IPB

Здравствуйте, гость ( Вход | Регистрация )

> ПАВЛИКЕАНЕ
Таронеци
сообщение 28.3.2017, 14:00
Сообщение #1


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Полагаю, что алавиты формировались именно в этих условиях, мимикрируя под ислам, чего, впрочем, сами мусульмане не приняли, параллельно, с течением времени, противостояние с ААЦ стало не актуальным и брошенные армянские церкви и монастыри стали святынями алавитов. А вообще, нужно будет создать отдельную тему о павликианах. Теперь у меня материала побольше, но, как и следовало ожидать, на армянском и на русском ничего нет. Всё на английском. Поскольку павликеане имеют особые заслуги в развитии Европы, как родоначальники европейского протеста, там их историю знают неплохо. Толстопузые ААЦ-шники эту битву явно проиграли.

EXCERPTS FROM "THE PAULICIANS" BY REV. WILLIAM CLARK, NEW ENGLANDER AND YALE REVIEW. /VOLUME 42, ISSUE 177, NOVEMBER 1883


These Armenian Paulicians were the protestants of the east 1100 (i.e. around 770 AD --MJ) years ago. True, at this time, worldly ambition and revenge were at work. The former pure, spiritual religion which once characterized them became mingled with worldly passion. They massacred the governors and inquisitors sent by the emperor to punish and extirpate them. In the mountains between Sivas and Arabkir they built and fortified the city of Tephrice (Divrik), and here in their stronghold they long dwelt in a state of independence, making frequent incursions into various parts of the Byzantine empire. These incursions were carried on most vigorously for more than thirty years, and the armies of the empire were forced to act almost entirely during this time on the defensive. The Paulicians, assisted by the Saracens, were everywhere successful. The brother and son of the empress, Theodora, were both commanders of the imperial forces against the heretics, and both were defeated and compelled to flee before them. Under Chrysochier, the son and successor of Carbeas, they extended their conquests still further. In alliance with the faithful Moslems, says Gibbon, he boldly penetrated into the heart of Asia, the troops of the frontier and the palace were repeatedly overthrown, the edicts of persecution were answered by the pillage of Nice and Nicomedia, of Ancyra and Ephesus. The latter city was for some time in their possession, and its magnificent cathedral was turned into a stable for mules and horses. The Paulicians vied with the Saracens in their contempt and abhorrence of images and relics.
The Emperor Basil, the Macedonian, was reduced to sue for peace and to offer a ransom for the distinguished 'captives that had fallen into their hands. Some of these captives belonged to the chief families of Constantinople. For their ransom he sent an embassy to Divrik but was unable to effect any peaceable arrangement. The chief person of this embassy was the celebrated historian Petrus Siculus to whom we have often referred. He has left us a valuable account of this people, though the intense bitterness of his enmity pervades every part of it. During his residence among them he learned that the Paulicians had sent ambassadors into Bulgaria to induce the king of that newly converted country to form an alliance with them, and had also sent missionaries to persuade the people to receive their doctrines.
Basil made his first attack upon the Paulicians in 871, but after some slight successes he came near being entirely defeated, losing the greater part of his army, and he escaping only by the valor of one of his brave officers. Recovering after a few years from his defeat he resolved to capture and destroy all the cities that had been for so long a time the strongholds of the rebellion. For this work he called into requisition all the resources of his empire. With an immense army he ravaged the territory of Melitene, sent one of his generals to capture Samosata and Sozopetra, while he himself crossed the Euphrates and laid waste the country as far as Asanias. He fought a battle with the Emir of Melitene but was not altogether successful, not venturing either to besiege Melitene or Divrik. After ravaging all the territory around these cities he returned to Constantinople leaving one of his generals to prosecute the war.
Finally, however, the Paulician general, being compelled to invade Cappadocia in order to sustain his troops, his camp was surprised and he was slain. His head was sent to Constantinople, that the emperor Basil might fulfill a vow he had previously made that he would pierce it with three arrows. Divrik and other strongholds were soon after taken and the Paulicians of those places exterminated or dispersed with terrible cruelty. Nevertheless, though their cities and strongholds were ruined the spirit of independence survived in the mountains of all that part of Asia Minor and for more than a century longer they defended their religion and liberty and maintained their alliance with the Moslems in opposition to their persecutors.

Кому совсем трудно, могу предложить кривой перевод от гугл-транслейта, по-настоящему переводить некогда. Ну и напоминаю, что всё же перрвоисточником выступают ААЦ-шные и византийские источники, соответственно, это стоит учитывать при чтении материала.

ВЫДЕРЖКИ ИЗ "ПАУЛИКЯН" /РЕВ. УИЛЬЯМ КЛАРК, ОБЗОР НОВОГО АНГЛАНДЕРА И ЯЛЕ. / ТОМ, 42, ВЫПУСК 177, 18 НОЯБРЯ 1883 ГОДА

Несколько лет назад эти армянские павлики были протестантами на востоке 1100 года (то есть около 770 года н.э. - МЮ). Правда, в это время были мирские амбиции и месть. Бывшая чистая духовная религия, которая когда-то их характеризовала, смешалась с мирской страстью. Они уничтожили губернаторов и инквизиторов, посланных императором, чтобы наказать и искоренить их. В горах между Сивасом и Арабкиром они построили и укрепили город Тефриз (Диврик), и здесь, в их крепости, они долго пребывали в состоянии независимости, совершая частые вторжения в различные части Византийской империи. Эти вторжения продолжались наиболее энергично более тридцати лет, и армии империи вынуждены были действовать почти полностью в это время в обороне. Всюду были успешны павлики, которым помогали сарацины. Брат и сын императрицы Феодоры оба были главнокомандующими имперских сил против еретиков, и оба были побеждены и вынуждены были бежать перед ними. Под Хришичером, сыном и преемником Карбэйса, они продолжили свои завоевания еще дальше. В союзе с верными мусульманами, говорит Гиббон, он смело проникал в самое сердце Азии, неоднократно свергались войска границы и дворца, на грамоты преследования отвечали грабежи Ниццы и Никомедии, Анкира и Эфес. Последний город был в течение некоторого времени в их распоряжении, и его великолепный собор был превращен в конюшню для мулов и лошадей. Павлики сражались с сарацинами в их презрении и отвращении к изображениям и реликвиям.
Император Василий, македонец, был сокращен, чтобы подать в суд на мир и предложить выкуп за выдающихся «пленников, попавших им в руки». Некоторые из этих пленников принадлежали к главным семьям Константинополя. За выкуп он послал посольство в Диврик, но не смог добиться мирного соглашения. Главным лицом этого посольства был знаменитый историк Петрус Сикулус, о котором мы часто говорили. Он оставил нам ценный рассказ об этом народе, хотя сильная горечь его вражды пронизывает все ее части. Во время своего пребывания среди них он узнал, что павлики послали послов в Болгарию, чтобы побудить короля этой новообращенной страны заключить с ними союз, а также послал миссионеров, чтобы убедить народ принять их доктрины.
В 871 году Василий совершил свое первое нападение на павликов, но после некоторых незначительных успехов он оказался почти полностью побежденным, потеряв большую часть своей армии, и он избежал только отваги одного из его храбрых офицеров. Через несколько лет после своего поражения он решил захватить и уничтожить все города, которые так долго были опорными пунктами восстания. Для этой работы он призвал на реквизицию все ресурсы своей империи. С огромной армией он разорил территорию Мелитины, послал одного из своих генералов захватить Самосату и Созопетру, в то время как он сам пересек Евфрат и опустошил страну до Асании. Он сражался с эмир Мелитен, но был не совсем успешным, не рискуя ни осадить Мелитину, ни Диврика. Уничтожив всю территорию вокруг этих городов, он вернулся в Константинополь, оставив одного из своих генералов преследовать войну.
Наконец, однако, павликанский генерал, будучи вынужденным вторгнуться в Каппадокию, чтобы выдержать свои войска, был удивлен, и его убили. Его голова была послана в Константинополь, чтобы император Василий мог выполнить обет, который он ранее сделал, чтобы он проткнул его тремя стрелами. Диврик и другие твердыни вскоре были взяты, а павлики из тех мест истреблены или рассеяны с ужасной жестокостью. Тем не менее, хотя их города и крепости были разрушены, дух независимости сохранился в горах всей этой части Малой Азии, и на протяжении более века они защищали свою религию и свободу и поддерживали свой союз с мусульманами в противовес их преследователям.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
 
Start new topic
Ответов (1 - 17)
Таронеци
сообщение 28.3.2017, 14:08
Сообщение #2


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Оттуда же...

