Первой Мировой Войны. В октябре 1914 года на совещании младотюркского министра внутренних дел Талаата была организована «тройка» (знакомый подчерк) «Исполком трёх», которому было поручено организовать избиение армянского населения. В состав этого комитета вошли главари «младотурок» Назим, Бехаэтдин Шакир и Шюкри».
Естественно, что турецкие фамилии не говорят о том, что к этой резне причастны сами турки, потому что мы знаем, что «младотурки» были еврейской партией. И именно к «младотуркам» ехал на помощь Парвус-Гельфанд. Парвус ехал в Турцию по заданию еврейского центра. Парвус не ехал в Константинополь, не зная, где остановится. Парвус знал, куда и к кому он ехал, Парвус ехал организовывать резню армян. Парвус ехал в командировку. Именно после резни армян Парвус стал, как и Базиль Захаров, очень богатым человеком.
Резню армян всегда пытались представить неким изолированным и случайным, незначительным моментом, никак не относящимся к событиям в Европе. Однако резня армян, произошедшая под шумок Первой Мировой Войны, была важным элементом дестабилизации состояния в Османской и Российской империях.
Парвус вышел на подготовку революции в России, именно в Константинополе, во время подготовки армянской резни и революции еврейских «младотурков» в Турции. Таким образом, Парвус оганизовывал крупномасштабный геноцид под видом народных революций одновременно или подряд во всех странах. Парвус воплощал в себе истинного перманентного революционера, перманентной еврейской революции Троцкого, который делал революцию перманентно во всех странах, до которых он мог физически добраться. Парвус оставил после себя огромное состояние в десятки, если не сотни миллионов швейцарских марок, которые он, тем не менее, хранил в швейцарских банках, несмотря на то, что Швейцария его выслала. Кому завещал свой капитал Парвус, перманентной революции или своим детям от четырёх браков неизвестно. Известно, что внуки Парвуса проживают отнюдь не в Германии, а в фешенебельном районе нью-йоркского Манхеттена, где обретаются все известные американские еврейские банкиры, и это вам ответ, на кого на самом деле работал Парвус.
Коли был упомянут Парвус, то необходимо упомянуть имя ещё одного незаслуженно забытого закулисного деятеля. Это русский еврей и мультимиллионер по фамилии Базил (Василий) Захаров. Хотя его родители из России, Базил Захаров родился уже в Константинополе в Турции. Захаров был крупнейшим закулисным торговцем оружием во время Первой Мировой Войны. Он тоже, как и Парвус, махинировал с еврейскими «младотурками» в Турции и тоже погрел руки на армянской резне. Привожу слова полковника Лейна из его книжки «Скрытая рука» (Col. A.H. Lane “The Hidden Hand” 1938): «Захаров был возможно одним из самых влиятельных евреев в тогдашних закулисах». Его называли «Продавец смерти», «Оружейный монстр»». Захаров работал с фирмами оружейными фирмами «Викерс» и «Максим». Вот почему во время первой мировой войны у русских солдат не было оружия и боеприпасов, зато у еврейских большевиков недостатка в пулемётах «максим» и боеприпасах никогда не было. Вот что говорит книга Бруса Брауна «Кто создаёт в мире проблемы» (Bruce H. Brown “The world’s Troublemakers”): «В своих военных мемуарах бывший английский премьер-министр Ллойд-Джордж приводит отчёт британского офицера, сделанный в 1915 году. Этот отчёт говорит, что фирма Викерс (Базил Захаров) не поставила обещанное вооружение русской армии, что и является конкретной причиной гибели 3 миллионов 800 тысяч русских солдат из всего 6 миллионов погибших русских. Оружейная фирма Викерс находилась под руководством еврея Эрнста Касселя, близкого друга Якова Шиффа и близкого друга Сэра Базиля Захарова, который видимо за эти заслуги и получил звание Сэра в Англии. Для того чтобы расследовать на месте, что происходит с вооружением русской армии, а так же поставку брака, из Англии в Россию на крейсере «Хампшир» (Hampshire)отплыл член палаты Лордов Лорд Китченер. Однако его корабль затонул при странных обстоятельствах».
Крейсер «Хампшир» Лорда Китченера затонул не только потому, что ехал в Россию на расследование дела «Викерса» о предательстве страны-союзницы. Лорд Китченер был также против предложения британскому премьер-министру Лорду Асвкицу, сделанного еврейским членом кабинета Гербертом Самуелем о создании еврейского государства в Палестине. Вот ещё зачем велась Первая Мировая Война. Лорд Асквиц тоже был против открытия Второго Фронта в Палестине. Однако кто-то уже послал полковника британской Интелидженс Сервис по кличке Лоренс подстрекать арабов к мятежу против Османской империи, на территории которой была Палестина. Полковник Лоренс обещал арабам независимое государство Палестина от лица Британского правительства. Таким образом, Англия на тот момент обещал одну Палестину одновременно двум народам: арабам и евреям. В июне 1916 года Асквиц послал Китченера на борту крейсера «Хемпшир» в Россию. «Хемпшир» до России не доплыл. Немецкий генерал Людендорф пишет по этому поводу: «Его (Лорда Китченера) загадочная смерть не была вызвана германской миной или торпедой, но той силой, которая не позволит России воспрянуть с помощью Лорда Китченера, потому что взрыв всей России уже был запланирован».

http://macbion.narod.ru/s4/sov_parvus-7.htm

...Да и правят Турцией не турки. После свержения монархии в 20-ых годах власть в стране захватили так называемые “младотурки” – евреи, последователи жившего в 17 веке Саббатая Цеви, которые формально приняли ислам, но на самом деле остались тайными иудеями (секта “денмё”). Младотурки правят Турцией и в настоящее время.
То есть Турция представляет собой государство, в котором турки составляют меньше половины населения, но в котором правят не турки. В связи с этим мне непонятны экспансионистские планы Турции.
http://mama.turkey.ru/boards/show.php?Cat=...;sb=5&part=

...Еврей Парвус (Гельфанд) был одним из идеологов армянского геноцида. Евреи младотурки и еврей Кемаль - исполнителями. Это если оставить в стороне политкорректную мишуру.
http://www.artsakh.info/forum/viewtopic.ph...&highlight=


--------------------
Если ты наследник священной Армянской земли, если ты носишь заветное имя армянина и рожден в купели армянской веры, живи и созидай как армянин, превратив жизнь в клятвенную верность Богу своих отцов, Св. Церкви и Родине.

Глава Ново-Нахичеванской и Российской Епархии Армянской Апостольской Церкви Епископ Езрас Нерсисян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
 
Start new topic
Ответов (1 - 12)
Гераци
сообщение 5.2.2008, 21:55
Сообщение #2


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1809
Регистрация: 16.11.2007
Пользователь №: 32



И ты, Ататюрк!? 2006-12-07, 10:05 Pm


Исламское руководство Ирака (Исламского Эмирата Ирак) опубликовало в интернете заявление, в котором характеризуют визит Бенедикта XVI в Турцию «провокацией против Ислама». Среди прочего в заявлении указывается, что основатель современной турецкой республики Кемаль Ататюрк был евреем. Указание на то, что Ататюрк был евреем (принадлежавший к секте иудеев формально принявших Ислам) всплывает не впервые. Еврея, принявшего ислам, в Турции называют «дёнме» («дёнме» — турец. — название мистической секты иудаистского происхождения, возникшей в XVII в. среди евреев города Салоники. Ее члены, приняв формально ислам, при этом исповедовали собственный вариант иудаизма). Мустафа Кемаль родился в Салониках, и его семья исповедовала иудаизм. В общем, это общеизвестно. Этот факт не то, чтобы оспаривается, но упоминать об этом в Турции не принято (как в СССР не упоминали о еврейском дедушке Ленина). А тут, поди ты, создатели независимого арабского суннитского государства на части территория Ирака вновь... Читать дальше »

http://00.my1.ru/news/2006-12-07







-В XVIII веке большая часть дёнме проживала в Салониках - замкнутая, богатая. Они, правда, раскололись на четыре враждующие по вопросам веры группы, но в делах предпочитали поддерживать друг друга, а не кого-то чужого. Там, в Салониках, родилась девушка, вышедшая замуж за пашу города Филибе (для справки: паша – самовластный администратор территориальной единицы, вроде губернатора, но с куда большими правами; Филибе же – турецкое название болгарского города Пловдив). У них родился сын, названный Кемалем. Имя Ататюрк –«Отец Турок» – он получит позже, когда создаст Турецкую республику.

Надеюсь, теперь читателю понятно, почему исламисты в Турции иногда пишут на постаментах памятников Ататюрку, стоящих во всех без исключения населенных пунктах Турции, “чифут-оглу” – “жиденок”?


http://www.jewish.ru/history/facts/2002/12/news994172659.php
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Geo
сообщение 15.4.2008, 20:38
Сообщение #3


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1326
Регистрация: 13.11.2007
Из: Ростов-на-Дону
Пользователь №: 28



Фрагмент из электронной еврейской энциклопедии http://www.eleven.co.il/article/14185

На протяжении всего 19 в. в Малой Азии и Восточной Фракии создавалась и широко публиковалась литература на еврейско-испанском языке; в Стамбуле, Измире и в меньшей степени в Эдирне выходило множество еврейских газет и литературно-публицистических журналов (большей частью недолговечных) на джудесмо, а также на иврите, французском и турецком языке. Появление периодической печати способствовало включению евреев в политическую жизнь страны. В первом в ее истории парламенте (1877–78) было четыре еврейских депутата. Некоторые евреи (например, Бхор Хаим бен Моше Бежерано, около 1846–1931 гг., с 1908 г. — главный раввин Эдирне) активно участвовали в деятельности тайного комитета «Единение и прогресс», выступавшего против султанского самодержавия. После того, как в июле 1908 г. этот комитет осуществил в Османской империи государственный переворот (так называемая революция младотурок), великим визирем был назначен Кямиль-паша (Мехмет Кыбрыслы; 1832–1915), кипрский еврей, в юности принявший ислам (занимал этот пост также в 1885–91 гг. и 1895 г.), а лидер каракашларов (см. выше) Джавид-Бей (1875–1926) стал министром финансов. Несколько евреев, например, Эммануэль Карасо, Ниссим Мацлиах и Ниссим Руссо (все — из Салоник), были избраны в парламент и обрели в Стамбуле известное влияние (на этом основании антисемиты утверждают, будто события 1908 г. явились результатом «еврейско-масонского заговора»).


--------------------
Если ты наследник священной Армянской земли, если ты носишь заветное имя армянина и рожден в купели армянской веры, живи и созидай как армянин, превратив жизнь в клятвенную верность Богу своих отцов, Св. Церкви и Родине.

Глава Ново-Нахичеванской и Российской Епархии Армянской Апостольской Церкви Епископ Езрас Нерсисян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Робсон
сообщение 21.6.2008, 11:21
Сообщение #4


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1302
Регистрация: 5.6.2008
Из: Столицы
Пользователь №: 351



Верю!
Go to the top of the page
 
+Quote Post
celtic
сообщение 21.6.2008, 13:33
Сообщение #5


Senator
********

Группа: User
Сообщений: 12901
Регистрация: 16.6.2008
Пользователь №: 386



Нет ничего тайного, что однажды не стало бы явным. Только жизни людей не вернешь.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
amimurka
сообщение 19.7.2008, 20:37
Сообщение #6


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 2834
Регистрация: 14.4.2008
Пользователь №: 177



МНЕ ХОТЕЛОСЬ ВЫЯСНИТЬ ПРИЧИНЫ СОКРЫТИЯ ГЕНОЦИДА
Автор Golos.am
Суббота, 27 Октябрь 2007
Несколько вопросов Соломону ВЕНДЕЛУ, советнику министра информатики Шри Ланки, высокопоставленному сотруднику дипкорпуса в отставке, представлявшему Шри Ланку в 28 странах.
- Расскажите коротко о себе.
- У меня обычная биография. Окончил школу и университет. Хотел стать врачом, чтобы быть максимально полезным обществу. Но стал экономистом. Долгие годы был на дипломатической работе. Побывал во многих странах, изучал культуру и быт этих народов. Познакомился со многими умными, неординарными и интересными личностями. Как ни парадоксально звучит, я считаю себя гражданином мира.
- Что вас побудило заняться Геноцидом армян? Были ли у вас до этого или есть ли сейчас контакты с армянами? Интересуетесь ли вы Арменией и армянами, помимо Геноцида?
- У отца были книги Уильяма Сарояна, и я, прочитав их, оценил его философию. Мать вспоминала, как армянские семьи проезжали через остров во время войны. Спустя годы я познакомился с одаренными армянами в Багдаде, Тегеране и Москве. У меня сохранились старые контакты с армянами, и за последнее время познакомился с новыми персонами. Факт Геноцида неоспорим. Изучая логическую цепь развития событий, мне хотелось выяснить причины его сокрытия.
- Какими материалами вы пользовались при написании ваших работ, посвященных Геноциду армян?
- Я читал и изучал многие материалы, касающиеся геноцида не только армян, но и ашуров, евреев и других народов. Разные политические заказы и финансово-экономические интриги по-своему освещают эти события. Где истина? Я хотел найти ответ, но не тот, который подсовывают. Изучая неолиберализм и исторические факты, я высоко оценил работу Джозефа Бревды.
- Как вы, еврей, относитесь к тому факту, что государство Израиль категорически отказывается признать Геноцид армян?
- Современное государство Израиль совершает действия, которые надо изучать отдельно. В целях разъяснения вопроса напоминаю, что в Израиле господствует в качестве "избранного народа" прослойка потомства тюркских племен степного Хазарского каганата IX века, а не потомство народа царя Давида. Евреи времен царя Давида, соблюдая первую заповедь, не признали даже на монете изображение звезды. Однако "звезда Давида" на флаге государства Израиль афиширует невероятное создание западного финансового капитала. В этой связи хочется вспомнить Второзаконие (4: 19): "и дабы ты, взглянув на небо и увидев солнце, луну и звезды [и] все воинство небесное, не прельстился и не поклонился им и не служил им так, как Господь. Бог твой уделил их всем народам под всем небом".