They were the Waldenses of Asia, believers in the same gospel, that is now being received by the protestant Armenians, Turks, and Kurds scattered over these same wild, rugged mountains. There are numerous caves in these mountain fast nesses, several of which the writer has visited, and these were probably the dwelling-places of those Armenian Paulicians.
There are still remains of artificial walls and fountains or wells in these hiding places, showing that they were once inhabited.
In many cases their openings are high up on the perpendicular sides of the mountains and can only be entered by ladders or by ropes letting one down from above. Some are very extensive, with many divisions, partly artificial and partly natural.
In these caves were their churches and dwelling-places, and here, more than a thousand years ago, was heard the voice of prayer and song. In the city of Divrik, that was so long the Paulician stronghold, in 1855 there was organized an Armenian protestant evangelical church.
It is a significant fact that these early protestants of the eighth, ninth, and tenth centuries in the midst of their persecutions were in a measure protected by the Moslems. As a power the Moslems were the only people at that time who knew anything of religious toleration, and practiced it in many cases towards those they did not consider idolaters. The same toleration was shown towards the Persian sect of fire-worshipers who had no images but adored the sun and fire as the purest emblems of the Divinity. The generous policy of the Moslems towards the Paulicians, however, and their strong arm of power enabled them long and successfully to resist the errors and corruptions of the oriental church and preach the pure gospel throughout all western Asia. It has been already mentioned that about the middle of the eighth century large numbers of Paulicians were transported into Europe by the Emperor Constantine Copronymus. These colonies on the western frontier of the empire during the two centuries that followed became rich and populous. Having had constant communication with the Armenians of Asia and large accessions from them from time to time, the distinctive Paulician tenets also of the east were successfully transferred to the west, and the zealous and self-sacrificing labors of Constantine on the Euphrates and of Sergius in Ephesus, in Philadelphia, Thyatira, and Pergamus were repeated by others equally devoted to the truth in the cities of the Balkan and the Adriatic. Those in the tenth century were multiplied by a more numerous colony which the emperor John Zimisces transported from the Asiatic provinces into the many valleys near the Balkan. The oriental clergy, says Gibbon, would have preferred their destruction, but this warlike emperor esteemed their valor. Their attachment to the Saracens was pregnant with mischief, but in the west, on the banks of the Danube against the barbarians of Scythia, their service was valuable to the empire. Their transference in both instances was a military measure in accordance with the settled policy of the Byzantine emperors. In Europe a greater degree of religious toleration was granted them, and hence very many left their old seats in Asia where they were continually subjected to persecutions, for a home more peaceful in Europe. In European Turkey they held for a long time the city of Philipopolis and the surrounding region; they occupied also the strongholds of Thrace, the villages and castles of Macedonia and Epirus, and their large markets became the entrepots of trade between central and western Europe on the one hand, and Asia on the other. As now the Armenians control the trade of an extensive region in southern Russia, north of the Azof, so then, by their skill and enterprise, they controlled the commerce of southeastern Europe and were active to extend its spirit over the entire continent. When they were treated with justice and moderation by the Greek emperors, they were ever the most distinguished soldiers and officers of the empire, so much so that their courage was regarded with astonishment by the pusillanimous Greeks. So also were they the empire's most faithful and active commercial agents. But when their rights and privileges were violated they became formidable enemies. They were remarkable for their industry and the vigor they displayed in conducting their local affairs. Their lands were well cultivated, says a Byzantine historian, and bravely defended, and their commercial dealings extended over a great part of western Europe. Their moral education was excellent though their religious opinions were deficient in Grecian orthodoxy. They adhered to the pure gospel here as in Asia Minor and opposed the simony and corruption of the Greek church.

И снова кривой гуглтранслейт

Это были вальденсы Азии, верующие в том же Евангелии, которые теперь получают протестантские армяне, турки и курды, разбросанные по этим же диким, бурным горам. В этих горных скоростях есть многочисленные пещеры, некоторые из которых посетил писатель, и это были, вероятно, места обитания этих армянских павликов.
В этих укрытиях еще есть остатки искусственных стен и фонтанов или колодцев, которые показывают, что когда-то они были заселены.
Во многих случаях их отверстия высоки на перпендикулярных сторонах гор и могут быть введены только лестницами или канатами, позволяющими опускаться сверху. Некоторые из них очень обширны, со многими отделами, отчасти искусственными и отчасти естественными.
В этих пещерах находились их церкви и места обитания, и здесь, более тысячи лет назад, был слышен голос молитвы и песни. В городе Диврик, который так долго был оплотом Павлика, в 1855 году была организована армянская протестантская евангельская церковь.
Примечательно, что эти ранние протестанты восьмого, девятого и десятого столетий в разгар своих гонений были в определенной степени защищены мусульманами. Как сила мусульмане были единственными людьми в то время, кто знал что-либо о религиозной терпимости и практиковал ее во многих случаях по отношению к тем, кого они не считали идолопоклонниками. То же самое отношение проявлялось к персидской секте огнепоклонников, у которых не было изображений, но которые обожали солнце и огонь как чистейшие эмблемы Божества. Однако щедрая политика мусульман в отношении павликистов и их сильная рука власти позволили им долго и успешно противостоять ошибкам и развращениям восточной церкви и проповедовать чистое Евангелие по всей Западной Азии. Уже упоминалось, что около середины восьмого века император Константин Копроним переправлял в Европу большое количество павликов. Эти колонии на западной границе империи в течение последующих двух столетий стали богатыми и густонаселенными. Имея постоянную связь с армянами Азии и время от времени вступая с ними в большое войлочное пространство, характерные павликанские доктрины и востока были успешно перенесены на запад, а ревностные и самоотверженные труды Константина на Евфрате и Сергия В Эфесе, Филадельфии, Фиатире и Пергаме, были повторены другими, одинаково посвященными истине в городах Балкан и Адриатики. Те, кто в десятом столетии были помножены на более многочисленную колонию, которую император Иоанн Зимисци отправил из азиатских провинций во многие долины близ Балканского полуострова. Восточные священнослужители, говорит Гиббон, предпочли бы их уничтожение, но этот воинственный император почитал их доблесть. Их привязанность к сарацинам была беременна озорством, но на западе, на берегах Дуная против варваров Скифии, их служба была ценна для империи. Их перенос в обоих случаях был военной мерой в соответствии с устоявшейся политикой византийских императоров. В Европе им была предоставлена ​​более высокая степень религиозной терпимости, и, следовательно, очень многие оставили свои старые места в Азии, где они постоянно подвергались преследованиям, для дома, более спокойного в Европе. В европейской Турции они долго удерживали город Филиппополис и прилегающий к нему регион; Они заняли также твердыни Фракии, деревни и замки Македонии и Эпира, а их крупные рынки стали торговыми площадями между центральной и западной Европой, с одной стороны, и Азией - с другой. Поскольку теперь армяне контролируют торговлю обширным регионом на юге России, к северу от Азофа, то по своему мастерству и предприимчивости они контролировали торговлю в юго-восточной Европе и активно распространяли свой дух на весь континент. Когда к греческим императорам относились справедливо и сдержанно, они были самыми выдающимися солдатами и офицерами империи, настолько, что их мужество было изумлено ужасными греками. Так же были они самыми верными и активными коммерческими агентами империи. Но когда их права и привилегии были нарушены, они стали грозными врагами. Они отличались своей индустрией и энергией, которую они проявляли при ведении своих местных дел. Их земли были хорошо обработаны, говорит византийский историк, и храбро защищали, а их коммерческие сделки распространялись на большую часть Западной Европы. Их нравственное воспитание было превосходным, хотя их религиозные взгляды были несовершенны в ортодоксальности греков. Они придерживались чистого Евангелия здесь, как и в Малой Азии, и выступали против симонии и коррупции в греческой церкви.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 28.3.2017, 14:26
Сообщение #3