ПРИЧИНЫ ГЕНОЦИДА АРМЯН
Предполагается, что причины геноцидов армян, ассирийцев и евреев в Закавказье и прилегающих территориях глубоко сокрыты, как бывает обычно, когда в дело вступают могущественные правительства или тайные структуры.
Случайные свидетельства могут помочь приблизиться к мотивам и причинам. Иногда более ранняя хроника истории экономики и общества дает нам примеры и аналогии, предоставляет ценные ключи к причинам и мотивам геноцида. Они могут быть лучше изучены путем выявления долгой истории сил, которые влияют на общую картину.
Британские острова: откуда влияние?
История может объяснить нам, почему небольшие Британские острова внедрили своих военных командиров в армии Персидской и Османской империй. История также может рассказать нам, как те же Британские острова пытались получить доступ к обширным пространствам России со времени консолидации финансов на войну для Великой армии Наполеона в 1812 и на протяжении последующих двух столетий до 1998г.

Golos.am
В США проникнуть было легче. Два пытавшихся оказать сопротивление президента, Франклин Д. Рузвельт и Джон Ф. Кеннеди, скончались будучи у власти. Ранее, в 1776 году, американские колонисты яростно сражались в войне за независимость против Британских островов. Но их победа меркла по мере того, как трансконтинентальная экономика США начиная с 1913г. оказалась привязана к Центральному банку, основанному в США Полем Варбургом. Его брат Макс Варбург контролировал Центральный банк Германии.
Хоть и известный в обществе в качестве еврейского филантропа, тот же Макс Варбург поддерживал Адольфа Гитлера в назначении Яльмара Шахта главой банка Германии. Шахт был учеником главы Английского банка и оказался впоследствии на Нюрнбергском процессе уже в качестве нацистского министра экономики. Этот парадокс говорит кое-что об интересах, пустивших в ход механизм Второй мировой. И Федеральный резерв США, и Рейхсбанк Германии находились в частной собственности. При изучении их влияния они должны быть рассматриваемы в качестве массовых банков, объединявших сеть из тысяч частных отдельных банков и ломбардов. Эти американские и немецкие банковские союзы сами по себе являлись могущественными региональными организациями, но они также работали в тандеме с людьми, владевшими Английским банком. Кроме влияния, оказываемого на новые американские и немецкие банковские союзы, Английский банк также с момента своего создания в далеком 1694г. формировал, создавал купцов. Английский банк и его компоненты решали, кто из них получит заем. Например, Британская остиндская компания была любимым клиентом и могла обращаться за займами для бизнес-проектов по выращиванию опиума в Бенгалии, для продажи наркотиков в Китае и где угодно. Китайское правительство оказывало сопротивление компании в ходе опиумных войн, но корабли пресловутого лорда Пальмерстона открывали огонь по китайским портам. Лондон - финансовая столица, действуя посредством бизнеса, контролировала правителей и правительства в обширной глобальной зоне, включающей Китай, Индию, Южную Америку и Африку.
Контроль со стороны финансового капитала
"Наличные деньги - это волшебная лампа Алладина". Они были доступны финансовому капиталу, представленному на первом этапе ростовщичеством. Ранняя традиция исключала этот вид торговли для христиан, мусульман и буддистов.
В результате от Южной Азии и до западных берегов Европы заниматься ростовщичеством могли только другие религиозные группы, из которых признавали его две заметные группы - евреи и хинду и южные индусы.
Еврейские ростовщические кланы начали осуществлять финансовый контроль над купцами, продававшими восточные товары в Европе (в том числе и над армянскими купцами, занимавшимися продажей шелка в России). Победители воспользовались шансом построить основания финансового капитала, из которого возникла банковская система Европы.
Подстрекательство к самоуничтожению
Структура повествования вынуждает нас обратиться теперь к периоду с 1894 по 1923гг. , когда большое количество христиан подверглись гонениям и уничтожению в Закавказье и прилегающих регионах.
Закавказье в то время приобрело значение в первую очередь благодаря технологическим изменениям. В то время дома освещались за счет сжигания животных или растительных жиров. В 1852г. был выдан патент на сравнительно дешевое топливо для лампы, названное керосином. Вслед за использованием в качестве топлива для освещения бензин нашел еще одно практическое применение, когда в 1870г. Готлиб Даймлер принял участие в создании бензинового двигателя.
К 1880гг. финансовый клан Ротшильдов приобрел долю в нефтяных полях Баку. Они планировали снабжать свои нефтеочистительные заводы на Адриатике российской нефтью. Они построили железную дорогу, связывающую Баку с новоприобретенным черноморским портом Батуми, откуда нефть могла доставляться на кораблях в Средиземноморье. Однако эта линия снабжения не была надежной из-за вспышек насилия в этнических зонах в горах и долинах Закавказья. Ближний Восток также содержал ресурсы, которые могли быть использованы в Европе. Османская империя владела районами, расположенными на территории современных Ирака и Сирии. Как можно было контролировать эту империю? Османская империя была населена суннитами, в то время как в Персии преобладали шииты. Возможно ли было направить Турцию и Персию друг против друга, после чего устроить так, чтобы британский флаг развевался над обеими странами?
Разрушители призваны
В то время как разрушители, называемые младотурками, были подготовлены в Лондоне к тому, чтобы спровоцировать религиозное напряжение, существовало туманное осознание того, что борьба между Турцией и Персией может поставить под угрозу армян, ассирийцев, евреев и курдов.
Джузеппе Мадзини (1805-1872) создал организацию "Молодая Италия", которая в 1832г. пыталась поднять солдатский мятеж в Сардинии, требуя замены монархии республикой. В 1837г. Мадзини получил убежище за Ла-Маншем после того, как стал пророком национализма на Европейском материке. Он организовал сеть "Молодая Европа". В статье Бревды также упоминается "Бнай Брит", организация, существующая и сегодня, и отмечается, что ее целью была не защита евреев, а реализация планов тех, в чьих руках находился денежный мешок.
Я упомянул Россию. В соответствии с традициями ордоксального христианства Россия оставалась независимой от финансового капитала. И этот капитал, базировавшийся в Лондоне, помимо контроля над Турцией и Персией стремился завладеть и Россией. В начале XXв. Япония была натравлена на Россию с помощью военных займов, предоставленных Якобом Шиффом из Нью-Йорка. Шиффы были тесно связаны с семейством Варбургов, с которыми они жили в особняке Ротшильдов во Франкфурте в XVIII веке. Эти кланы поддерживали королевские финансы на протяжении столетий, частично через браки (Пауль Варбург женился на дочери Якоба Шиффа перед переездом в Нью-Йорк) , в том числе и браки между двоюродными братьями и сестрами.
Группа Английского банка не могла финансировать Японию в войне 1904-05гг. напрямую, так как Англия и Россия формально были союзниками, но мощь группы может быть оценена из следующих событий.
В 1918г. кабинет премьер-министра Ллойд-Джорджа предоставил российской царской семье убежище в Лондоне. Однако король Георг V неожиданно наложил вето на это решение (Россия была союзной державой, Александра - мать детей царя была воспитана в Кенсингтонском дворце бабушкой - королевой Викторией, и Николай II был двоюродным братом короля). Этот ход на политической шахматной доске лишил монархию поддержки и дестабилизировал Россию. Можно предположить, что только такие могущественные силы, как Английский банк, могли заставить короля пренебречь как гуманизмом, так и семейными связями. В то же время Англия предоставляла убежище разрушителям из "Молодой Европы", таким как Мадзини. Холокост, война и революция могли произойти где угодно, только не на Британских островах, гнезде финансового капитала.
Пальмерстон пускает в ход младотурок для постоянного контроля над Ближним Востоком
Очевидно, что "Бнай Брит" является жалким инструментом британской разведки, служащим интересам британской имперской политики, а не интересам евреев, даже членов "Бнай Брит". Особенностью "Бнай Брит" в сравнении с другими организациями, пущенными в дело Пальмерстоном и его тремя провокаторами, было то, что "Бнай Брит" использовалась для решения более широкого спектра задач в различных странах. Поэтому "Бнай Брит" станет более постоянной организацией, чем его двойники от Мадзини, среди которых она выделяется как наиболее специализированная.
В конце века одной из задач "Бнай Брит", при содействии других агентов Мадзини, стало расчленение и раздел Османской империи, государства, которое Британия назовет "больным человеком Европы".
Исторически Османская империя проявляла удивительную терпимость к этническим меньшинствам. Для того чтобы взорвать империю, необходимо было установить в ней жесткие расистские порядки по модели Мадзини.
В 1862г. , в ходе гражданской войны в США, Мадзини призвал всех своих агентов провоцировать повсюду вокруг России восстания, с тем чтобы создать трудности для Александра II. Позднее при содействии младотурок Мадзини начнет движение младоосманов. В 1876г. младоосманы на короткое время захватят власть в Константинополе. Они прекратят действие моратория на выплату долгов, заплатят англичанам, провозгласят свободную торговлю и пригласят англо-французских банкиров. Их быстро свергнут. Но та же сеть вскоре вновь появится в качестве младотурок, чье правление окончательно уничтожит Османскую империю.
В 1908г. комитет "Единение и Прогресс", более известный как младотурки, осуществил военный переворот, сверг султана и захватил власть в Османской империи. Оказавшись у власти, они начали расистскую кампанию по угнетению нетурецких меньшинств. Их кампания против меньшинств в течение 4 лет спровоцировала Балканскую войну 1912-1913гг. между Турцией, Грецией, Болгарией и Сербией. К 1914г. эти войны спровоцировали Первую мировую войну, Турция же стала союзницей Германии.
За 7 лет нахождения у власти младотурки уничтожили Османскую империю. Британская разведка манипулировала всеми националистическими группами в империи - как младотурками, так и их противниками.
Когда младотурки захватили власть, Османская империя все еще включала Сирию, Ирак, Иорданию, Палестину и Аравийский полуостров. В состав империи все еще входила большая часть Балкан: половина Греции, пол-Болгарии, пол-Сербии и вся Албания. Короче говоря, ее территория была гораздо больше современной Турции.
Хотя большую часть населения Османской империи составляли турки, ее также населяло большое количество славян, греков, арабов, армян и курдов. Османская империя была полиэтническим государством.
Младотурки пришли к власти под знаменем демократии, но вскоре подняли знамя пантюркизма. Идея заключалась в создании государства, объединявшего в себе все тюркские народы Азии. Так как половина этих народов проживала на территории России, то эта политика означала неизбежное столкновение с Россией.
Но пантюркизм был создан не младотурками, он даже возник не в Турции. Он впервые был провозглашен в 1860-х гг. венгерским сионистом Арминиусом Вамбери, советником султана, тайно работавшим на лорда Пальмерстона и английский МИД. Позднее Вамбери посредничал при попытке заключения сделки между сионистским лидером Теодором Герцлем и султаном относительно создания Израиля.
Младотурки также подняли знамя панисламистского государства. Его идеология заключалась в объединении всех мусульманских народов в одну империю, вне зависимости от того, являются ли они турками или нет. Эта была еще одна цель, означавшая конфликт с Россией.
И эта идея не была создана младотурками или в Турции. Она была впервые упомянута в 1870-х гг. английским аристократом Уилфредом Блантом, семья которого основала Английский банк. Блант был высокопоставленным сотрудником английской разведки, сторонником использования ислама для разрушения России. Семья Бланта позднее покровительствовала разведчику КГБ Киму Филби.
Пока младотурки поддерживали пантюркистские и панисламистские движения, британцы поддерживали все антитурецкие движения за независимость в империи. Они поддерживали арабский национализм, возглавляемый Лоуренсом Аравийским. Они поддерживали сербский национализм, возглавляемый английским агентом Сетон-Уатсоном, албанский национализм под руководством леди Данхам и болгарский национализм, руководимый Ноэлем Бакстоном. Все эти народы стремились к независимости от Османской империи, но они также предъявляли претензии на территорию своих соседей.
Например, англичане поддерживали идею создания на территории Турции, Ирана и России "Великой Армении". Эта идея "Великой Армении была мертворожденной. Ни одна из великих держав, включая Британию, не хотела этого в действительности. Курды, которые жили на той же территории, не хотели этого. Но англичане сказали армянам, что поддерживают этот проект.
В то же время британцы говорили курдам, что поддерживают идею создания "Великого Курдистана". Предполагаемые территории "Великого Курдистана" и "Великой Армении" почти полностью совпадают.
В 1915г. , в ходе Первой мировой, курды убили около 1 миллиона армян. Младотурки, приведенные к власти англичанами, использовали курдов (которые думали, что пользуются поддержкой англичан) для массового истребления армян, которые также считали, что британцы поддерживают их. Затем англичане использовали этот геноцид как оправдание своих попыток уничтожения Турции.
Фактически в следующем году Англия и Франция составили план по разделу Османской империи. Согласно плану, реализованному лишь частично, сама Турция должна была быть урезана до крошечной территории на побережье Черного моря. Остальная часть империи должна была отойти к Англии и Франции.
"Бнай Брит" и младотурки
Кем же были эти младотурки, столь эффективно уничтожившие империю? Основателем движения младотурок был итальянский член "Бнай Брит" Эммануэль Карассо. Он основал тайное общество младотурок в 1890г. в Салониках, тогда входивших в состав Турции. Карассо был также великим мастером итальянской масонской ложи "Македония Воскресшая". Эта ложа была штабом младотурок, все руководители движения были ее членами.
Итальянские масонские ложи были основаны в Османской империи последователем Джузеппе Мадзини Эммануэлем Венециано, который был также лидером европейского филиала "Бнай Брит" - Всемирного союза Израелитов.
В период режима младотурок Карассо продолжал играть руководящую роль. Он встречался с султаном, чтобы сообщить тому о перевороте. Он был ответствен за взятие султана под домашний арест. Он руководил разведывательной сетью младотурок на Балканах и был ответственным за все поставки продуктов питания в империи в течение Первой мировой.
Другой важной сферой была пресса. Будучи у власти, младотурки руководили несколькими газетами, в том числе газетой "Младотурок". Ее редактором был не кто иной, как лидер русских сионистов Владимир Жаботинский. В молодости он воспитывался в Италии. Позднее он описал идею Мадзини как основу сионистского движения.
Жаботинский прибыл в Турцию вскоре после того, как младотурки захватили власть, для того, чтобы возглавить газету. Она принадлежала члену турецкого кабинета, но финансировалась Сионистской федерацией России и управлялась "Бнай Брит". Редакционную политику контролировал голландский сионист Якоб Канн, бывший персональным банкиром короля и королевы Нидерландов.
Позднее Жаботинский создал самую антиарабскую из всех сионистских организаций - "Иргун". Сегодня его последователи в Израиле - в числе самых яростных противников мирных соглашений, заключенных между Пересом и Арафатом.
Другим соратником Карассо был Александр Гельфанд, более известный как Парвус, финансист русских революций 1905 и 1917гг. Вскоре после 1905г. Парвус переехал в Турцию, где стал редактором отдела экономики другой младотурецкой газеты, "Турецкая Родина". Парвус стал партнером Карассо в торговле зерном и поставщиком оружия турецкой армии во время балканских войн. Позднее он вернулся в Европу для организации тайного поезда, на котором Ленин вернулся в Россию в 1917г.
Конечно, были и турки, помогавшие возглавлять младотурецкое движение. Например, Талаат-паша. Талаат был министром внутренних дел и диктатором режима в ходе Первой мировой. Он был членом итальянской масонской ложи Карассо в Салониках. За год до переворота 1908г. Талаат стал великим мастером-масоном Шотландского Ритуала в Османской империи. Если вы будете в штаб-квартире Шотландского Ритуала в Вашингтоне, то можете выяснить, что большинство младотурецких лидеров были масонами Шотландского Ритуала. Но кто основал его в Турции? Одним из основателей был великий мастер масонов Шотландского Ритуала Адольф Гремиукс, который также возглавлял европейское отделение "Бнай Брит". Гремиукс был лидером "Молодой Франции" Мадзини и помог привести к власти британского провокатора Наполеона III.
Британский контролер: Обри Герберт
Вы можете найти историю младотурок в архивах "Бнай Брит" и Шотландского Ритуала, но не в учебниках истории.
Наилучшее открытое повествование содержится в романе "Гринмантль" ("Зеленая мантия") , героем которой является британский разведчик, руководивший младотурками. Карассо появляется в новелле под именем Каруссо. Автор - Джон Бухан, бывший сотрудником британской разведки в Первую мировую, позднее идентифицировал героя романа как Обри Герберта.
В реальной жизни Герберт происходил из одной из самых влиятельных аристократических семей Англии. Семья являлась владельцем не менее чем четырех графств. Его многократные контакты с Карассо и другими лидерами младотурок - тема для летописи. Дед Герберта был патроном Мадзини и умер, возглавляя революционные толпы в Италии в 1848г. Его отец возглавлял британское масонство в 1880-1890гг. Его дядя был британским послом в Соединенных Штатах. В ходе Первой мировой Герберт был высокопоставленным английским разведчиком на Ближнем Востоке. Лоуренс Аравийский позднее отмечал, что Герберт определенное время был главой младотурок.
Госдепартамент США также сыграл свою роль в заговоре. С 1890 и до Первой мировой в Турции было три американских посла: Оскар Штраус, Абрахам Элкин и Генри Моргентау. Все трое были друзьями Саймона Вольфа, и все трое были деятелями "Бнай Брит".