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Продолжение

From about the middle of the ninth century, when the Bulgarians received Christianity through the efforts of the Missionaries Methodius and Cyril, there was much intercourse between them and the Paulicians. There existed many points of sympathy between them, both in opposition to the fiscal severity of the imperial government, and also to the gross corruptions then prevailing in the church. Both suffered from the excessive arrogance and tyranny of the Greeks, and both were largely engaged in the overland trade between Europe and Asia, hence the Paulician missionaries found great success with their European neighbor's.
At the close of the eleventh century, when the emperor Alexius marched against the Normans, twenty-eight hundred of these Paulicians joined his army, as the military contingent they were bound to furnish ; but having lost three hundred men in the defeat at Dyrrachium, the remainder, instead of rallying in the imperial camp, returned home. After the conclusion of the war Alexius determined to punish them for their desertion and destroy their communal system, and in this he partially succeeded, by sending his troops among them who deprived them of their property, and with great cruelty drove them from their homes, but this only provoked a rebellion in which the Paulicians completely defeated the Byzantine forces, slew both their generals and extended their depredations over all the European part of the empire. They long maintained themselves in opposition to the power at Constantinople, but just at the close of the reign of Alexius they were subdued.
They still continued powerful, however, and their religious efforts extended abroad more widely the more they were distressed at home. Missionaries in large numbers joined their caravans of trade, and by the Danube and around the Adriatic they went into the various parts of central and western Europe.
According to the best testimony given us they had appeared in Italy as early as the very beginning of the eleventh century.
The frequent relations between Bulgaria and Italy caused by the wars of the Greek empire with the Normans, brought many into Sicily, Puglia, and Lombardy. The spirit of trade and manufactures operated powerfully at that time to introduce them into Italy and the south of France. They manufactured beautiful cloths of all kinds, fine textures and brilliant colors, which were in great demand, hence many of them received the name of Tessitori or weavers.
As early as 1017, at Orleans, in the south of France, one of their missionaries from Lombardy made numerous converts, both laic and clerical, to their doctrines. Great numbers were early found in the country of Albigeais, in France, and by 1030 they had not only extended themselves over Italy' and France but even into Spain.
In Italy these Paulicians received the names of Paterines, or Cathari, and in France, from the large numbers found in the country of Albigeais, they were called Albigenses, from the fact also, perhaps, that one of their principal settlements was near the town of Albi. Before the thirteenth century these Paulicians, or the Cathari, their natural descendants, had numerous churches planted all the way from Thrace to Gascony. In the beginning of this century, says Gibbon, their Primate resided on the confines of Bulgaria, and governed by his vicars the filial congregations of Italy and France. The Papal inquisitor, Reinarius, testifies that these congregations or churches formed a chain that extended from Bulgaria to the Atlantic.
It is said that they received the name of Paterines and Cathari first in Milan where they were found in great numbers in 1140, and where for more than two hundred years they had great influence, so much so that a street where they resided and met for worship was called via dei Palari. In the Piazza de1 Mercanti, a square still containing some of the old remains of Milan, is to be seen a building called Palazzo della Ragione.
It is where, in earlier times, the magistrates of the common wealth of Milan and the ducal courts of justice were held in after times. On this building in a small niche stands the effigy of one of the chief persecutors of these religionists. He is represented mounted on his steed in full armor in curious costume, and beneath is the following inscription: "Quisolium struxit Catharos ut debuii uxit." This recounts his brave deeds in extirpating the Paulician heresy. Here in Milan also the Archbishop Eribert caused to be erected on the public square a cross and a funeral pile and the Cathari were forced to choose one or the other; they however covered their faces with their hands, and threw themselves into the flames.
They had at this time congregations at Modena, Brescia, Vicenza, Verona, Viterbo, Orvieto, and several in Rimini,Bagnalo, Romaudiola and other places. Reinerius says that in 1259 there were sixteen large churches in Italy and France, that the church in Alba consisied of five hundred members, at Concorezzo fifteen hundred, Bagnolo two hundred.
They had bishops or elders, pastors and teachers, and also messengers, that is, men employed in traveling to administer to the relief and comfort of the poor and persecuted, and the sick.
Their bishops received ordination from Bulgaria, as we learn from the following testimony : "Primis temporibus quibus haerisis Oathorum in Lombardia multiplicari coepit, primum habuerunt Episcopum quendam Marcum nomine sub cujus regimine omnes Lombardi et Tusci et Marchioni regebantur. Iste Marcus ordinem suum habitat de Bulgaria."
These Paterines in Italy undoubtedly comprised the original Paulician missionaries who had come into the country in large numbers from Bulgaria, and also their converts. It is probable that a large part of the bishops, missionaries, and principal teachers of these religionists were Armenian Paulicians, but the membership of the churches was made up largely of native converts. Eeinarius gives testimony in accordance with this opinion. The actual Cathari in western and central Europe he thinks not to have exceeded four thousand, but the believers were innumerable. The actual Cathari, says Faber, were probably the physical descendants of the Paulician emigrants, while the believers were the native proselytes they made in Europe.

И снова гуглтранслейт

Примерно с середины девятого века, когда болгары получили христианство благодаря усилиям миссионеров Мефодия и Кирилла, между ними и павликами было много общения. Между ними существовало много точек сочувствия, как в противовес фискальной строгости имперского правительства, так и грубых коррупционных проявлений, которые тогда преобладали в церкви. Оба страдали от чрезмерного высокомерия и тирании греков, и оба были в значительной степени заняты сухопутной торговлей между Европой и Азией, поэтому миссионеры-паанисты добились больших успехов у своих европейских соседей.
В конце одиннадцатого века, когда император Алексий маршировал против норманнов, двадцать восемь сотен этих павликов присоединились к его армии, как военный контингент, который они должны были предоставить; Но, потеряв триста человек в поражении в Диррахиуме, остальные, вместо того, чтобы собраться в императорском лагере, вернулись домой. После окончания войны Алексий решил наказать их за их дезертирство и уничтожить их общинную систему, и в этом он частично преуспел, отправив свои войска среди тех, кто лишил их имущества и с большой жестокостью выгнал их из своих домов, Но это только спровоцировало восстание, в котором павлики полностью разгромили византийские войска, убили обоих своих генералов и распространили свои грабежи на всю европейскую часть империи. Они долго держались в оппозиции к власти в Константинополе, но как раз в конце царствования Алексия они были покорены.
Тем не менее они продолжали оставаться мощными, и их религиозные усилия распространялись за границей все более широко, чем больше их беспокоило дома. Миссионеры в большом количестве присоединились к своим караванам торговли, а по Дунаю и по Адриатике они вошли в различные части Центральной и Западной Европы.
Согласно лучшим показаниям, данные нам, они появились в Италии уже в начале одиннадцатого века.
Частые отношения между Болгарией и Италией, вызванные войнами греческой империи с норманнами, привели многих в Сицилию, Апулию и Ломбардию. В то время дух торговли и производства действовал мощно, чтобы представить их в Италии и на юге Франции. Они изготовили прекрасные ткани всех видов, мелкие текстуры и яркие цвета, которые пользовались большим спросом, поэтому многие из них получили название Тесситори или ткачей.
Еще в 1017 году в Орлеане, на юге Франции, один из их миссионеров из Ломбардии сделал множество своих новообращенных, как лаиков, так и клерикалов, к своим доктринам. Огромные числа были найдены рано в стране Альбигей, во Франции, и к 1030 году они не только распространились по Италии и Франции, но даже и в Испанию.
В Италии эти павлики получили имена Патерины или Катары, а во Франции из-за многочисленных чисел, обнаруженных в стране Альбигей, их называли альбигойцами, из того факта, что одно из их главных поселений было недалеко от города Альби. До XIII в. Эти павлики или катары, их потомки, имели множество церквей, высаженных от Фракии до Гаскони. В начале этого столетия, говорит Гиббон, их Предстоятель проживал на границах Болгарии и управлял своими викариями сыновними конгрегациями Италии и Франции. Папский инквизитор, Рейнарий, свидетельствует, что эти конгрегации или церкви образовали цепочку, которая простиралась от Болгарии до Атлантического океана.
Говорят, что они получили имя Патерины и Катари сначала в Милане, где их нашли в большом количестве в 1140 году и где на протяжении более двухсот лет они имели большое влияние, настолько, что улица, где они проживали и встречались Поклонение называлось через dei Palari. На площади Мерканти (Piazza de1 Mercanti), на площади, где сохранились старые останки Милана, стоит увидеть здание под названием Palazzo della Ragione.
Именно там, в прежние времена, судьи общего богатства Милана и герцогских судов правосудия проводились по разу. На этом здании в маленькой нише стоит изображение одного из главных преследователей этих религий. Он изображен на своем скакуне в полной броне в любопытном костюме, а ниже надпись: «Quisolium struxit Catharos ut debuii uxit». Это повествует о его храбрых деяниях по искоренению ереси павлика. Здесь, в Милане, архиепископ Эриберт заставил возвести на площади площади крест и погребальную кучу, и катары были вынуждены выбрать одну или другую; Они, однако, закрыли свои лица руками и бросились в огонь.
В это время у них были собрания в Модене, Брешии, Виченце, Вероне, Витербо, Орвието и несколько в Римини, Баньяло, Ромадиоле и других местах. Райнерий говорит, что в 1259 году в Италии и Франции было шестнадцать больших церквей, что церковь в Альбе состояла из пятисот членов, в Конкореццо - полторы тысячи, Баньоло - двести.
У них были епископы или старейшины, пасторы и учителя, а также посланники, то есть люди, которые прибегали к помощи для облегчения и комфорта бедных и преследуемых, а также для больных.
Их епископы получили рукоположение из Болгарии, как мы узнаем из следующих свидетельств: «Примитивный вихрь quibus haerisis Oathorum в Ломбардии multicari coepit, primum habuerunt Episcopum quendam Marcum nomine sub cujus regimine omnes Lombardi et Tusci et Marchioni regebantur. Iste Marcus ordinem suum habitat de Bulgaria . "
Эти Патерины в Италии, без сомнения, состояли из первоначальных миссионеров-миссионеров, которые приехали в страну в большом количестве из Болгарии, а также их новообращенных. Вероятно, большая часть епископов, миссионеров и главных учителей этих религиоведов были армянами-павликами, но членство в церквях состояло в основном из местных новообращенных. Эинариус дает показания в соответствии с этим мнением. Фактической катари в западной и центральной Европе он думает, что не превысил четырех тысяч, но верующих было бесчисленное. Фактически Cathari, говорит Фабер, были, вероятно, физическими потомками павликанских эмигрантов, в то время как верующие были коренными прозелитами, которых они сделали в Европе.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 28.3.2017, 14:32
Сообщение #4