Источник
Go to the top of the page
 
+Quote Post
ДАВИД
сообщение 21.7.2008, 9:38
Сообщение #7


Senator
********

Группа: User
Сообщений: 6654
Регистрация: 16.1.2008
Из: Да тут где то...
Пользователь №: 54



Как же грамотно лапшу вешают...


--------------------
Для разговора с Богом мне посредники не нужны.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Andranik
сообщение 21.7.2008, 12:31
Сообщение #8


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1055
Регистрация: 9.11.2007
Из: Россия, Москва
Пользователь №: 20



Цитата
"Реабилитации не будет, или Анти-Архипелаг"

Вместо эпиграфа:

Я говорю о нас, сынах Синая,
О нас, чей взгляд иным теплом согрет.
Пусть русский люд ведёт тропа иная,
До их славянских дел нам дела нет.

Мы ели хлеб их, но платили кровью.
Счета сохранены, но не подведены.
Мы отомстим --цветами в изголовье
их северной страны.

Когда сотрётся лаковая проба,
Когда заглохнет красных криков гул,
Мы встанем у берёзового гроба
В почётный караул.

Еврейский поэт Д. Маркиш:
http://lindex.nigilist.ru/Lindex4/Text/8660/00.htm

Из главы "Парвус-Гельфанд"

«Парвус – подлинная фамилия Израиль Лазаревич Гельфанд. Родился в 1867 году под Минском (как и Хаим Вейцман) в еврейской семье. Вырос в Одессе, оттуда поехал учиться в Швейцарию (Как и Хаим Вейцман запросто поехал учиться за границу). С ранних лет Парвус определил для себя две цели: ликвидировать монархию в России, и лично самому стать богатым. Начинал с работы в левых газетах. Свои первые миллионы заработал в Турции. Слушайте внимательно: «В Турцию Парвус отправился, чтобы поддержать революционное еврейское движение «младотурок». (Вот вы туда поедете просто так, без всяких связей?) И это очень любопытный момент. Если копнуть глубже, что Парвус с еврейскими «младотурками» делал в Константинополе, то вы поймете, почему турки вырезали полтора миллиона армян, но и пальцем не тронули евреев. Кроме этого, вам станет ясно, что свои первые миллионы у Парвуса-Гельфанда появились именно после армянской резни в Турции (!).

В американском миссионерском журнале «Миссионерский Геральд» за 1936 год (The Missionary Herald. Vol. XXXVI. No.4. Аpril, 1836) приводятся интересные данные о том, что в начале 19 века, в Армении, армяне якобы преследовали евреев, перешедших в армянскую христианскую церковь, но тайно соблюдавших иудейские обряды, то есть делавших то, за что в своё время испанская инквизиция преследовала евреев-марранов, то есть оборотней. Так может быть армянская резня была обычной еврейской местью, устроенной евреями армянам, но исполненная турками, которых использовали как орудие еврейской мести?

Неожиданные открытия получаются при сопоставлении фактов. И вот я в одном месте обнаруживаю анализ, что «младотурки», как и в начале 19 века «младоитальянцы», или как их ещё называли «карбонарии», были сугубо еврейской партией, таким же образом, как и большевики в России. Естественно, что «младотурки» в Турции действовали вкупе со всеми остальными еврейскими партиями в мире, какими бы они именами не назывались. А теперь я привожу вам всесь отрывок с сайта www.genocide.doom.ru

В 1915-16 годах произошло истребление полутора миллионов армян в Западной Армении, которая располагается в Турции. Вы себе хорошо представляете цифру? – 1.5 миллионов человек всего за два года на небольшом клочке земли. Читаем:

«Планы уничтожения армянского населения «младотурки» начали разрабатывать ещё до Первой Мировой Войны. В октябре 1914 года на совещании младотюркского министра внутренних дел Талаата была организована «тройка» (знакомый подчерк) «Исполком трёх», которому было поручено организовать избиение армянского населения. В состав этого комитета вошли главари «младотурок» Назим, Бехаэтдин Шакир и Шюкри».

Естественно, что турецкие фамилии не говорят о том, что к этой резне причастны сами турки, потому что мы знаем, что «младотурки» были еврейской партией, и таким образом получается, что армянскую резню тоже организовали интернациональные евреи. Именно к «младотуркам» ехал на помощь Парвус-Гельфанд. Парвус ехал в Турцию по заданию еврейского центра. Парвус не ехал в Константинополь, не зная, где остановится. Парвус знал, куда и к кому он ехал, Парвус ехал организовывать резню армян. Парвус ехал в командировку. Именно после резни армян Парвус стал, как и Базиль Захаров, очень богатым человеком.

Резню армян всегда пытались представить неким изолированным и случайным, незначительным моментом, никак не относящимся к событиям в Европе. Однако резня армян, произошедшая под шумок Первой Мировой Войны, была важным элементом дестабилизации состояния в Османской и Российской империях.

http://lindex.nigilist.ru/Lindex4/Text/8660/07.htm


Вот и вопрос... русские, турки или евреи... Ведь методы действия до сих пор не изменились


Цитата
Александр Алексеев
ИЗРАИЛЬ ОТ ЭЙЛАТА ДО АРАРАТА
к оглавлению номера


Больше полувека Святая Земля в наших руках, но мы все еще пишем завещание перед поездкой в соседний город.
Вильгельм Тирский (1140-1190)


Отныне на Ближнем Востоке никто всерьез не говорит о мирном урегулировании. Маски окончательно сброшены - старый террорист Арафат поддержал товарищей-террористов из партии "Хезболлах", отказавшись их арестовать и выдать Израилю. В ответ на это израильтяне обстреляли ракетами машину с его заместителем и наиболее вероятным преемником Марваном Баргути. Последний незадолго до этого выступал за введение в правительство Палестины, "пока не поздно", представителей двух других террористических организаций - "ХАМАС" и "Палестинский исламский джихад". Баргути чудом остался в живых и сразу же после неудавшегося покушения на его жизнь призвал народ Палестины к всеобщему сопротивлению. На следующий день выстрелы гремели не только на территории автономии, но и в Тель-Авиве, где были обстреляны правительственные здания. Израильский премьер Ариэль Шарон выступил с заявлением, в котором объявил "тотальную войну палестинцам".

Но одно дело – старый "ястреб мира" Шарон, а другое дело – реальный этнический баланс и, соответственно, расклад сил. Весьма неглупый израильский эксперт Михаэль Бен-Ицхак предложил заключить с арабами, желающими остаться в Израиле и в Палестине, договор, ограничивающий численность детей до двух в каждой арабской семье. По проекту Михаэля Бен-Ицхака, все арабы, не согласные с этим, должны быть немедленно депортированы в соседние арабские страны без права репатриации. Идея, в самом деле, неплохая. Однако, как говориться, съесть-то он съест, да кто ж ему даст...

Уже сейчас арабов в Израиле (включая Палестину) насчитывается порядка 5 миллионов, причем за 13 лет, прошедшие с начала интифады, их число резко выросло – как за счет роста рождаемости, так и за счет массового въезда арабов на территорию Палестины, а оттуда – в Израиль. Учитывая это, западные державы и, в первую очередь, США, предложили евреям "чуточку потесниться". В ответ евреи вполне резонно заметили, что 22 арабских государства уже сейчас занимают площадь, в 600 раз превышающую площадь единственного еврейского государства, при плотности населения в 10 раз меньше израильской. Так что дальше тесниться, в общем-то, уже некуда.

Перед глазами израильтян стоит и пример Южной Африки, где после ликвидации системы апартеида и передачи власти черному большинству последовал экономический крах – специалисты и капиталовладельцы, главным образом белые, бежали в другие страны, спасаясь от угрозы самого настоящего геноцида со стороны черных, массово переходящих в ислам. Наиболее дальновидно в этой ситуации поступила Австралия, предоставив бесплатное австралийское гражданство всем вынужденным переселенцам из ЮАР. Среди которых, между прочим, оказались и 100 тысяч евреев.

Ко всему этому стоит добавить резкое обострение ситуации в Южном Ливане, превращенном в мощный базовый район группировки "Хезболлах". Исламские боевики, окончательно переломив ситуацию в Ливане в свою пользу, не только добивают истребляемых с 1963 года ливанских христиан, но и ежедневно обстреливают Израиль минами и реактивными снарядами. И ни рейды израильтян вглубь Ливана (прекратившиеся в прошлом году), ни ракетно-бомбовые удары (вяло наносимые до сих пор) не могут с этим что-нибудь поделать.

Сопоставив все факты и проведя беспристрастный анализ ситуации, израильская разведка сделала свой вывод. Как недавно сообщило радио Армии обороны Израиля ("Галей ЦАХАЛ"), в 2002 году, скорее всего, начнется новая большая война на Ближнем Востоке. Такое предположение, помимо открытого противостояния в Палестине, основывается и на том, что Иордания и Египет, которые с начала 80-х годов были настроены к Израилю весьма миролюбиво, сейчас могут объявить ему войну. Это заявление разведчиков еще больше ухудшило обстановку на территории автономии, и без того накаленную до предела.

Но евреи не были бы евреями, если бы не начали поиск хитроумных выходов из патовой ситуации, которую сами же на свою голову и создали. Буквально за две недели до нового витка интифады и покушения на Марвана Баргути пришли сенсационные новости, которые были, впрочем, полностью проигнорированы российскими СМИ.

Согласно данным иранского информационного агентства ИРНА, Турция рассматривает вариант радикального решения в недалеком будущем сразу двух наиболее больных своих вопросов – армянского и курдского. Причем это решение таково, что после его принятия предъявить какие бы то ни было претензии к Турции за гибель миллионов армян и курдов уже будет невозможно. Само же турецкое государство еще и заработает на этом хорошие деньги.

Речь идет о продаже Западной (Турецкой) Армении и других земель, в настоящее время заселенных курдами. В роли покупателя выступит государство Израиль, а в роли гаранта сделки - США. Такой ход конем объясняется тем, что практически все из радикальных арабских лидеров ставят под вопрос само существование Израиля в его нынешних границах, и подавляющее большинство из них отвечают на этот вопрос отрицательно.

Такую точку зрения есть чем подкрепить – только вокруг Израиля проживают порядка 60 миллионов арабов. Еврейское население самого Израиля, напомним, меньше 6 миллионов. Всего арабский мир, как уже говорилось, насчитывает около 300 миллионов человек, значительная часть которых – исламские фанатики, готовые бороться до последней капли крови за то, чтобы израильское государство исчезло с карты мира. Желательно – вместе со всеми его обитателями. Одним словом, расклад сил оказывается явно не в пользу евреев. А тут такой подарок судьбы.

В пользу покупки говорит и ее невысокая стоимость. Турция просит за треть своей территории, то есть более 200 тысяч квадратных километров (Карская область, Араратская долина, Турецкая Армения, Восточная Анатолия, Киликия), всего-то 20 миллиардов долларов. Для израильского бюджета, который ежегодно получает 5 миллиардов только официальной помощи из США, такая сумма – плюнуть и растереть. Тем более что турецкая армия, остро нуждающаяся в современном вооружении, настаивает на уплате части этой суммы высококачественным оружием, выпускаемым израильской фирмой IMI (Israel Military Industries).

Турецкому руководству такая сделка представляется вполне выгодной – турки наконец-то развязывают гордиев узел межэтнического противостояния и избавляются от ныне бесплодных земель, населенных дикими и опасными курдскими племенами. За это Турция получает сумму, сравнимую со своим десятилетним бюджетным профицитом. К тому же турецкая армия практически без всяких усилий проходит техническое перевооружение, в любом другом случае стоящее уйму денег, которую курортно-дубленочный турецкий госбюждет просто бы не потянул. Наконец, сбудется заветная мечта турок – стравить армян и евреев в поединке не на жизнь, а на смерть.

Опыт показывает, что в том случае, когда еврейское и армянское лобби приходят к согласию и работают вместе, они оказываются в состоянии провести практически в любой европейской стране (и в США) практически любой нужный им законопроект. В последнее время из-за усиления позиций турецких исламистов турко-израильские отношения резко охладели, что привело к появлению у Израиля и Армении большого числа точек соприкосновения по разным вопросам. Кое-кто в Армении даже заговорил, что, мол, Запад рассматривает Армению как "Закавказский Израиль". Эта аналогия оказалась несколько натянутой, хотя и не очень лестной для Армении – Европа и США в самом деле имеют много общего в отношениях с этими государствами. Им оказывается значительная финансовая помощь, фактически ставящая бюджеты Израиля и Армении в полную зависимость от заокеанских спонсоров. Но если израильские деловые люди смогли выработать и защитить собственную точку зрения на устройство своей экономики, то армянские бизнесмены по большей части распродают страну.

В частности, Ереванский коньячный завод был продан за гроши французской компании "Перно Рикар", а большая часть лесов на юге страны уже вырублена и продана в Иран. Почти вся остальная промышленность бездействует из-за "нехватки электроэнергии". Нехватка эта весьма относительная и по своей природе здорово смахивает на "нехватку газа". Газ уже не первый год исправно поступает из Ирана, но в городскую сеть Еревана (за исключением элитных кварталов) его не подают. Дело в том, что это разрушит бизнес "челноков", в том числе государственного масштаба, которые за годы отсутствия газа приспособились продавать и заправлять газовые баллоны. Конечно, никто не отменял принцип "живи сам и давай жить другим", но поступать так с полуголодными соотечественниками все-таки нехорошо. По той же причине не так-то редки и отключения электричества в жилом секторе: регулярная его подача разорила бы торговцев аккумуляторами и керосином. Примерно такая же ситуация и во многих других областях повседневной жизни. Финансовая помощь от США, уступающая по объему только американской помощи Израилю, элементарно разворовывается в высших эшелонах власти. В итоге большая часть населения нынешней Армении – это просто те, кто не могут ее покинуть.

Напротив, Израиль – развитое промышленное государство, в производственном секторе которого преобладают высокие технологии (производство электроники, интеллектуального и прецизионного оружия, научно-производственные направления). Израильское общество регулярно пополняется новыми высокопассионарными репатриантами (не в последнюю очередь из России и стран СНГ), отважно рвущимися под арабские пули и бомбы. И чем больше в них стреляют и бросают бомб, тем громче они озвучивают свою ненависть к арабам и желание их всех перебить. Те, кто не хочет воевать с арабами и убивать их, просто не живут в Израиле – им нет смысла туда приезжать. А сделавшие ошибку и все-таки приехавшие без проблем могут уехать, откуда приехали, дабы зря не коптить небо земли обетованной. Единственной закавыкой на пути выживания и процветания еврейского государства остается только 300-миллионный арабский мир, претендующий, по несчастью, на ту же самую землю.

Справиться с курдами, которых насчитывается порядка 20 миллионов (то есть в 15 раз меньше, чем арабов) представляется израильтянам более осуществимым, нежели хоть как-то утихомирить арабов, которые уже вошли во вкус интифады и готовы драться до последнего издыхания, чтобы сбросить евреев в море. Главная причина, по которой курды до сих пор не имеют собственного государства – недостаток государственного сознания, которое необходимо для государственного строительства. По той же причине не имеют собственного государства, к примеру, пуштуны или тамилы. И, наконец, по той же причине с треском провалился проект "Чеченской республики Ичкерия".

В связи с этой сделкой может возникнуть закономерный вопрос: раз Турция избавляется от своего главного врага (курдских сепаратистов), то зачем ей столько современного, в том числе высокоточного оружия? Единственный ответ, который имеет смысл – турецкое правительство желает поскорее выбраться из болота войны в Курдистане, чтобы развязать руки для борьбы с внешними врагами. А их у Турции предостаточно.

На первом месте стоят, конечно, Армения, Греция и Кипр, с которыми Турция имеет затяжные споры по поводу территорий, принадлежавших этим государствам и некогда оккупированных турецкими войсками. С точки зрения греческих историков, вся Турция целиком расположена на земле, принадлежавшей Византийской Империи и заселенной греками в течение как минимум двух тысяч лет. И эта точка зрения, вообще говоря, исторически справедлива. В 1919-1921 годах усилиями греческих войск и армянских дашнаков, сжавших Турцию с запада и с востока, турецкий вопрос был на грани своего единственно верного и долгосрочного решения. То есть ликвидации государства турок в Малой Азии как страны, многократно (и небезуспешно) угрожавшей безопасности и территориальной целостности соседей, и репатриации их в среднеазиатские степи Туркестана, откуда они пришли.

Тогда на помощь Турции пришел Сталин, ударивший с тыла на Армению и подаривший Кемалю Ататюрку тонны золота, тысячи винтовок, миллионы патронов, сотни пулеметов и десятки тонн продовольствия (во время голода в Поволжье!). Эта помощь позволила заключить с армянами крайне выгодный для Турции Александропольский мир, а греки были остановлены у самых стен Анкары.

И вот теперь Израиль и Турция решили поступить со всеми остальными по принципу "Кому я должен – всем прощаю, кто должен мне – напоминаю!". В такой постановке что армянский, что курдский вопросы уже не будут представлять интереса ни для одного крупного государства. На них можно будет просто наплевать и забыть.

Вот только совсем не факт, что евреи наконец-то обретут собственный тихий уголок, откуда смогут управлять политикой других государств и потягивать из них соки в свое удовольствие. Начнем с того, что арабский вопрос даже при переезде Израиля в Курдистан никуда не исчезает – граница еврейского государства опять будет пролегать рядом с арабскими странами (Ирак и Сирия). Сбудется даже вековая мечта аятоллы Хомейни – Иран получит собственную границу с Израилем и, соответственно, сможет дотянуться до евреев реактивными снарядами. Ничем хорошим для Израиля это, конечно, не кончится.

Далее, государству Израиль как воздух необходим выход к морю. Причем не один – чем больше, тем лучше, и желательно к разным морям. Потребность иметь порт в Красном море привела к тому, что Израиль растянулся прямо напротив Синая, что очень невыгодно для обороны. То же самое можно сказать и о Северном Израиле – по сути, это узкая полоска побережья, усеянная прибрежными портовыми городами и столь же открытая атакам обитателей иорданских и сирийских пустынь на всем своем протяжении. Именно подобная форма границ (почти один к одному) в свое время погубила процветающие государства крестоносцев, более богатые, чем многие из стран тогдашней Европы. Но вернемся к нашим израильтянам.

Современные арабы ставят целью не просто вытеснение евреев из Палестины, но и ликвидацию еврейского государства как такового, где бы оно ни находилось. Сколь бы ни было опасным положение современного Израиля, положение нового будет еще хуже и еще безвыходнее. Для обороны столь обширных земель от старого врага (арабов) и новых (курды, персы и так далее) у Израиля просто не хватит людей, даже если они завербуют в свою армию всех курдских наемников-"пешмерге", прибалтов, негров и украинцев. А если еще и вспомнить про численность и фанатизм оджалановских и дашнакских террористов, то жить в новом еврейском государстве не захочется ни одному психически здоровому человеку. Таким образом, евреи, не избавившись от своей главной головной боли, приобретут в придачу еще две. Видимо, полагая, что старый "друг" много хуже новых двух. Но этот самый "друг" отнюдь не собирается оставлять государство Израиль в покое, чьи бы земли оно ни занимало.

Выгодна ли России такая купля-продажа? Ответ на этот вопрос может быть только один: "Нет". После выполнения договора и соответствующего "великого переселения народов" Святая Земля будет наводнена воинствующими исламистами, а, следовательно, навсегда потеряна для христиан. Турки, потеряв восточную часть своего государства, еще больше укрепят свои позиции на западе. То есть – в Константинополе. Следует ожидать оккупации близлежащих земель, принадлежащих грекам, на которые давно зарятся "серые волки" - южной части Кипра, Родоса и прочих островов Средиземного моря. Резко усилится влияние Турции на Балканах – в Косово, Македонии и Боснии. При поддержке перевооруженной турецкой армии мусульмане (бошняки и албанцы), возможно, даже смогут уничтожить Сербию.

Политика идеалов, к которой должна стремиться сильная Россия, подразумевает недопущение подобных местечковых сделок. Напротив, следует стремиться к справедливому решению турецкого и палестинского вопросов, к решению их в пользу христиан. То есть наша мечта – крест над куполом Святой Софии и христианское королевство Иерусалима.

http://www.specnaz.ru/archive/08_2001/13.htm
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Andranik
сообщение 21.7.2008, 12:42
Сообщение #9


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1055
Регистрация: 9.11.2007
Из: Россия, Москва
Пользователь №: 20



Как вы думаете, эти "младо-" до сих пор существуют? Может имя им дерьмократия?

Кто же сейчас во главе турции, ось сша-израиль-турция?
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Andranik
сообщение 21.7.2008, 12:45
Сообщение #10


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1055
Регистрация: 9.11.2007
Из: Россия, Москва
Пользователь №: 20



Хеннеке Кардель
”Адольф Гитлер — основатель Израиля”
из книги

Цитата
В сканадальном исследовании 1974 года выигравший многочисленные (вплоть до Верховного суда ФРГ) процессы Кардель придерживается, мягко говоря, неортодоксальной позиции: Вторую Мировую войну развязали сефарды - западные евреи-финансисты, использовавшие полукровку Гитлера в своей борьбе со стоящими ниже них в сеимитской иерархии восточными евреями - ашкенази.

... отрывок ... ""Гитлер - австрийский полуеврей? Помилуй Бог! Но, в конце концов, Эйхман, уроженец Линца, которого поймали здесь, был стопроцентным евреем".
Когда потом, в Андах, одна еврейка-антисионистка, очень юная женщина, вспыльчиво сказала:

"Этот Бен Гурион - второй Гитлер!",
я решил действительно "поскрести Гитлера". Есть ли какая-то связь между неясным происхождением Гитлера и основанием государства Израиль, которого не было 2000 лет и которое ровно через три года после смерти Гитлера вдруг снова появилось?
Нужно быть столь же твердым в вере, как г-н Мазер, этот немецкий папа гитлероведов, чтобы залихватским жестом отбросить этот вопрос. Согласно его версии, все предки этого персонажа мировой истории, этой уникальной концентрации хитрости, энергии и ума, были простолюдинами из австрийских лесов, и никем другим. В случае сомнения темный пункт незаконного еврейского деда Франкенбергера проясняется благодаря свидетельствам трех неграмотных, Ромедера, Брейтенедера и Паука, поставивших вместо подписей кресты, тогда как подпись местного деревенского священника отсутствует. И разве помощник фюрера по юридическим вопросам Ганс Франк (кстати, сын еврея-адвоката из Бамберга) не говорил, что точно знал от бабушки Гитлера, г-жи Шикльгрубер, что ее сын Алоиз, отец Гитлера, не был сыном еврея Франкенбергера? Правда, этот Франкенбергер исправно платил за внебрачного Алоиза, пока тот не достиг 14-летнего возраста. Добавим от себя, что упомянутая бабушка Гитлера скончалась за несколько лет до его рождения.

Мазер, который, правда, допускает, что "последнее слово о фюрере Великой Германии еще не сказано", приходит к такому выводу:

"Гитлер знал, что с конца 1941 г. (когда блицкриг закончился в московских снегах и США вступили в войну) ему остается только сражаться, чтобы отсрочить это решение (покончить с собой)"1.
Он жестоко ошибается. Именно тогда, когда война стала войной на два фронта и тем самым была проиграна, Гитлер поручил своему ближайшему сподвижнику, начальнику полиции Рейнхарду Тристану Ойгену Гейдриху, отец которого первоначально носил фамилию Зюсс и о котором Гиммлер говорил, будто он "преодолел в себе еврея"2, заняться т. н. окончательным решением еврейского вопроса. Только уничтожение евреев позволило несколько лет спустя сделать действительностью старую мечту о "создании очага для еврейского народа".
Выводы г-на Мазера относительно предков Гитлера уже год спустя подверг резкой критике г-н Фест, новая звезда среди гитлероведов:

"Мазер, разумеется, не может доказать свой тезис; тем не менее он приводит свой аргумент в форме доказательства. Столь же сомнительны и все прочие аргументы"3.
Но после этого совершенно правильного утверждения данный вопрос и у Феста вдруг решается очень просто:
"Вопрос о деде Гитлера действительно имеет второстепенное значение"4.
Для Феста вопрос о еврейском происхождении вообще "лишь предмет побочного интереса"5. Но таким образом обесценивается любое исследование "sine ira et studio". Тот, кто не хочет всерьез заниматься гипотезой об отце Гитлера как о полуеврее, кто считает Гитлера "пьяницей", который уносил домой "из зловонных, прокуренных пивных безобразные, позорные сцены"6, тот, кто не хочет всерьез заниматься безмерным у Гитлера психозом ненависти к родной крови, тот мало поймет в истории XX века, основания государства Израиль и всего того, от чего у нас до сих пор захватывает дыхание.
Нелюбимый, и, по всей видимости, ненавистный отец и незаконный дед - вот две главные фигуры, необходимые для понимания более позднего Гитлера. Опыт общения с евреями в Вене во время первой мировой войны и во время Баварской Советской республики был для самого Гитлера лишь желанным подтверждением, внешним орнаментом. " ....
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Andranik
сообщение 21.7.2008, 13:04
Сообщение #11


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1055
Регистрация: 9.11.2007
Из: Россия, Москва
Пользователь №: 20



Цитата
Четыре года под полумесяцем

Рафаэль де НОГАЛЕС

Книга венесуэльского писателя и ”солдата удачи” Рафаэля де Ногалеса-Мендеса вышла у него на родине в 20-х годах прошлого века и давно уже стала библиографической редкостью. Волею судеб автор стал свидетелем первого геноцида в истории — Геноцида армян в Османской империи.
Не получив разрешения поступить на службу ни в одну из армий Антанты, Ногалес завербовался офицером в турецкую армию и всю войну ревностно служил Османской империи на полях сражений. Он участвовал в осаде Вана, древней армянской столицы, и, по собственному признанию, нанес немалый урон героическим защитникам города. Круг его общения составляли в первую очередь турецкие военные чины, поэтому он повторяет в своей книге клише официальной турецкой пропаганды в отношении армян. Однако сцены массовых убийств мирного населения не могли оставить его равнодушным. После войны его преследовали видения бойни.
Имея редкую возможность наблюдать события с близкого расстояния, он приводит новые для современного читателя факты и обстоятельства, позволяющие судить о важных аспектах Геноцида армян.
В наши дни воспоминания Ногалеса впервые переведены на русский язык и выпущены в свет издательством ”Русский вестник”.