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Продолжение

The Paulicians were in France a long time before they received the name of Albigenses, and were represented by historians as emigrants from other regions. The councils of Toulouse (1119), of Lombez (1176), and the general council of the Luteran (1139), did not condemn them as Albigenses but as heretics, Cathari, Paterim, etc. Spanheim and Basnage say that there were many among the Albigenses who had come from the east into these and other western countries. They were known in France before the time of Peter Waldo, from whom the Waldenses are said to have derived their name.
Their enemies also testify to their great antiquity. The name of Albigenses they did not receive till after the council of Lombez (1176), and in all that time they were spoken of, not as of recent origin, but as strangers who had come into the country about a hundred years before. Dr. Allix states, on the authority of Ademar Cabamensis, that they had been driven by the emperor of Constantinople out of his dominions, and that they had appeared in France after having in their progress westward previously shown themselves in Lombardy.
Gibbon, in closing his account of this people, uses the following remarkable words: "It was in the country of the Albigeais, in the southern province of France, that the Paulicians were most deeply implanted, and the same vicissitudes of martyrdom and revenge which had been displayed in the neighborhood of the Euphrates, were repeated in the thirteenth century on the banks of the Rhone. The insurgents of Tephrice (Divrik) were represented by the barons and cities of Lauguedoc.
Pope Innocent III surpassed the sanguinary fame of Theodora. The visible assemblies of the Paulicians or Albigeais were extirpated by fire and sword and the bleeding remnant escaped by flight, concealment, or Catholic conformity.
Large numbers fled to the mountains of northern and western Italy, some to the Waldenses, and to the Valtellina and Engadine in Switzerland. Some passed from Gascony into England, some into Flanders, and multitudes into Germany and Bohemia."


Гуглтранслейт

Павлики были во Франции задолго до того, как они получили имя альбигойцев, и были представлены историками как эмигранты из других регионов. Советы Тулузы (1119 г.), Ломбеза (1176 г.) и генерального совета Лютерана (1139 г.) не осуждали их как альбигойцев, но как еретиков, катаров, патеримов и т. Д. Спанхайм и Баснаге говорят, что среди них было много Альбигойцев, которые пришли с востока в эти и другие западные страны. Они были известны во Франции до времен Петера Вальдо, от которого вальденсы, как говорят, получили свое имя.
Их враги также свидетельствуют об их великой древности. Название альбигойцев, которых они не получали до Совета Ломбеза (1176), и за все это время они были сказаны не как о недавнем происхождении, а как о чужаках, которые пришли в страну около ста лет назад. Доктор Алликс утверждает, что по праву Адемар Кабаменсис, они были изгнаны Императором Константинополя из его владений и что они появились во Франции, когда они в своем продвижении на запад ранее показали себя в Ломбардии.
Гиббон, закрывая свой рассказ об этом народе, использует следующие замечательные слова: «Именно в стране Альбигей, в южной провинции Франции, павлики были наиболее глубоко имплантированы и те же перипетии мученичества и мести, которые Были показаны в окрестностях Евфрата, повторялись в тринадцатом веке на берегах Роны. Восставших Тефрица (Диврика) представляли бароны и города Лаугёдок.
Папа Иннокентий III превзошел кровавую славу Теодоры. Видимые собрания павликов или альбигейцев были искоренены огнем и мечом, а остатки кровотечения ускользнули бегством, сокрытием или католическим соответствием.
Большие числа бежали в горы северной и западной Италии, некоторые - в Вальденсы, а также в Вальтеллину и Энгадин в Швейцарии. Некоторые перешли из Гаскона в Англию, некоторые во Фландрию и множество в Германию и Богемию ».


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 28.3.2017, 14:35
Сообщение #5


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Продолжение

It is remarkable that these early efforts for religious reformation took place in what were then the finest and most civilized regions of the world. It was thus in the Byzantine empire in the seventh, eighth, ninth, and tenth centuries. And especially was this the case in central and western Europe. Italy and the south of France were then in advance of other countries in refinement and civilization. Languedoc, Provence and the surrounding countries were peopled by an industrious and intelligent race of men addicted to commerce and arts and especially to poetry. They had formed a provencal language distinct from the Walloon, Roman, or French, which was distinguished by more harmonious inflexions, by a richer vocabulary, by expressions more picturesque, and by greater flexibility. This was studied by all the genius of the age, and became the finest and most elegant of all the languages of modern Europe. It was in this lovely region the Paulicians found sympathy and success.
As they had been the most enlightened and intelligent class in Asia Minor, so they sustained the same character in Europe. The inquisitor, Reinarius, says that in all the cities of Lombardy and Provence, and in other kingdoms and nations there were schools of heretics. They also disputed publicly, and summoned the people to those disputations, besides preaching in the markets, the fields, the houses, etc. In the district of Pavia alone there were forty-one of these Paulician schools.
In France some of them sent their sons to be educated at the University of Paris, and their schools for females were so celebrated that in them were educated the daughters of the nobility.
From the testimony of their enemies we know that the greater part of the barons and nobles loved and protected them against the persecutions of the church.
The same missionary character which distinguished them in Asia was more strikingly exhibited in Europe. The author of the Belgian Chronicle says : " the error of the Albigenses prevailed to that degree that it had infected as many as a thousand cities, and if it had not been repressed by the swords of the faithful I think it would have corrupted the whole of Europe."
This may be regarded as a confession that had it not been for the terrible crusades against these religionists in France and Italy, and the invention of the inquisition, the Lutheran reformation would have taken place about two centuries before it actually did. In Bulgaria, Croatia, Dalmatia, and Carinthia, as well as in many cities in Hungary, the Paulicians of the Byzantine empire established churches in the eleventh and twelfth centuries soon after coming into Europe, and again in the thirteenth in Dalmatia and Croatia it is reported that many churches owed their rise to the labors of one Bartholomew, of Carcassone, an Albigensian, coming from the south of France. In Bohemia and the country of Passau it has been computed that there were not less than eighty thousand Christians of this class in 1315. They traveled, as did the apostles, from city to city working at their trades or selling their wares, and preaching the gospel as they had opportunity.