Глава V

[...] Немного отдохнув, мы покинули Муш. И, обойдя с юга долину Фрат, с заходом солнца спешились у деревни Кодне напротив Немрут Дага. Это вулкан высотой 9 тысяч футов, на вершине которого находится кратер, а лучше сказать озеро, окружностью восемь километров. Благодаря этому озеру он считается одним из пяти чудес Армении.

В четырех или пяти километрах от Кодне мы напоили животных из ручья, журчащего неподалеку от дороги. Судя по руинам вокруг него, когда-то он протекал под храмом или часовней из розового камня. Это был исток знаменитой реки Карасу, который историографы иногда путают с истоком Восточного Евфрата, располагающимся на северном склоне Аладага, неподалеку от Арарата.

17 апреля к вечеру мы, наконец, добрались до деревушки Татван, примостившейся на юго-западном берегу озера Ван (или, как его называли древние, Ариза-палус).

Оно простирается — гладкое, как серебряное зеркало — на высоте тысячи трехсот метров над уровнем моря, имеет сто метров в глубину, сто двадцать пять километров в длину и пятьдесят — в ширину. Хотя его воды очень соленые, оно богато рыбой. Похоже, его сток в бассейн Тигра был закупорен тысячи лет назад потоками лавы с Немрут Дага, когда тот еще был действующим вулканом. Тем не менее, озеро Ван все еще соединяется с рекой Битлис через подземные артерии, а с Восточным Евфратом — через небольшое озеро Назик.

Татван был (по крайней мере, в то время) ничем не примечательной деревушкой, расположившейся у подножья голого холма, или возвышения, с которого и Ксенофонт, и Тамерлан много веков тому назад взирали на опаловые воды знаменитого озера, простиравшегося на юг до горной цепи Эрек. Через этот горный хребет вела дорога, которой я сначала намеревался воспользоваться. Однако, увидев покрывающие ее слои снега, я, к счастью, предпочел северный маршрут, хотя и более длинный, но зато и более проходимый.

Вечером, пока я сидел на голом холме Татвана, мечтая в одиночестве и любуясь гладкими водами Ариза-палуса, потихоньку спустились сумерки, и Сюпхан Даг, который в вечернем небе напоминал гору пены, постепенно затягивался мрачными тучами, тогда как Арарат полыхал вдали, как капля раскаленной серы.

Этот пейзаж, озаренный угасающим светом и отмеченный бесконечной грустью, напомнил мне, что я достиг наконец цели своего путешествия и нахожусь в самом сердце древней Армении.

Продолжая путь вдоль подножия Немрут Дага, мы прибыли 19 апреля в селение Ахлат у северо-западной оконечности озера Ван и неподалеку от развалин древнего Ахлата — города, в свое время взятого штурмом Тамерланом под звуки труб и дробь барабанов, обтянутых кожей защитников Ахлата.

Из окна моей комнаты, находившейся в тени старых платанов, я мог разглядеть местного военачальника, отдающего приказы своим офицерам, в то время как группа секретарей занималась расшифровкой огромного количества телеграмм.

При виде столь необычной активности я заподозрил, что буря вот-вот разразится.

Я не ошибся.

На следующее утро, 20 апреля 1915 года, объезжая с другой стороны Ахлат, мы наткнулись на многочисленные изуродованные трупы армян, лежащие вдоль дороги. Часом позже мы заметили несколько гигантских столбов дыма, поднимающихся с противоположного берега озера и выдающих то место, где города и деревушки провинции Ван были объяты пламенем.

В этот момент я понял: жребий брошен. Армянская революция началась.

Глава VI

На закате мы вошли в старинную крепость Адиль-джеваз, окруженную лесами и темными оливковыми рощами, над которой нависали скалистые горы. Во дворах над крышами домов возвышались стройные тополя и ивы. А в тени раскидистых платанов покоились развалины древних мечетей и прекрасных усыпальниц.

На озере недалеко от берега волны слегка покачивали несколько лодок. На пустых и мрачных базарах бросались в глаза разграбленные армянские лавки и пятна запекшейся крови, свидетельствовавшие о том, что на этом месте убийцы настигли своих жертв. Группы вооруженных до зубов турок и курдов сновали туда-сюда по всем улицам, в то время как эхо отдаленных выстрелов возвещало, что охота на людей еще не прекратилась. Напротив здания местного правительства меня поджидал уездный начальник — каймакам, окруженный важными чиновниками. Они поприветствовали меня от имени правительства. Перекинувшись парой слов, мы вошли в зал заседаний, украшенный дорогими коврами и золотыми надписями, воспроизводящими суры Корана.

Здесь я узнал от вышеупомянутых господ, насколько серьезна сложившаяся ситуация, и о том, что нам грозит опасность со стороны армян, которые, по их словам, укрепились в горах вокруг селения.

Зашло солнце, и небо окрасилось в кроваво-красный цвет, в то время как на востоке столица Армении, город Ван, был объят пламенем и разрушался под ударами турецких мортир, которые разрывали эту кровавую ночь грохотом отдаленных залпов.

21 апреля. Я проснулся на заре от выстрелов и грохота артиллерийских снарядов. Армяне атаковали город.

Я мгновенно оседлал коня и в сопровождении нескольких вооруженных человек отправился разведать обстановку.

Но каково же было мое удивление, когда я понял, что агрессоры вовсе не армяне, а сами городские власти. Поддерживаемые курдами и местным населением, они осаждали и грабили армянский квартал, где триста или четыреста ремесленников-христиан отчаянно защищались от этой разбушевавшейся толпы подонков. Нападавшие взламывали двери, перелезали через глинобитные ограды, врывались в дома и, прирезав свои безоружные жертвы, заставляли жен, матерей или дочерей этих несчастных вытаскивать тела за ноги или за руки на улицу, где остававшиеся там мерзавцы их добивали. Затем, сорвав с них одежду, бросали трупы где попало на растерзание воронов и шакалов. Несмотря на бурную перестрелку на улицах, мне, наконец, удалось добраться до belediye reisi, т. е. градоначальника, который заправлял этой вакханалией, чтобы приказать ему прекратить бесчинства. Однако тот, к моему крайнему изумлению, сообщил, что всего лишь подчиняется категоричному письменному приказу генерал-губернатора провинции ”уничтожать всех армян мужского пола от двенадцати лет и старше”.

Когда я увидел этот приказ, исходящий от гражданских властей, исполнению которого я как военный при всем моем желании не мог воспрепятствовать, то приказал жандармам не вмешиваться в происходящее, а сам стал дожидаться конца резни.

Через полтора часа этой бойни из всех армян Адильджеваза в живых оставалось лишь семеро, которых я, угрожая оружием, смог вырвать из лап палачей.

Окруженный этими несчастными, хватавшимися за хвост и гриву моего коня, как за спасительную соломинку, сопровождаемый толпой озверевших людей, пресытившихся кровью и нагруженных добычей, я направился в центр городка. Мне пришлось пробиваться сквозь скопление людей, в основном состоявшее из турецких и курдских женщин. К слову сказать, они смотрели на это ужасающее зрелище, усевшись на улицах и на крышах домов, — неподвижные, непроницаемые, словно сфинксы.

Когда я спешился перед зданием местного правительства, навстречу мне вышел каймакам и от имени правительства поблагодарил меня за спасение города от этого ужасного нападения армян.

Пораженный неслыханной наглостью, я поначалу не знал, что ответить. Затем попросил проявить снисхождение к моим пленным. Он, положив руку на сердце, дал мне честное слово и даже добавил важно и торжественно, что ответит мне за их жизни собственной головой.

Тем не менее, той же ночью он приказал их обезглавить. А тела их бросили в озеро, вместе с телами еще сорока трех армян, которые до этого прятали Бог знает где.

Вот как на Востоке подчиненные султану городские власти держат свои клятвы и обещания!

Тем временем была восстановлена телеграфная связь. Через некоторое время подошел катер, который прислал за мной вали из Битлиса, чтобы я мог продолжить путешествие.

Я поднялся на борт. Попрощавшись с властями и жителями Адильджеваза, которые специально пришли на берег озера, мы взяли курс по направлению к Вану. Катер стремительно отдалялся от селения, которое издалека казалось самым мирным на земле.

Команда состояла из капитана, небольшого отряда жандармов и четырех безоружных армян, которые были одновременно и механиками, и матросами. Почувствовав усталость, я отправился вздремнуть. Когда я проснулся, было уже пять часов вечера. Мы по-прежнему были далеко от берега. Я стал прогуливаться по палубе и, дойдя до машинного отделения, заметил, что из четверых армян осталось только двое. Куда подевались двое других?

Этот вопрос никогда не следует задавать на Востоке, если вы не хотите прослыть человеком непросвещенным.

Люди султана убивают без лишнего шума, преимущественно по ночам, как вампиры, устраивая бойню в основном посреди глубоких озер, где нет ненужных течений, которые выносят трупы на берег. Или в отдаленных горных пещерах, где псы и шакалы помогают им скрыть следы преступлений.

Уже в сумерках мы подплыли к маленькому острову Ахтамар. На нем, казалось, не было иных построек, кроме красивого старинного монастыря, в котором была резиденция епископа Армянской церкви Вана. Фасады монастыря были покрыты аллегорической росписью, но в сумерках их почти нельзя было рассмотреть с катера. На пороге и во дворе храма вповалку лежали тела монахов и самого епископа. Создавалось впечатление, что на острове не было больше ни одной живой души, кроме турецких жандармов, которые и расправились с несчастными.

Когда жандармы потребовали срочно снабдить их боеприпасами, чтобы идти убивать Бог знает кого еще, мы оставили им пять тысяч патронов и поплыли дальше по направлению к берегу. О том, где он находится, можно было с трудом догадаться по дальним отблескам пламени, бушующего в деревнях, и расцвечивающего небо алыми всполохами.

Среди прочих селений особенно ярко полыхало местечко Артамид, где богатые торговцы из Вана обычно проводили лето. Церковь Артамида казалась факелом и служила нам маяком.

Около десяти вечера мы высадились в кромешной темноте. Было тихо, как в склепе. Лишь иногда раздавался гул отдаленных выстрелов или зловещий вой шакалов. Не желая дожидаться здесь рассвета, мы с капитаном оставили двух жандармов сторожить катер и пошли по полям и пастбищам. Через полчаса — резкий оклик турецкого часового: Kim var?

Когда мы подошли к крайним домам Артамида, к нам навстречу вышел местный военачальник. Он поздоровался с нами и поздравил с тем, что мы добрались живыми и невредимыми, потому что дороги, по которым мы только что шли, находились, по его словам, под контролем армян. Так оно и было. Не успели мы придти, как стрельба возобновилась, и мы сами убедились, что остались живы по чистой случайности.

Маленькую площадь, на которой мы стояли и разговаривали, озаряли фантастическим светом языки пламени, которые, подобно гигантским змеям, вырывались из руин сожженной церкви. Из окон окрестных домов торчали дула винтовок наших башибузуков, весьма живописных типов: обвешанные патронташами, они использовали автоматические ружья и носили на поясе широкие ножи или маузеры.

Среди них я заметил также нескольких курдов, входивших в большую группу людей, которые на рассвете должны были подойти, чтобы помочь прикончить армян, пока что еще продолжавших удерживать некоторые позиции и дома вокруг селения.

Я видел, что перестрелка становилась все ожесточеннее. К тому же нам стало невмоготу вдыхать запах горелого мяса, шедший от трупов армян, которые лежали среди дымящихся руин церкви. Мы пошли прочь, осторожно пробираясь среди садов, и наконец уперлись в белую стену какого-то большого дома. Здесь мне суждено было провести эту ночь.

Перед тем как лечь спать, я решил открыть окно и в последний раз взглянуть на бушующий вокруг пожар. Высунувшись наружу, я услышал свист пуль, одна из которых задела рукав моей шинели.

Несмотря на непрекращающуюся пальбу, то и дело нарушавшую ночную тишину, я спокойно спал до самого утра, покуда меня не разбудил истошный крик, за которым последовала череда выстрелов... В город вошли курды и атаковали армян с тыла.

Это продолжалось четверть часа. И пока я завтракал на балконе в обществе нескольких курдов, пришедших меня поприветствовать, на наших глазах разыгралась такая ужасная картина, какую с трудом можно себе представить.

Как затравленные кролики, бежали армяне, преследуемые картечью, которая валила их с ног десятками. Многие из них садились на землю и, оцепенев, покорно ожидали смерти, словно овцы, отведенные на заклание.

Только небольшая группа юношей, теснимая к глинобитной ограде, продолжала отчаянно защищаться, пока не выбилась из сил и не сдалась. Юноши падали один за другим под ударами прикладов и ножей — в целях экономии патронов курды предпочитали по возможности использовать холодное оружие.

Покуда все это творилось в садах, по улицам ходили патрули, проверявшие подвалы и дома мусульман в поисках недобитых армян.

Если таковых находили, им или отрезали головы ятаганами, или вонзали в грудь кинжал. Излишне говорить, каково мне было изображать на лице улыбку при виде этих зверств, видя то, как люди корчились от боли и, упав на землю, бились в предсмертных судорогах, а также слыша их истошные крики, которые и по сей день преследуют меня.

Незадолго до того как consumatum est (свершилось (лат.) — прим ред.), патрульные подвели ко мне двух юношей из благородных семей, которые, увидев меня, протянули руки, моля о защите.

Желая спасти их во что бы то ни стало, я приказал их запереть в соседнем здании, строго запретив прикасаться к ним, пока я не решу, что с ними делать. Но в этот момент явилось несколько курдов, которые, делая вид, будто не слышали моего приказа, выволокли армян во двор и всадили в них четыре пули. Услышав звуки выстрелов и протяжный предсмертный крик, я догадался о том, что произошло. Однако я сделал вид, что ничего не понял, поскольку на Востоке считается неучтивым демонстрировать свои чувства или протестовать против того, чего уже не изменишь. [...]

Ближе к полудню прибыл эскорт конных жандармов, которых направил мне генерал-губернатор Джевдед-бей. Едва мы выбрались из этого ада, где царили неслыханные бесчинства, как заметили на берегу озера небольшую виллу, которая принадлежала американской миссии в Ване. У ворот лежало два трупа. По обе стороны дороги кружили с громким карканьем стаи черных воронов, которые сражались с собаками за разложившиеся тела армян, которые лежали повсюду. На западе сквозь голые ветви тополей виднелись минареты и купола города Ван, столицы Армении. Ван расположен почти что у самого южного склона одиноко стоящей скалистой горы, которая возвышается на 80 метров и тянется по равнине с востока на запад почти на километр. Вершина горы увенчана гигантскими зубчатыми стенами и древним замком, который, по легенде, был выстроен еще во времена ассирийской царицы Семирамиды.

Ван, прежде называемый Тушпа, Альниун или Семиранокерта, выглядел мрачно и печально, как, впрочем, и почти все города армянского плато, покрытого бесконечной степью. Высота его в среднем — от 5 до 6 тысяч футов. Шесть месяцев в году там лежит снег, и только в бассейнах рек немногочисленное местное население находит прибежище и плодородные земли.

Многие дома здесь — двух или даже трехэтажные, они построены из необожженного кирпича и стоят на каменных фундаментах.

Почти все кварталы города были покрыты густым дымом, сквозь который поднимались языки пламени. С вершины длинной узкой скалы, которая походила на гребень надвигавшейся волны, готовой вот-вот разбиться о берег, постоянно раздавались залпы турецкой артиллерии, которая не давала отдохнуть армянам ни днем ни ночью.

В паре километров к югу располагался так называемый район вилл, или Айгестан, который сообщался с городом широкой дорогой, построенной на века. По обе стороны от нее стояли шале, загородные дома, окруженные садами, и поля, орошаемые с помощью старинного акведука, названного Серамис-Су в честь его прославленной создательницы.

Айгестан состоял в основном из отдельных построек, защищенных изгородями. Армяне умело использовали их для создания непрерывной линии хорошо укрепленной защиты.

Помимо этих оборонительных сооружений, способных с честью выдержать огонь нашей артиллерии, они наскоро соорудили около восьмидесяти небольших укреплений (blockhouses). Они позволяли им контролировать ситуацию во всей долине.

Почти все дома армян, находящиеся вне зоны обстрела, были разрушены мусульманской чернью, фанатично искавшей сокровища: на Востоке можно по пальцам пересчитать тех, кто хранит сбережения в банке. Большинство прячет деньги в тайниках внутри стен или в полу, а иногда под самой крышей. Чтобы найти эти сокровища, нужно было разрушить весь дом.

Прибыв в город, я увидел, что власти заметают последние следы своих преступлений. Иными словами, срочно закапывают трупы армян, лежащих повсюду. Возможно, они не хотели, чтобы я понял, каковы масштабы произошедшего.

Тем не менее, мне на глаза постоянно попадались горы трупов, а также собаки, которые глодали человеческие руки или ноги, торчавшие из земли.

Стоял невыносимый запах мертвечины. Я почувствовал себя счастливым, когда наконец добрался до резиденции губернатора. Его самого я не застал дома — он отправился в крепость. Не желая дожидаться его возвращения, я сам отправился туда, чтобы с ним повстречаться.

Однако, чтобы попасть в крепость, нам пришлось сделать крюк, поскольку армяне открыли непрерывный прицельный огонь. Не одна пуля просвистела прямо над нашими головами, а нескончаемый грохот снарядов был настолько оглушительным, что даже в нескольких километрах от Вана можно было услышать, как он то стихал, то усиливался, но никогда не прекращался.

Большинство армян были хорошо вооружены, у многих были маузеры, которые при стрельбе с короткой дистанции наводили ужас на противника. Их воздействие можно было сравнить лишь с тем, что оказывали пулеметы, поскольку вместо того, чтобы стрелять пуля за пулей, армяне направляли четыре, пять, шесть пуль в одну и ту же цель практически одновременно. Кроме того, они изобрели нечто вроде бура и с его помощью быстро пробивали отверстия в глиняных стенах зданий. В результате, как только мы отвоевывали у них какую-нибудь позицию, они просовывали пистолеты в мгновенно сделанные новые отверстия и сеяли среди нас смерть прежде, чем мы успевали понять, что происходит.

Многие из осажденных (прежде всего дети и женщины) укрывались в домах с южной стороны, что отчасти спасало их от артиллерийского обстрела из крепости. На верхней части скалы все еще виднелись надписи клинописью на древнеармянском языке. Судя по всему, они были сделаны во времена царей Сардури из Урарту, иначе говоря, в IX-VII веках до Рождества Христова. Большая часть надписей — на трех языках и повествует о сыне Дария Ксерксе.

К сожалению, я не мог как следует рассмотреть их с близкого расстояния, поскольку это место интенсивно обстреливалось осажденными.

Судя по обломкам колонн, пьедесталов и каменных плит, которые виднелись поверх крепостных стен, это укрепление без конца разрушалось и перестраивалось целой чередой завоевателей: турками, сельджуками, византийцами, римлянами, парфянами, персами, мидянами, ассирийцами, вавилонянами, шумерами, которые на протяжении тысячелетий пытались стереть с лица земли все поселения на Армянском плато. Дело в том, что для всех завоевателей Анатолии Армения наряду с Сирией и Палестиной являлась огромным перевалочным пунктом или же тупиком: только укоренившись на ее территории, они могли обезопасить себя от нападения воинственных орд из Центральной Азии.

Собственно цитадель, или кале, представляла собой множество зданий казарм, а также пороховых складов, высеченных прямо в скале. Над ними возвышалась белая мечеть, в которой на следующий день я и устроил свою главную казарму.

С высоты минарета, вонзавшегося в небо как каменная игла, я наблюдал за ходом боя и направлял огонь нашей артиллерии на город Ван, который расстилался передо мной, как огромная карта. С высоты я без труда различал — иногда и невооруженным глазом — любой дом, любой двор и даже ходивших по улице людей.

В паре километров к западу виднелись белые дома Скелекёй, которые издали напоминали стаю голубей, опустившихся на берег озера; на востоке же, в темнеющих далях, едва можно было различить контуры деревень Артчаг, Хазеран, Богас-Кесен, Шушанц и других. Их населяли преимущественно армяне. Деревни лежали вокруг Вана полумесяцем, северный конец которого упирался в небольшое озеро Эрчек, а южный — в мрачную и неприступную гору Вараг.

На западном склоне горы находился огромный монастырь, построенный как крепость. Он назывался Yedi kilisa. Благодаря ему армяне могли контролировать все ущелье Вартак, по которому проходил караванный путь, связывавший центральную часть вилайета Ван с долиной Хайоц-Цор и с иранской границей.

В день моего приезда началась осада Вана.

Арам-паша со своими армянами, численность которых, судя по данным, опубликованным мисс Кнапп и господином Рушмонди, достигала более тридцати тысяч, занимали почти весь город внутри крепостных стен и район Айгестан. Мы же удерживали крепость и пригороды, образуя железное кольцо, становившееся все уже после каждой нашей успешной атаки.

Редко приходилось мне видеть, чтобы люди сражались с таким ожесточением, как при осаде Вана.

Это был непрекращающийся бой, местами переходящий в рукопашную схватку. Здесь никто не молил о пощаде и никто никого не щадил. Ни христианин, ни мусульманин из плена не возвращался.

Спасти пленника в те дни было так же невозможно, как отнять добычу у голодного тигра.

Рвение моих людей было настолько сильным, что иногда мне приходилось отдавать приказ установить артиллерию внутри домов, чтобы разрушать стены, отделявшие нас от смежных зданий. Когда же мы захватывали эти стены, то поджигали, чтобы наши противники не смогли за ночь восстановить их.

Вот так только — с обожженными волосами, грязными от пороха и дыма лицами, полуоглохшие от разрывов артиллерийских снарядов и от пальбы в упор — мы могли медленно, ценой неслыханных жертв, продвигаться к центру этого упрямого города, в котором армяне продолжали отчаянно защищаться среди горящих руин своих домов, до последнего вздоха сражаясь за свободную Армению и за победу христианской веры...

Я же проклинал тот час, когда злая судьба превратила меня в палача моих единоверцев.
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Andranik
сообщение 21.7.2008, 13:05
Сообщение #12


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1055
Регистрация: 9.11.2007
Из: Россия, Москва
Пользователь №: 20



Цитата
Отрывки из книги воспоминаний венесуэльского писателя
и "солдата удачи" Рафаэля де Ногалеса-Мендеса — офицера турецкой армии, участника осады Вана в 1915 году. Чтобы хоть как-то оправдать свое участие в войне на стороне турок, он повторяет все измышления последних против армян. Но при всем том не может не отдать должное героизму защитников Вана.