Гуглтранслейт

Примечательно, что эти ранние усилия по религиозной реформации проходили в то, что было тогда самым прекрасным и цивилизованным регионом мира. Так было в Византийской империи в седьмом, восьмом, девятом и десятом веках. И особенно это было в Центральной и Западной Европе. Италия и юг Франции затем опережали другие страны в утонченности и цивилизации. Лангедок, Прованс и близлежащие страны были населены трудолюбивой и разумной расой людей, зависимых от торговли и искусства, и особенно от поэзии. Они образовали провансальский язык, отличный от валлонского, римского или французского, который отличался более гармоничными флексиями, богатым лексиконом, более выразительными выражениями и большей гибкостью. Это изучалось всеми гениями эпохи и стало лучшим и изящным из всех языков современной Европы. Именно в этом прекрасном регионе павликианцы сочувствовали и добивались успеха.
Поскольку они были наиболее просвещенным и интеллектуальным классом в Малой Азии, они сохранили один и тот же характер в Европе. Инквизитор Рейнарий говорит, что во всех городах Ломбардии и Прованса, а также в других царствах и нациях существовали школы еретиков. Они также публично оспаривали и вызывали людей на эти споры, помимо проповедей на рынках, полях, домах и т. Д. В одном только Павии было сорок одна из этих школ павлика.
Во Франции некоторые из них отправили своих сыновей для получения образования в Парижском университете, и их школы для женщин были так отмечены, что в них воспитывались дочери знати.
По свидетельству их врагов мы знаем, что большая часть баронов и знати любила и защищала их от преследований церкви.
Тот же миссионерский характер, который отличал их в Азии, был более ярко проявлен в Европе. Автор бельгийской «Хроники» говорит: «Ошибка альбигойцев до такой степени превалировала, что она заразила целых тысячи городов, и если бы она не была репрессирована мечами верующих, я думаю, что это повредило бы целое Европы ".
Это можно расценивать как признание того, что если бы не ужасные крестовые походы против этих религиоведов во Франции и Италии, а изобретение инквизиции, лютеранская реформация произошла бы примерно за два столетия до того, как это действительно произошло. В Болгарии, Хорватии, Далмации и Каринтии, а также во многих городах Венгрии павлики из Византийской империи основали церкви в одиннадцатом и двенадцатом веках вскоре после прихода в Европу, а в тринадцатом в Далмации и Хорватии Сообщил, что многие церкви обязаны своим трудом одному из Варфоломея, Каркассоне, альбигойца, идущего с юга Франции. В Богемии и стране Пассау было подсчитано, что в 1315 году в этом классе было не менее восьмидесяти тысяч христиан этого класса. Они путешествовали, как и апостолы, из города в город, работая на их ремеслах или продавая свои товары, и проповедовали Евангелие, поскольку они имели возможность.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 28.3.2017, 14:38
Сообщение #6


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Продолжение

Reinerius gives us an interesting account of the manner in which they made converts even among the great ones of the earth, and a mode so successful that they are known to have proselyted not only the princes of the House of Toulouse with other nobles, but also the King of Aragon.
How the Albigenses were related to the Waldenses it is difficult precisely to determine. Some writers regard them as different branches of the same sect inhabiting different countries, and deriving its name from its local residence; others, however, as Dr. Faber, regard them, and I think with more reason, as two distinct witnesses of the church, originally independent, but having intimate relations at an early period. The original Albigenses are sometimes called the physical descendants of the Paulicians and the Waldenses their theological descendants. The striking missionary character belonging to the Paulicians was imparted to the Waldenses, as the latter, if they existed, had remained quietly in their native valleys till they came in contact with the former. History informs us that in 1165 very many were driven by persecution from the south of France and they planted themselves in the valleys of Piedmont. These were not the followers of Peter Waldo but another people, probably the Albigenses. These early interminglings and associations, together with the horrible persecutions that were first visited upon the Albigenses, prepared the way for the first geographical and ecclesiastical amalgamation of the two sects in the valleys of Piedmont. Indeed, we have evidence of this from the testimony of their persecutors who say that routed from the south of France by the Montfort persecutions, they fled, some into the Alps, where they found secure concealment both for life and doctrine. Part migrated into Calabria, part into Germany, through the eastern Alps, and fixed their seats in Bohemia, Poland, and Livonia, and others still turned their course westward and found refuge in Britain, and some even in America. About the beginning of the fifteenth century the absorption of these two sects seems to have become complete.

Гуглтранслейт

Райнериус дает нам интересный рассказ о том, как они совершали обращения даже среди великих земных, и об успешном способе, которым они, как известно, направляли не только принцев Дома Тулузских с другими знати, но и Королем Арагоном.
То, как альбигойцы были связаны с вальденсами, трудно точно определить. Некоторые писатели рассматривают их как различные ветви одной и той же секты, населяющие разные страны, и получают свое название от своего местного места жительства; Другие, однако, как доктор Фабер, рассматривают их, и я думаю с большим основанием, как два разных свидетеля церкви, первоначально независимых, но имеющих близкие отношения в ранний период. Первоначальные альбигойцы иногда называют физическими потомками павликов и вальденсов, их богословских потомков. Удивительный миссионерский характер, принадлежащий павликам, был передан вальденсы, так как последние, если они существовали, оставались тихо в своих родных долинах, пока они не соприкоснулись с первым. История сообщает нам, что в 1165 году очень многие были изгнаны гонениями с юга Франции, и они поселились в долинах Пьемонта. Это были не последователи Питера Вальдо, а другие люди, вероятно, альбигойцы. Эти ранние перемежения и ассоциации вместе с ужасными преследованиями, которые впервые посетили альбигойцы, подготовили почву для первого географического и духовного объединения двух сект в долинах Пьемонта. Действительно, у нас есть доказательства этого из показаний их преследователей, которые говорят, что разгромили с юга Франции преследования Монфора, они сбежали, некоторые в Альпы, где они нашли надежное укрытие как для жизни, так и для доктрины. Часть мигрировала в Калабрию, часть в Германию, через Восточные Альпы, и фиксировала свои места в Богемии, Польше и Лифляндии, а другие все же поворачивались на запад и находили убежище в Великобритании, а некоторые даже в Америке. Около начала пятнадцатого века поглощение этих двух сект, кажется, стало полным.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 28.3.2017, 14:42
Сообщение #7


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Конец выборки

We have thus traced the Armenian Paulicians from the banks of the Euphrates, in eastern Asia Minor, to the Alps of Switzerland. From 660 to 1405 their history is marked and distinct, and during all this period they alone constituted the truest representatives of an evangelical, spiritual, and missionary church. Full of energetic, spiritual life they were ever struggling to throw off from the visible establishment the accretions and observances that were destroying its life. They wrestled mightily in opposition with what had been wrapped around it, and endeavored to impart life to a church and a world by the simple gospel. The gospel was their great weapon, and this they were bound to use to enlighten a world; hence their missionary zeal. Over the whole extent of the great Byzantine empire they carried this gospel though imperial armies and fleets opposed them. But this was not enough.
With a strong and living missionary agency they gave life to Italy, the south of France, the north of Spain, Flanders, Belgium, Germany, Bohemia, Hungary, and Poland. They sent thousands of living streams over all the continent so that there is not a country in Europe where there have been manifestations of spiritual life but these cannot be traced back to and connected with Paulician agencies.
Thus the Armenians did the great preparatory work for the reformation. This agency, as I remarked at the commencement of this Article, it seems to me we have not fully recognized, and we have not credited to the Armenians, as we ought to have done, the great work they accomplished. Will not the church of the west, after so long a time, recognize her obligations to these Christians of the east, and repay by enlarged missionary and educational efforts the great work they accomplished long ago for Europe and for America?

Гуглтранслейт

Таким образом, мы проследили армянских павликов с берегов Евфрата, в Восточной Малой Азии, в Альпах Швейцарии. С 660 по 1405 гг. Их история отмечена и отличается, и в течение всего этого периода они одни составляли истинных представителей евангельской, духовной и миссионерской церкви. Полные энергичной, духовной жизни, они когда-либо изо всех сил пытались отбросить от видимого истеблишмента аккреции и обряды, которые разрушали его жизнь. Они сильно сопротивлялись тому, что было обернуто вокруг, и старались придать простое Евангелие жизни церкви и миру. Евангелие было их великим оружием, и это они должны были использовать, чтобы просветить мир; Отсюда их миссионерское рвение. На всем протяжении великой Византийской империи они несли это Евангелие, хотя имперские армии и флоты выступали против них. Но этого было недостаточно.
Благодаря сильному и живому миссионерскому агентству они дали жизнь Италии, югу Франции, северу Испании, Фландрии, Бельгии, Германии, Чехии, Венгрии и Польши. Они послали тысячи живых потоков по всему континенту, чтобы в Европе не было стран, где бывали проявления духовной жизни, но они не могут быть прослежены и связаны с павликанскими агентствами.
Таким образом, армяне вели большую подготовительную работу к реформации. Это агентство, как я отметил в начале этой статьи, мне кажется, что мы не полностью признали это, и мы не приписывали армянам, как мы должны были сделать, великую работу, которую они сделали. Не забудет ли западная церковь после столь долгого времени признать свои обязательства перед этими христианами Востока и возместить за счет расширения миссионерских и образовательных усилий ту великую работу, которую они давно сделали для Европы и для Америки?


Надеюсь, это хоть для кого-то было интересно. Ну и заодно, напоминаю наши прежние беседы по поводу роли армян в "Возрождении" Европы.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 28.3.2017, 14:49
Сообщение #8


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Кому на английском читать не трудно, могу предложить книгу

https://archive.org/stream/keyoftruthmanual...age/n3/mode/2up


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Тавушеци
сообщение 31.3.2017, 15:50
Сообщение #9


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 376
Регистрация: 20.1.2015
Из: Россия, КМВ
Пользователь №: 8007



Интересный взгляд со стороны. Жаль нет литературного перевода. Тема очень интересная, немногие знают о существовании павликиеанов, особенно верующие. Хочу предложить форумчанам историю павликеан в версии писательницы Лии Аветисян. Госпожа Аветисян, как писатель, не смогла удержаться от своих оценок событий, но за то пишет очень художественно и увлекательно, читается легко.


--------------------
"Подвергай все сомнению" - Декарт
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Тавушеци
сообщение 31.3.2017, 15:57
Сообщение #10


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 376
Регистрация: 20.1.2015
Из: Россия, КМВ
Пользователь №: 8007



Когда, кому и как досадили павликеане?