Глава VII

У ворот крепости меня встретил генерал-губернатор провинции Джевдед-бей, свояк Энвер-паши, один из самых энергичных правителей.
Подтянутый, лет сорока, с коротко стриженными усами, роста скорее выше среднего, Джевдед-бей одевался по последней парижской моде. На фоне его необычайно бледного лица резко выделялись иссиня-черные волосы и черные же глаза.
Хорошо образованный и обходительный, как истинный османский бей, любезный и щедрый, когда это было ему нужно, он на самом деле был пантерой в человеческом обличье, готовой убрать с дороги любого, кто мог бы ему помешать или знал больше, чем надо. Для выполнения секретных приказаний Джевдеда обычно использовали яд, веревку или пули его янычар, которыми командовал капитан Рашид-бей.
После церемонного приветствия, полагавшегося по турецкому этикету, мы оба устроились на одной из многочисленных террас крепости. Город расстилался у наших ног, словно огненный вулкан, из которого без конца поднимались огромные клубы дыма вперемежку с багряными вспышками пламени и бесчисленными снопами алых искр.
Не обращая внимания на оглушительный грохот пушек и постоянную ружейную пальбу, от которых на столе позвякивали бокалы, Джевдед-бей подробно объяснил мне, откуда берет начало эта кровавая драма, а также рассказал многие другие полезные мне детали. С наступлением темноты мы сели на лошадей и в сопровождении многочисленной свиты проскакали галопом опасную зону, которая находилась под обстрелом вражеской артиллерии и освещалась заревом пожаров, и несколькими минутами позже доскакали до Дома правительства. Последний представлял собой симпатичный шале, построенный в европейском стиле. Он стоял в окружении тополей на обочине Айгестанской дороги и был роскошно обставлен.
Меня разместили в кокетливо убранной спальне, освещенной арабской люстрой с множеством разноцветных стеклышек, вделанных в бронзовые пластины. Помимо роскошнейших ковров, дамасского оружия и севрского фарфора, в зале находилось пышное ложе, а точнее сказать настоящее гнездо из кружев и зеленого шелка.
Когда на туалетном столике я обнаружил карминного и густо-черного цвета кисточки для наведения красоты, то догадался, что Джевдед-бей поселил меня — в знак особого расположения — не больше не меньше как в покоях своей супруги, которая в то время находилась в Константинополе.
Вскоре появился valet de chambre (камердинер (фр.) — прим. перев.), чтобы провести меня в обеденный зал. Там, в центре, красовался ярко освещенный стол с серебряными приборами и хрусталем. В самой Европе ему не было бы равных по изысканности. Генерал-губернатор сел напротив меня. На нем был безупречный evening dress (вечерний костюм (англ.) — прим. перев.), белый галстук и, как мне показалось, даже цветок в петлице. Слева от меня занял место капитан Рашид-бей в мундире с иголочки. Он командовал батальоном лазов и был доверенным лицом губернатора, исполнявшим его тайные поручения. Он выглядел столь изящным и столь образованным, что я с трудом мог себе представить, как эти ухоженные руки в перстнях проливали кровь десятков, а может быть и сотен невинных людей. По правую руку от меня сидел господин Ахмед-бей. Он был одет в строгий английский костюм спортивного покроя. Ахмед-бей прекрасно говорил на нескольких иностранных языках, был членом лучших клубов Константинополя и прежде долгое время жил в Лондоне.
Благодаря аристократическим манерам и несколько пресыщенному выражению лица его можно было бы принять за одного из тех снобов, что проводят жизнь, разъезжая four in hand (в экипаже с четверкой лошадей (англ.) — прим. ред.) по аллеям Гайд-парка. И все же Ахмед-бей был тем самым знаменитым разбойником Черкес-Ахмедом, главарем банды черкесских партизан, который впоследствии убил в Дьявольском ущелье по приказу правительства армянских депутатов Зограба, Варткеса и Дахаваряна. В том же году он и сам был повешен в Дамаске по настоянию Джемаль-паши, боявшегося, как бы не раскрылось его соучастие в убийстве депутатов.
Пока мы вчетвером сидели за роскошно освещенным столом, обсуждая последние новости и припоминая свои галантные похождения, все стекла в Дома правительства дрожали от артиллерийских взрывов, которые потрясали до основания героический город Ван и превращали его в огромный костер. В нем заживо сгорали каждый день невинные дети и женщины, чей единственный грех состоял в том, что они родились христианами.
На следующее утро я верхом отправился в главную казарму жандармерии (стоявшую недалеко от траншей на юго-востоке), чтобы возглавить оборону крепости, а также осаду Вана, который многие называли укрепленным городом, поскольку некогда он был окружен двойной системой оборонительных линий. В цитадели я разместил две артиллерийских роты с орудиями разных калибров, а также батальон курдских стрелков и батальон турецких волонтеров.
На западном, самом уязвимом, участке я поставил три батальона добровольцев и часть конных жандармов под командованием капитанов Салах-эд-Дина и Хаккы-эфенди. Ответственным за юго-западный участок я назначил бывалого вояку, командира черкесских добровольцев Киямбулат-бея. Вместе с майором Ахмедом (командиром батальона жандармов Башкале) он продолжал пользоваться, как и раньше, моим полным доверием. В том числе в течение тех трех недель, что я руководил осадой города.
За восточный и юго-восточный участок отвечал уже упомянутый Ахмед-бей. У него были почти все регулярные войска и несколько батальонов добровольцев. Майор Бурхан-эд-дин принял командование резервными частями пехоты и кавалерии, расквартированными в главной казарме жандармерии.
Помимо этого контингента в моем распоряжении были два батальона добровольцев, присланных подполковником Сулейман-беем, и тысяча двести–тысяча триста курдов, довольно хороших стрелков, неплохо владевших также и рукопашным боем. Однако организованно сражаться они не умели — дисциплины они не знали никакой.
Курды присоединились к нам в первую очередь для того, чтобы заняться мародерством, и по мере того, как осада затягивалась, они дезертировали десятками, а то и сотнями человек.
Что касается современной артиллерии, то я располагал лишь несколькими полевыми орудиями, зато у меня было две с половиной батареи орудий с мантелетами (мантелет — щит или тур больших размеров, употреблявшийся ранее при осаде крепостей — прим. перев.) , а также несколько десятков пушек с особыми ядрами, которые позднее мне очень пригодились, потому что ядер у нас было с избытком, а вот шрапнели не хватало.
Кроме того, ядра, выпущенные из этих пушек, производили больше разрушений в толстых глинобитных стенах зданий, поскольку вместо того, чтобы пробивать их насквозь, как это делали снаряды конической формы, они как бы молотили их, иначе говоря обрушивали этаж за этажом. Остальные орудия горной артиллерии и пушки с мантелетами Джевдед-бей приберег для прикрытия летучих эскадронов, благодаря которым он держал в страхе армян пригородного района и время от времени проводил рейды в соседние деревушки, все еще находившиеся в руках армян.
Под моим началом находился контингент, примерно равный дивизии, то есть десять-двенадцать тысяч человек. В основном это были старые бойцы, которые прошли школу у опытных офицеров и были готовы держаться до конца, несмотря на опасность со стороны русских войск — те находились всего в нескольких часах ходьбы от Вана и пытались прорваться через ущелье Беркри и Котур Даг (Ханасур). В героической обороне ущелий участвовала часть наших жандармов, поддерживаемых курдами и волонтерами из округов Эрджиш и Башкале.
Если бы те тысячи армян, которые находились в Ване, не организовывали оркестров, не занимались формированием временных правительств, не чеканили медали и военные кресты, а перешли в наступление, пусть даже вооруженные дубинами, топорами и ножами, и попробовали обрушиться на нас всем скопом, — кто знает, быть может, они в конечном счете разбили бы нас наголову или даже заставили бы нас отступить в провинцию Битлис. К тому же они бы тогда отрезали путь к отступлению нашей экспедиционной армии в Персии и спасли бы тысячи жизней своих единоверцев, ежедневно гибнущих в соседних деревнях и по всему вилайету Вана под ударами кривых сабель курдов и от пуль наших волонтеров.
У осажденных из артиллерии была лишь пара самодельных бомбометов, но зато они находились под защитой тесно стоящих глинобитных зданий — двух- и трехэтажных. Кроме того, извилистые улочки расходились во все стороны, и их было легко оборонять, вырыв траншеи и построив баррикады.
Помимо нескольких тысяч пистолетов системы Маузер, которые на короткой дистанции достигали эффекта пулеметов, осажденные располагали внушительным числом карабинов, русских винтовок и винтовок Маузер, которыми они запасались в течение нескольких лет. У них также было значительное количество ручных гранат, от которых в скором времени мы понесли немалые потери.
Из-за этого, несмотря на то, что крепость находилась у нас в руках (то, что она располагалась на возвышении и слишком близко к деревне, затрудняло наведение наших орудий на цель и мешало точности стрельбы), преимущество, как мне кажется, было все же на стороне армян. Помимо уже указанных причин, следует принять во внимание их численное превосходство, ведь, как они сами признавались, их было больше тридцати тысяч, не считая сотен беженцев, день за днем прибывавших из окрестных районов и деревень. (По данным турецкой переписи 1914 года в Ване проживало 22470 армян, по данным армянской епархии Вана — 34000 армян. Таким образом Ногалес сравнивает общее число осажденных армян, включая женщин, детей и стариков с численностью турецких войск — прим. ред.)
Объехав наши главные позиции и проверив расстановку сил, я расставил сигнальщиков. Зная, что некоторые из наших офицеров ночью покидали свои посты и отправлялись спать в казармы, я настрого запретил им поступать подобным образом. Я также обратил их особое внимание на то, что артиллерийский огонь не должен был прекращаться ни на минуту с рассвета и до самого заката, а если потребуется — то и всю ночь.
Утром мы неожиданно завладели западной частью города и продолжали наступать, хотя и медленно, в направлении огромного здания, которое мы окрестили b…y…k-konak (большой дом (тур.) — прим. перев.). Армяне по-прежнему удерживали восточную часть города вплоть до самых полей. Они контролировали ситуацию с минаретов и знаменитых deyr (заведение (тур.) — прим. перев.), среди которых особо выделялся размерами meyve-konak (возможно, имеется в виду meyhana — питейный дом, трактир (тур.) — прим. ред.). Его мы захватили после полудня. Мне самому пришлось возглавить приступ, чтобы приободрить наших курдов, чей энтузиазм иссякал по мере того, как осада затягивалась.
На юге армяне были неуязвимы. Они укрепились внутри и вокруг еще одного огромного deyr, прозываемого lokanta (ресторан (тур.) — прим. перев.). Здесь армяне успешно противостояли нам в течение всей осады, благодаря тому, что боковой шквальный огонь из соседних кварталов успешно прикрывал их от огня нашей артиллерии из крепости.
Так обстояли дела, когда около четырех часов дня меня навестил генерал-губернатор. Он рассказал мне о фортификационных работах, которые приказал провести вокруг района усадеб. Он укрепил лишь три четверти его, намеренно оставив открытым с востока, со стороны полей, чтобы беженцы-армяне продолжали прибывать и съестные припасы у осажденных закончились из-за этого побыстрее.
Осажденные же превратили стены домов этого пригорода в отлично укрепленные позиции, непрерывные и широкие, защищенные многочисленными блокгаузами, которые могли противостоять даже артиллерийскому обстрелу. Во всем этом меня не устраивало лишь одно: две заряженные турецкие пушки с мантелетами, направленные на белые здания американской миссии, которые представляли превосходную и заманчивую цель для наших артиллеристов.
Я обратил внимание Джевдед-бея на данную диспозицию, которая казалась мне не только ненужной, но и противоречащей международным нормам, тем более что над зданиями развевалось несколько североамериканских флагов. Губернатор в расстройстве ответил, что это произошло по ошибке, и тут же приказал изменить направление орудий.
Благодаря быстрому ответу и любезной улыбке Джевдеда, я так и не понял, насколько огорчил его, разгадав его хитрые намерения, которые, судя по всему, состояли в том, чтобы обстрелять американскую миссию, покуда я был занят осадой Вана, точнее говоря укрепленного пригорода.
В дальнейшем Джевдед-бей, опасаясь последствий посетившей меня догадки, принимал все меры, чтобы скрыть от меня свои планы, которым я мог помешать. И он, безусловно, в этом преуспел.
Когда мы уже собрались покинуть это место, точнее говоря казарму, называемую haci-bekir-k†›la (казарма Хаджи-Бекира (тур.) — прим. ред.), чтобы отправиться в Дом правительства, из Башкале прибыло несколько эскадронов жандармов вместе с двумя- или тремястами курдов, тоже верховых. Им удалось пройти по Варакскому ущелью, несмотря на то, что отряды армян во главе с Койюнчаном обстреливали их из окопов и из часовен монастыря Yedi-kilisa, в котором хранились ценнейшие книги и документы.
Пока мы разговаривали с офицером, возглавлявшим прибывшие эскадроны, над соседней армянской деревушкой, которую по дороге подожгли жандармы и курды, стал подниматься густой дым.
Заметив его, Джевдед пришел в ярость и сурово отчитал тех, кто это сделал, однако его взбучка вызвала лишь насмешливую улыбку у курдов: те, видимо, догадывались, что гнев начальника не так силен, как он изображает.
Пока мы ужинали в Доме правительства, перестрелка стала настолько ожесточенной, что я, опасаясь, как бы армяне не предприняли массовую вылазку, вскочил на лошадь и поскакал в штаб-квартиру. От моего помощника, Ахмеда-эфенди, я узнал, насколько серьезный оборот приняли события. Армяне пытались посеять возмущение среди моих солдат, выкрикивая из окопов: ”Почему вы признали командиром гяура? Он такая же ”христианская собака”, как и мы!”
24 апреля. К утру перестрелка немного стихла. Я прилег отдохнуть до тех пор, пока бой не разгорелся вновь повсюду из-за активности моих артиллеристов, которые без устали палили по тылам противника.
Однако теперь это был уже бой, и не цепь случайных схваток, а по всем правилам ведущаяся осада, такая, какой я с самого начала и предполагал ее вести.
Я сам был поражен тем, что мои приказы, передаваемые при помощи сигнальщиков, выполнялись беспрекословно и точно.
И если бы не это методичное и упорядоченное осуществление наших одиночных и общих атак, мы бы мало продвинулись в те дни, поскольку армяне сопротивлялись нам отчаянно, а их смелость была достойна высшей похвалы. Куда бы ни направлялись наши войска, их встречал точный шквальный огонь. Каждый дом превратился в крепость, и завоевывать их надо было поодиночке. Несмотря на обманные маневры, которые я время от времени организовывал, пытаясь сбить с толку противника и добиться прорыва наших штурмовых отрядов в центр города, мне никак это не удавалось. Порой стоило больших трудов скоординировать действия турецких волонтеров, курдов и черкесов. Но мы терпели неудачу главным образом из-за того, что армяне мгновенно перемещались к тем объектам, которые мы собирались захватить.
Много раз я намеревался, никому не сообщая о своих планах, внезапно взять то или иное здание, чтобы использовать его потом как опорный пункт. Однако на рассвете я, как правило, узнавал, что за ночь противник уже успевал его укрепить. Мне даже стало казаться, что армяне научились читать мои мысли.
Как-то утром генерал-губернатор послал курдскую кавалерию в укрепленную армянскую деревню Шушанц, которая располагалась у подножья горы Варак. Именно оттуда беженцы обычно проникали по ночам в район усадеб. Однако армяне, не дожидаясь курдов, оставили позиции и укрылись среди мятежников в монастыре Yedi-kilisa.
С этого дня я не покидал окопов, даже чтобы поужинать во дворце, поскольку с наступлением ночи бои усиливались и массовая вылазка противника стала еще более вероятной. Случись это, и курды и даже наши турецкие волонтеры оказались бы в замешательстве: все они были уроженцами города Ван и его окрестностей и, взявшись за оружие, оставили семьи в лежащих по соседству загородных домах и мусульманских деревушках.
25 апреля. На рассвете возобновился артиллерийский огонь, и грохот орудий, несколько стихший ночью, раздался с новой силой. Повсюду, куда падали наши снаряды, рушились крыши, поднимая столбы дыма и пыли вперемешку со снопами искр. Обломки построек лавиной летели на сражавшихся.

На следующее утро, объезжая с инспекцией восточный сектор, я обнаружил, что из-за сотрясений пушки, стрелявшей изнутри одного из захваченных нами зданий, там обвалился потолок. Некоторые из наших солдат были похоронены заживо, остальные же оказались в изоляции и могли попасться в руки к осажденным.
Стремясь во что бы то ни стало предотвратить эту беду, я вместе с сержантом и капралом бросился к развалинам здания, которое уже заполняли армяне. В то время как мы с сержантом с помощью ножей и пистолетов сдерживали натиск противника, атаковавшего нас спереди и по бокам, капралу удалось привязать канат к лафету пушки. Наши солдаты стали быстро выволакивать ее из здания, а мы с сержантом прикрывали их и отступали, задыхаясь от дыма и пыли, которые поднимались от падавших вокруг нас стен.
Пушку мы спасли ценой пятерых убитых и множества раненых. Среди погибших оказался и капрал, которому пуля попала в голову в самый последний момент.
Примерно через час после этого инцидента батальон ”Лазистан” из трехсот верховых курдов отправился штурмовать деревню Шабагс, где окопалось от четырехсот до пятисот армян. Когда лазы при поддержке артиллерии бросились в штыки, их атаку поддержали курды и, напав на армян с тыла, всех их безжалостно вырезали.
В то время как мы с Джевдедом следили со стен крепости за ходом этого сражения, находившиеся в городе армяне начали обстреливать нас с купола собора Петра и Павла. Я до сих пор не трогал его, поскольку он не только был христианской святыней, но и являлся ценнейшим историческим памятником.
Эта необдуманная со стороны осажденных провокация безусловно приблизила момент крушения собора: поняв, откуда нас обстреливают, Джевдед-бей отдал мне приказ немедленно разбомбить его.
Благодаря чрезвычайно прочной конструкции храм смог продержаться несколько часов под шквальным артиллерийским огнем. Однако к вечеру от его пирамидального купола остались лишь обломки — печальные свидетельства его былого величия.
Потеряв эту боевую точку, армяне стали стрелять по нашим позициям с минарета главной мечети, мусульманской святыни, которую я, несмотря на протесты генерал-губернатора, также приказал немедленно уничтожить: la guerre c'est la guerre (война есть война (фр.) — прим. ред.).
Так в один и тот же день исчезли с лица земли два основных храма Вана, которые целых девять столетий слыли самыми выдающимися историческими памятниками города (старейшая ванская мечеть Улу Джами построена в конце XIV века, но никак не в начале XI — прим. ред.).
26 апреля. В то время как командующий восточным сектором майор Ахмед продолжал идти вперед, оставляя за собой целые кварталы, охваченные пламенем, на пути командующих западным сектором встал deyr, называемый b…y…k-konak и все их усилия по продвижению вглубь занятых армянами территорий сошли на нет.
Желая преодолеть столь сильное препятствие, я попросил Ахмеда продолжать наступление. В это же время Киямбулат со своими черкесами должен был при поддержке нашей артиллерии внезапно напасть на buyuk-konak и взять его штурмом.
Около одиннадцати наши батареи начали обстреливать это укрепление с такой силой, что меньше чем за полчаса от первого и второго этажей здания не осталось и следа, а цокольная часть превратилась в груду развалин и вовсю пылала. Армяне же тем не менее продолжали стрелять в наших черкесов с неслыханным мужеством.
К сожалению, турецкие волонтеры и курды упустили выгодный для штурма момент. Когда они перешли в атаку, противник уже успел как следует укрепиться.
Видя угрожавшую нашим опасность, я передал командование артиллерией крепости Рашид-бею, а сам на полном скаку бросился в опасную зону. Я остановился у полыхавшего базара, который наши готовы были оставить. От армян, окопавшихся в дымящихся развалинах buyuk-konak, нас отделяла всего-навсего полуразваленная глинобитная стена. Я отдал приказ о начале штурма и, поддерживаемый Киямбулатом и его черкесами, начал взбираться на стену, как вдруг мой адъютант упал, убитый пулей, а сам я рухнул почти без сознания под отвалившимся куском стены. Киямбулат едва успел за ноги оттащить меня, как обвалилась и вся стена, а армяне начали обстреливать то место, где мы только что находились.
Так провалилась наша первая попытка захватить b…y…k-konak.
27 апреля. Тем временем я попытался увеличить количество нашей осадной артиллерии, добавив несколько мортир XV века (из тех, что пускали снаряды весом в три-четыре арробы). Вдохновленный этой идеей, я приказал начинить порохом пустые снаряды подходящего калибра и снабдить их фитилями.
Этими довольно-таки примитивными орудиями мы открыли хотя и размеренный, но точный огонь по Вану, который превратил в руины большую часть города и стал виновником смерти многих его защитников. Здания, в которых взрывались наши петарды, мгновенно рушились, погребая под собой всех, кто находился внутри. Похоже, было много случаев, когда от одного взрыва погибало более шестидесяти человек.
Снаряды мортир, которые турки называли havan-top, были круглыми и такими огромными, что иногда за их полетом можно было проследить в бинокль. К несчастью, один снаряд взорвался, когда его заряжали, и убил майора Решиб-бея.
Чтобы почтить его память, я приказал сложить на его могиле пирамиду из этих снарядов. Они, должно быть, и теперь сохранились среди руин крепости.
28 апреля. На рассвете я приказал открыть огонь из всех орудий по b…y…k-konak и соседним с ним кварталам, которые обрушивались под ударами наших батарей. Однако когда я дал сигнал к атаке, то с сожалением заметил, что на этот раз опаздывали черкесы, в то время как турецкие волонтеры и курды тесными рядами пошли на врага. Они оставляли за собою поле, усеянное мертвыми и ранеными, которых позднее пожирали вороны и псы, так как зона, где они лежали, была заминирована и находилась под постоянным обстрелом противника.
Так закончилась наша вторая попытка захватить форт. Несмотря на то что он представлял собой груду камней, армяне продолжали обрушивать на нас шквальный огонь и отчаянно противостояли приближению наших сил. В тот день армяне при помощи инженерной мины взорвали половину казармы Ридшедже, откуда капитан Решид-бей и вице-губернатор Беркри контролировали большую часть Айгестана.
Эта неудача привела в бешенство Джевдед-бея. Он тут же приказал Черкес-Ахмеду, чтобы тот со своими головорезами совершил набег на соседние армянские деревушки, в которых, кстати сказать, оставались только женщины и дети. Излишне говорить, что сделал Ахмед с этими несчастными, если сам Джевдед порицал его за жестокость. Даже курды были потрясены его действиями.
29 апреля. Когда рассеялся утренний туман, артиллерия вновь открыла огонь. Пушечная пальба постоянно усиливалась. Наконец, стала угрожающей, особенно в восточном секторе. Его командующий без приказа начал бой, чтобы захватить некоторые позиции, на которые давно уже обратил свои взоры.
Я, желая убедиться в том, что артиллерия крепости поддерживает наступление майора Ахмед-бея, вскочил на лошадь и в сопровождении группы офицеров и нескольких курдских, лазских и черкесских командиров стал подниматься по склону горы. Сотни и тысячи лет назад к крепости также поднимались Бог знает сколько турецких, византийских, римских, персидских, парфянских, мидийских, ассирийских, вавилонских и шумерских генералов, для того чтобы захватить город. Но по странному стечению обстоятельств именно мне, военному из Латинской Америки, история отвела роль человека, который в 1915 году должен был довести до конца это дело.
В то утро мне пришлось стать свидетелем настоящей охоты на человека.
Мы с Ахмед-беем укрывались в одном из дворов от неприятельского огня, обсуждая еще один план наступления, когда нас заметил один армянин и начал стрелять из окна.
Чтобы сбить его с толку, мы надели наши kalpak (папаха (тур.) — прим. перев.) — военные головные уборы из каракуля — на изгородь и потихоньку перебрались к щели в соседней стене. Оттуда мы увидели, как он целится в kalpak, удивляясь твердости наших голов, которые оставались на своем месте, несмотря на выпущенные пули.
Ахмед-бей отодвинулся от меня и, продвигаясь с осторожностью тигра, крадущегося к своей жертве, приблизился к нему. Когда их разделяло всего лишь несколько метров, Ахмед-бей вскочил и взвел курок. Однако он тут же опустил оружие, поскольку армянин, почувствовав опасность, резко обернулся.
Пока армянин пытался понять, почему враг испугался, его шею обвили две тонкие ручонки и детский голосок начал нашептывать ему какие-то непонятные слова. Не осмеливаясь выпустить винтовку из рук и раздосадованный столь несвоевременными объятиями, армянин попробовал избавиться от них, тихонько уговаривая ребенка. Однако, видя, что его слова бесполезны, он слегка оттолкнул девочку правым локтем.
Все его усилия были тщетны. Ручки по-прежнему ласково обнимали его за шею, а тонкий голосок ворковал что-то нежное.
Повинуясь отцовскому чувству, армянин все же инстинктивно обернулся к дочери — на какую-то сотую долю секунды. Но этого было достаточно. Ахмед-бей выстрелил и снес армянину полчерепа.
Когда огонь со стороны армян немного стих, я в компании адъютанта отправился пообедать в дом губернатора. На одном из поворотов — уже почти вне опасной зоны — нас неожиданно настиг залп вражеской артиллерии. Вокруг нас взметнулись столбы пыли, и мы, пришпорив лошадей, помчались прочь.
У здания Дома правительства мы заметил трех солдат — они кормили пленного армянина, который провел девять дней без еды, спрятавшись на дне колодца. Он рассказал, что отказался участвовать в заговоре против губернатора. Страх заставил его спрятаться от остальных заговорщиков, которые его разыскивали, чтобы убить. Когда он наелся, его отвезли в госпиталь, где исправно лечили несколько дней, покуда больной не пошел на поправку. Потом его расстреляли.
Этот человек вместе с разоруженным армянским жандармом, который прислуживал мне за столом, и торговцем по имени Терсибатчян, иногда оказывавшим услуги переводчика в канцелярии губернатора, были единственными живыми армянами, встреченными мною среди нас во время осады Вана. […]
К 12 мая мы захватили две трети города Вана, в то время как оставшаяся часть по-прежнему находилась в руках противника. Она сократилась до островка домов и зданий, разрушаемых тысячами снарядов, которые сыпались на них денно и нощно.
Армяне не ошибались, когда впоследствии уверяли, что за первые две недели осады я выпустил по их позициям 16 тысяч снарядов и гранат.
Чтобы завладеть и последней частью города, нам требовалось прежде захватить deyr, называемый lokanta. Он был, так сказать, ключом к неприятельской линии обороны в южном секторе. С этой целью при поддержке батальона ”Эрзурум”, который смог укрепиться в нескольких близлежащих домах, я приказал артиллеристам направить огонь большинства орудий на это укрепление. Мы превращали его в развалины этаж за этажом, пока от здания не осталась лишь груда камней.
Тем не менее, армяне продолжали сражаться. Прижимаясь к земле, они стреляли в нас почти в упор сквозь расщелины полуразрушенных стен.
Несмотря на все усилия моих людей поджечь эту груду обломков, из-под которой армяне все еще вели непрерывный огонь, они так и не смогли этого сделать. Едва армяне замечали где-нибудь первые языки пламени, они бросались туда с ведрами воды и тушили пожар ценой собственной жизни. В раздражении от неудач я бросился к руинам, чтобы их поджечь, как вдруг ручная граната попала ровно в тот окоп, из которого я только что выскочил. Почти все, кто там находился, погибли или получили ранения, потому что не отважились идти вместе со мной.
В этот момент приехал губернатор — сообщить мне, что наши волонтеры, сражавшиеся в ущелье Котур Даг, вот-вот начнут отступать под все более стремительными атаками русских. Те продвигались неумолимо, стремясь отрезать путь к отступлению нашей экспедиционной армии, разбитой в Дилмене…


Цитата
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Andranik
сообщение 22.7.2008, 7:36
Сообщение #13


Magister
****

Группа: User
Сообщений: 1055
Регистрация: 9.11.2007
Из: Россия, Москва
Пользователь №: 20



Книга о геноциде армян и Россия
http://talks.guns.ru/forummessage/33/162118.html

Цитата
24 апреля 2006 года исполнилась 91-я годовщина начала геноцида армян в Османской Турции. Число безвинных жертв по разным источникам достигло 1,5 миллиона человек. Этому трагическому событию посвящается фотовыставка, открывшаяся в понедельник в московской гостинице "Арарат парк хайат".
Накануне годовщины трагических событий в издательстве "Русский Вестник" вышла в свет на русском языке книга очевидца преступлений против человечности венесуэльского "солдата удачи" Рафаэля де Ногалеса Мендеса "Четыре года под полумесяцем". Об обстоятельствах издания этой книги Русской Линии рассказал главный редактор "Русского Вестника" Алексей Алексеевич Сенин.

- Чем вызван интерес общественности к данной книге?

- В книге Ногалеса содержатся неопровержимые доказательства до сих пор отрицаемого турецкими властями геноцида армян в Османской Турции во время Первой мировой войны. Ведь автор книги как наемник турецкой армии был непосредственным участником этих преступлений. Движимый угрызениями совести, он рассказал о том, как это происходило. Вместе с тем Ногалес вскрыл причины беспримерных преступлений, за что его пытались убить, а книгу, выпущенную в Венесуэле в 1920-е годы, скупали и уничтожали.

- Почему именно "Русский Вестник", цель которого – содействие возрождению русского национального самосознания, выступил издателем книги о геноциде армян?

- Дело в том, что причины геноцида армян и причины февральской и октябрьской революций в России – одни и те же.
Из книги следует, что главные организаторы геноцида армян – не турецкие военные и не немецкие военные, направлявшие деятельность турецкой армии, ими были руководители Комитета "Единение и Прогресс" – масонской организации, осуществившей "младотурецкую революцию", т.е. свержение султана в Османской империи в 1908 году. Основные руководители Комитета были так называемыми "денме" – евреями, целенаправленно принявшими мусульманство, прежде всего представителями иудейской общины из города Салоники.

Причины, по которым они организовали геноцид армян, были двоякими. Армяне со времен Византийской империи составляли мощную экономическую и культурную силу в масштабах всей Османской империи. Поэтому, с одной стороны, члены масонского Комитета "Единение и прогресс" несказанно обогатились за счет христиан Оттоманской империи. А с другой, – облегчалась задача превращения Турции в плацдарм еврейской колонизации Палестины.

По той же схеме происходили события в Российской Империи. Сначала масоны – кадеты и октябристы, которые, между прочим, ездили на выучку к младотуркам, свергли законного Государя Николая II, а затем пришла очередь второй команды. Кстати, пресловутый Парвус, финансировавший и привезший в Петроград в запломбированных вагонах команду революционеров, был советником младотурецкого Комитета "Единение и Прогресс". В результате революций в России был развязан геноцид и невиданное разграбление русского народа, продолжающиеся и поныне.

Результат деятельности денме – ликвидация Великой Армении, когда от нее осталась небольшая территория. Уже в январе 1918 года Троцкий издал приказ о выводе русской армии с Кавказского фронта, вследствие чего Турция, проигравшая войну России, получила 20 тысяч кв. километров территории, ранее входившей в состав Российской Империи, не говоря о других незаконных переустройствах на Кавказе.

Результат деятельности "пламенных революционеров" и их последователей в России – ликвидация Великой России, когда от нее осталась только Великороссия, называемая ныне Российской Федерацией.

В настоящее время мировая закулиса, используя веками отработанные методы, пытается стравить христиан и мусульман. Яркое свидетельство – события в Ливане, Югославии. По тому же сценарию совершалась агрессия против Ирака, а сейчас готовится вмешательство в Сирию и Иран.

- В чем важность книги Ногалеса?

- Книга "Четыре года под полумесяцем" позволяет понять скрытые пружины мировых событий, помогает восполнить информационный пробел, который существовал и пока существует в России, и поэтому становится важным историческим источником. Ведь в ней показаны истинные организаторы истребления одного народа руками другого и вскрыты причины геноцида по национальному и конфессиональному признаку не только армян, но и русского и других народов России в ХХ веке.

Представляется, что материалы книги обличают истинные, долговременные и неизменяющиеся цели тех сил, которые, прячась за спинами участников этнического конфликта, организуют жуткое истребление другого народа, который, по мнению организаторов массовых убийств, им неудобен по тем или иным соображениям. При этом нанятые или изощренно одурманенные палачи не подозревают о своей жалкой исторической роли кровавых марионеток, роли пушечного мяса, роли группового зомби на службе у темных и подлых сил.

Кстати, подлость этих сил в какой-то мере проявилась и во время церемонии открытия упомянутой выше выставки в московской гостинице. В рамках выставки должна была состояться презентация книги Ногалеса. На церемонии присутствовали высокопоставленные лица. Но вел ее почему-то, как показалось многим присутствующим, соплеменник младотурок. Список выступающих определил глава Российской епархии Армянской Апостольской Церкви епископ Езрас, где после владыки вторым должен был выступать я как издатель книги. Но слово мне так и не было представлено.

Не могу сказать, что это как-то удивило меня, за 15 лет издания "Русского Вестника" и не с таким приходилось сталкиваться, однако владыка оказался в неловком положении. Но такими мелкими провокациями правду не закрыть, она – не только в торжественных церемониях, а прежде всего в книге "Четыре года под полумесяцем". Ибо что написано пером, не вырубить топором!
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 21.10.2018, 12:58
Геноцид армян Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more! Analitika.at.ua КАРАБАХ88
- История Армении и Карабаха, пресса, комментарии Acher.ru - Армянский сайт для друзей Армянское интернет-сообщество Miasin.RU Website about Liberated Territory of Artsakh

free counters