Какие страшные телекартинки пришли недавно из Дюссельдорфа! Мирные европейки в миниюбках были атакованы в новогоднюю ночь пришлыми дикарями и массово изнасилованы. Подумать только, такие гадкие дикости – в сердце цивилизованой Европы! В Европе, чьи музеи являются камерами вещдоков по разграблению богатств Ближнего и Среднего Востока со времени, когда она и стала себя позиционировать под таким крутым лейблом. Европа, которая разбогатела, разжирела и расцвела всего за два-три столетия за счет последовательного разграбления Анийского, Киликийского царств, Эдессы, Каппадокии, великой Византии и крестовых походов в собственное лоно. Полуконтинент, для которого казни были массовым увеселительным мероприятием еще неполных триста лет назад. Европа, где головы помазанников Божиих отскакивали от топоров палачей под восторженный визг и улюлюканье восхищенной толпы. Геополитическая общность, где придумали гильотину и практиковали сдирание кожи с людей заживо и не менее заживо – сжигание их на кострах инквизиции. Та самая Германия, где по историческим меркам костры из книг полыхали еще практически накануне дюссельдорфского карнавала – в 30-е прошлого века. И нате вам – кто-то посмел перенять европейские повадки и порядки и направить их против нее же.
Спустя неполных тысячу лет после отмеченных в реальном каннибализме первых крестовых походов, сейчас, когда потомки ряженых в крестоносцев дикарей привыкли считать себя верхом генеалогического совершенства, нахлынула новая волна ряженых. Волна неких смуглых босяков, что – свят-свят! – изнасиловали Европу посреди площади, перебрасываясь заученными по-арабски фразами. Это произошло на месте кострищ инквизиции, пыток с последовательным усекновением рук и ног и массовых сожжений инакомыслящих в церквях. И никаких радостных завываний толпы, как некогда, но осторожное возмущение. Нет чтобы повиниться по-ахеджаковски: «О древние народы, простите за всё, что наши предки натворили на вашей земле. Они поубивали вас миллионами, и мы тоже, в веке текущем, стремимся к подобному рекорду. Но не всё так гладко, есть помехи. А вы вот пришли – и всего лишь изнасиловали. Конечно, наши дочери проходят секспросвет в школах еще с первого класса. Учителя проводят классные часы, посвященные теории и практике оргазма. Но так чтобы посреди площади и без контрацептивов – нет, еще не проходили. Так что потерпите, пока наши союзнички будут продолжать бомбить вас и взрывать в Сирии, Ираке, Ливии, Сомали, Йемене, Афганистане, Египте… Это наша историческая миссия и метод содержания собственного быдла в относительном благополучии, иначе не умеем. Так что простите нас брутто за всё, что было, – и заодно за то, что еще будет».
Но нет, покаяние не прозвучало. Вообще странная она какая-то – Европа. То ее похищают ни свет, ни заря, то прилюдно насилуют. А она молчит. Правда, ущипнутые за попку активистки голосят о массовых надругательствах, и шустрые адвокаты пытаются срубить бабло на этом инсценированном, как школьная самодеятельность, скандале. Но в целом Европа молчит. Молчит, как повязанная кровью воровка на доверии. Повязанная – с кем? Для исследования этого потрясающе интересного вопроса придется нам обратиться к давней-давней истории.
Ниже я привожу буллу Vox in Rama Папы Григория IX, написанную им в 1233 г. для борьбы с Катарами, и прошу впечатлительных читателей заранее запастись валидолом.
«Осужденных за ересь Церковь для наказания передает светским властям. Нераскаявшиеся подлежат публичному сожжению (здесь и в последующем текст выделен мной – Л.А), а те, кто раскаялся, вечному заточению. Всех, кто помогал еретикам, следует отныне отлучать от церкви, а тех, кто вступил в дружбу с отлученными, тоже отлучать. Последним даровать год, чтобы они доказали, что они не причастны к ереси, иначе они передаются в ведение инквизиции. Все, кто что-то знает о еретиках, обязаны доносить об этом церкви, иначе их также следует отлучать от церкви и на них падает подозрение в ереси. Дети еретиков на два поколения лишаются права занимать любые должности, как и дети тех, кто помогал еретикам. Всякий, кто похоронит отлученного от церкви по-христиански, также подлежит отлучению от церкви до тех пор, пока не эксгумирует этого покойника».
Понятно, что у Папы имелся политический заказ. Но исполнить его с такой извращенной последовательностью? Возложить на народы презумпцию виновности, вынуждая их отказываться от дружбы с инакомыслящими, под страхом пыток и казни доказывать собственную непричастность, доносить и даже выкапывать из земли мертвецов, подобно ведьмам и вурдалакам? Или его держали, как 85-летнюю тряпичную куклу, на папском престоле, а действовали совсем иные силы? И какие же?
И чем же так разгневали Папу Катары, да и кто они вообще?
Историки утверждают, что аскетическое вероучение Катаров напрямую восходит к Павликеанству, которое зародилось в VII веке в Армении как реакция на меркантильность церкви и протест на включение в Святое писание Ветхого Завета. Последний считался ими апологией сатанизма в лице Иеговы и его темных слуг – иудейских пророков и патриархов. Впрочем, таково было мнение и Христа: «Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи» (Иоанн 8:43).
За исключением даты зарождения павликеанства, всё пока верно, так что продолжим. Павликеане не признавали икон. Возможно, потому, что однажды увиденное изображение мешает создать собственный образ в душе, не так ли? Так после советской экранизации «Войны и мира» развернулась огромная дискуссия «А которая Наташа Ростова вам ближе» – Одри Хепберн или Людмила Савельева? И у читателей нескольких поколений вмиг стерлись свои собственные представления об этом литературном женском образе гениального Толстого. Но в вероучении речь идет не об образах мирян и дворян в художественной литературе, а о сакральных изображениях. Да так ли необходимо портретное сходство со святым, преподнесенное невесть кем и трижды перекрашенное в блондина, брюнета или рыжего в зависимости от геополитической обстановки? В конце концов, не будем забывать, что Христос и сам не был энтузиастом иллюстраций, и Его единственный портрет имел нерукотворную природу и характер железного аргумента и высочайшей милости и доверия поверившего Ему царя Абгара. Кроме того, Его высказывание цитирует сам апостол Иоанн: «А вы ни гласа Его никогда не слышали, ни лица Его не видели» (Иоанн 5:37). То есть не видели – и не пытайтесь увидеть, а лучше бы вам постараться понять Его.
Вопреки расхожему мнению, движение Παυλικιαν[οιί] Պավլիկէան[ներ] к Апостолу Павлу не имеет никакого отношения: из всех писаний апостолов основополагающим для себя они считали лишь Евангелие от Иоанна. Основатель вероучения, армянин из Самосаты, известный как Константин, или Сирьван, проповедовал отказ от потребительства, необходимость возрождения духовных начал в человеке и в общине – словом, всего, что было бы нелишним и в наше время. Известно также, что его родной город был отстроен как столичный и переименован из крепости Камаген в Самосат в честь Самоса I Ервандяна еще в III в. до н.э.
Но Самосат – город не простой, и даже не золотой, а центр духовной жизни и ремесел всего армянского Востока. Географически это центр исторической области Цопк (Софена) в составе Великой Армении, где жили и трудились великие армянские оружейники, на мастерство которых опиралась армия Тиграна Великого, его предшественников и последователей. Здесь христианство утвердилось еще в I — II веках, во времена апостолов. Сюда присылал своих учеников Маштоц «для поисков армянских письмен», а в дальнейшем и сам побывал здесь для придания окончательного каллиграфического совершенства алфавиту с помощью представителя известной местной школы книгоиздательства, писца Ропаноса. Здесь были записаны армянскими письменами басни мудреца Согомона, угодившего задним числом в список иудейских царей. Здесь родился, жил и создал свое учение богослов Гукас Самосатци (Лукианос Самосатский) – автор трудов, изложивших арианское вероучение. Местным епископом был Погос Самосатци (Павел Самосатский) – предвестник и основоположник Несторианского движения, на представителей которого была в дальнейшем объявлена охота по всему миру.
Несмотря на настойчивое желание святых отцов любых конфессий свести разногласия арианского и павликеанского учений с православием, католицизмом и другими христианскими конфессиями к разногласиям на тему – являлся ли сын Божий сыном по существу или по благодати; подобосущен ли; вочеловечен ли и прочая, прочая, фундаментальными причинами противостояния были иные. Апологеты «ересей» были едины в настойчивом желании уйти от навязываемой папским престолом вертикали взаимоотношений «человек – церковь», утверждений о греховности самого факта рождения человека, позволительности лишь монашествующим служителям церкви быть людьми духовными и контролирующими бездуховную паству. Они настаивали на необходимости добродетельной жизни и крепкой семьи, что никак не вязалось с воззрениями престола Святого Петра, предпочитавшего регулярность греха и исповеди.
Кроме того, у павликеан как прямых наследников тех, кто общался с живыми апостолами, из поколения в поколение передавалась историческая память на то, что заповедей было не 10, а все 12, а «выпавшие из оборота» заповеди считали греховным ссудный процент и проступок иудеев, распявших Христа. В качестве дополнительных аргументов приводилась также двенадцатеричная, унаследованная исстари, система христианства, где и апостолов было 12, и месяцев в году, и дневных, и ночных часов, да и общепринятой производственной и торговой единицей была дюжина.
Так почему же армянское движение павликеан имело столь странное на иностранный слух название, что «эксперты» наделили апостола Павла славянской домашней кликухой Павлик, как если бы большевиков назвали вовиками, а иудеев – яхвиками? Да попросту потому, что установочное самоограничение в мирских утехах, запрет на погоню за материальным избытком и призыв к нестяжательству и честному труду, семейному счастью и благополучию рода в этом движении так и звучит по-армянски: Пав ли кеанк (Պավ լի կէանք): «Довольствуйся полнотой жизни». Не будем забывать, что в Грабаре и в Срединноармянском оно так и писалось с «к» на конце, Պավլիկէանք, Павликеанк, и лишь в XX веке, будучи истолкованным не как окончание слова «кэанк», жизнь, а как обозначение множественного числа павликовой абракадабры, стало записываться с «нер» на конце: «павликеаннер», похоронив тем самым изначальный смысл.
Так что невежественная привычка иностранных экспертов заниматься этимологией армянского культурного слоя, вульгаризируя и принижая априори всё, что попадается в руки, сыграла здесь злую шутку и с теми, кто придумал эту вот уж действительно переводческую ересь, и с теми, кто ее неустанно повторяет в книжках и интернет-ресурсах. И что забавно – наши и иностранные эксперты неустанно копают и находят всё новых персонажей в этом движении с именем Погос, называют последователей уже «погосаканами», искусственно омолаживают движение на пару-тройку столетий, – лишь бы объяснить экзотическую нестыковку в названии, да и не только в нем.
На самом деле приняв Христа еще при Его жизни и при жизни апостолов, подобно армянскому царю Абгару в Эдессе, народ был изначально в согласии с догматами неотредактированного еще вселенскими соборами вероучения. Здесь важно вспомнить, что через 16 лет после Первого Вселенского собора 325 г. в Никее, в Антиохии был проведен новый Вселенский собор, принявший арианство как духовное начало христианства. В 355 г. его догматы подтвердил Миланский собор. Затем, как в шахматной партии, последовал выпад противной стороны, созвавшей в 381 г. Эфесе новый Вселенский собор, который назвал предыдущие два «разбойничьими» и осудивший их в пух и прах. Не прошло и шестидесяти лет, как в 449 в том же Эфесе был созван новый Вселенский собор, сработавший по системе «сам дурак» и осудивший участников предыдущих соборов как реальных вероотступников и прихвостней преступников, распявших Христа.

Но присмотримся к новостной ленте 450-451 годов: именно тогда англы, саксы и североевропейские иудеи юты напали объединенным войском на остров Британия, изгнали первопоселенцев, и бритты были вынуждены переселиться в пограничную с Францией территорию, основав Бретань; Император Византии Теваторос II (Феодорос II) был «случайно убит» на охоте по заказу своего «преданного слуги» Маркиана, и Пульхерия мгновенно вышла за него же замуж. Не менее оперативно эта парочка начала гонения на монофизитов, т.е. армянскую церковь, а заодно поставила мощную Византию в позицию жалкого данника гуннам. Тогда же сасанидский Иран начал беспрецедентное давление на Армению с требованием принять маздеизм как государственную религию. 26 мая 451 года произошло Аварайрское сражение, закончившееся победой сасанидской армии и гибелью Вардана Мамиконяна и его соратников, остановившее однако притязания маздеистов. И наконец 22 июня 451 г., через четыре недели после Аварайра, необходимые тогда для доставки информации адресатам, состоялось практически всемирное побоище при Шалоне-на-Марне армии гуннов и остготов во главе с Аттилой и объединенной армией вестготов, бургундов, франков, аланов, саксов, а также посланной Маркианом византийской военной группировки, где погиб храбрый король Вестготов Теодорих.
Вот теперь-то, после серии военных операций масштаба самой первой мировой войны, можно было созвать в неслучайно названном Халхи дун пригороде Константинополя новый Вселенский собор. Там жили ростовщики и пришлый люд, и в случае чего, можно было рассчитывать на поддержку толпы. Такое уже не раз случалось. Халкидонский собор приступил к переформатированию учения Христа в ту ипостась христианства, что признала Ветхий завет и фальшивки апокрифов, жестко отредактированные тексты писаний апостолов, предала анафеме монофизитство и арианство, т. е. самый первый, исторический, формат христианства. Армения отсутствовала не из-за занятости и военных вторжений, как часто пишут. Армения была оскорблена. Как бы то ни было, император Маркиан со своей счастливой новобрачной, Пульхерией, произнес пылкую речь, и парочка выслушала вселенский тост «Слава Маркиану – новому Константину, новому Павлу, новому Давиду! Ты – мир мира! Многие лета императрице! Маркиан – новый Константин, Пульхерия – новая Елена!» и прочие комплименты. И дело было сделано. Халкидонский собор сделал всё от себя зависящее, чтобы превратить христианство в парафраз иудаизма. Но до окончательной победы было еще очень далеко. Да и сейчас не очень близко.
За четверть века до проведения Халкидонского собора, в 426 году, Святое писание было переписано Месропом Маштоцом и учениками с дворцового арамейского армянским шрифтом, и, богато украшенное, издано в десятках экземпляров. Однако ни одна из книг, включая более поздние списки, вплоть до самой ранней из сохранившихся, Евангелия Матери Католикоса Вазгена I века, датированного 781 годом, до нас не дошла. Ну не странен ли провал в 355 лет – даже с учетом армянской судьбы?

Лия Аветисян

Источник

Статья большая, продолжении по ссылке.


--------------------
"Подвергай все сомнению" - Декарт
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 31.3.2017, 22:19
Сообщение #11


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Здорово. Спасибо. Вот только Аварайр тут за уши притянут. Персы о нём реально ничего не знают. Это внутриармянская война была. Попы против государственников. По результатам попы сдали Васака Сюни, планировавшего восстановить Армянское царство, как заговорщика и персы его казнили. Но опять у попов проблемка - что ж они своего же наймита казнили, а не тех, кто, якобы, против маздеизма воевал? Очевидный алогизм, впрочем это толстопузых никогда не пугало.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Тавушеци
сообщение 1.4.2017, 21:49
Сообщение #12


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 376
Регистрация: 20.1.2015
Из: Россия, КМВ
Пользователь №: 8007



На мой взгляд тоже много неточностей, не со всеми оценками и трактовками можно согласиться. Но я благодарен автору за исследование этой темы.


--------------------
"Подвергай все сомнению" - Декарт
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Тавушеци
сообщение 12.4.2017, 14:49
Сообщение #13


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 376
Регистрация: 20.1.2015
Из: Россия, КМВ
Пользователь №: 8007



Уверен, что большинство форумчан не прошлись по ссылке и не прочитали продолжение статьи Аветисян, поэтому решил разместить часть 7 этой статьи. Мне кажется, что она будет интересна некоторыми историческими фактами, которые не столь известны широкому читателю.


--------------------
"Подвергай все сомнению" - Декарт
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Тавушеци
сообщение 12.4.2017, 14:52
Сообщение #14


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 376
Регистрация: 20.1.2015
Из: Россия, КМВ
Пользователь №: 8007



Когда, кому и как досадили павликеане?

Часть 7

В феврале 2011 года норвежцу Андерсу Брейвику пошел 33-й год. А 22 июля он устроил пятисоткилограммовый взрыв рядом с Домом правительства в Осло, от чего повыскакивали стекла из окон всего квартала, практически было разрушено главное министерство страны – Нефтедобычи и переработки, а также множество офисов и одна редакция таблоида. Семь человек погибли от взрыва на месте, еще один скончался в больнице от полученных травм, 209 получили ранения. Понятно, что среди пострадавших оказались члены правительства.
Затем революционер-одиночка, как его усиленно позиционируют все СМИ, перебазировался на остров Утёйя, где участники молодежного лагеря правящей рабочей партии накануне приняли резолюцию о поддержке Палестины и призыв к Правительству признать это арабское государство. Здесь Брейвик в одиночку перестрелял разрывными пулями 67 человек, ранил 110, а двое подростков, пытаясь спастись от убийцы вплавь, утонули. При этом он пощадил 11-летнего мальчика и 22-летнего мужчину. Бравые полицейские близлежащего участка не отправились на остров сразу, так как не решились на контроперацию против убийцы-одиночки без спецотряда из Осло, который находился в 45 километрах от них и вообще был занят собственным терактом. Таким образом, в резерве у вооруженного до зубов норвежского охотника был почти час для хладнокровного сафари на европейскую молодежь.
Спокойно сдавшийся полиции и отсалютовавший ей нацистским приветствием Брейвик сознался в собственноручной массовой казни подростков, и ему поверили. Кроме того, он отказался признать это преступлением, и после суда воцарился в специально оборудованных трехкомнатных апартаментах тюрьмы Ила, став самым знаменитым норвежцем. Спроси сегодня у людей – и выяснится, что этого маньяка в голубом масонском фартучке с дважды переделанной хирургами-пластиками физиономией знает больше наших современников, чем Хенрика Ибсена или Эдварда Грига.
Но накануне своих людоедских шоу Брейвик, видимо, успел за сутки выучить английский язык, и неожиданно, после многих лет переписки на норвежском, выложил в сеть свой Манифест в полторы тысячи страниц на английском языке, где призвал иудеохристианский мир к объединению против мусульманской угрозы.
Конечно, «иудеохристианство» не является изобретением Брейвика. Еще с конца прошлого века оно неустанно повторялось сперва в теологических, затем политических кругах и даже вошло в обиход научных декламаторов. Особенно оно глянулось могильщику Югославии и всего соцлагеря, папе Иоанну Павлу II, что официально снял с иудеев грех за распятие Христа. Именно посредством тиражирования дефиниции «иудеохристианства» легче было внушить доверчивым европейцам, что одна из сторон в израильско-палестинском конфликте куда как роднее, и нечего сочувствовать стонущим в условиях оккупации палестинцам. Но урок затверживался слабо. И как учительница стучит указкой по столу, чтобы все заткнулись и прислушались, мировой аудитории нужен был такой вот 500-килограммовый «бабах» с жертвами в 77 человек. А еще – 11-летний и 22-летний юноши, помилованные охотником, которому пошел 33-й год. И понятно, что всё это — аккурат 22-го числа 2011 года.
Почему массовые убийцы повернуты на сдвоенных числах? Что в них такого особенного? Просто игры психов? Но если верить специалистам по нумерологии, то число «11» – врата времени; «11:11» означает активацию ДНК, энергию и высшую степень хаоса. Хаоса на всех уровнях бытия и сознания – от самых высоких до самых низких. «22» – и вовсе «масонское число». А вот «9/11» в нумерологии пифагорейцев – «конец». И что тут первично, а что вторично – трактовка ли числа, или оно само, – сам черт не разберет. Как человек, пишущий древнейшим оцифрованным письмом, в котором даже атомный вес металлов был изначально заложен тысячелетия назад, я должна бы отнестись к этому серьезно. Но попросту приведу длинную цитату, начинающуюся с 11-и, из главы 5 раздела «Числа» Ветхого Завета, что вопреки убеждению павликеан был-таки присовокуплен к Святому Писанию евангелистов.
11. И сказал Господь Моисею, говоря:
12. объяви сынам Израилевым и скажи им: если изменит кому жена, и нарушит верность к нему,
13. и переспит кто с ней и излиет семя, и это будет скрыто от глаз мужа ее, и она осквернится тайно, и не будет на нее свидетеля, и не будет уличена,
14. и найдет на него дух ревности, и будет ревновать жену свою, когда она осквернена, или найдет на него дух ревности, и он будет ревновать жену свою, когда она не осквернена, -
15. пусть приведет муж жену свою к священнику и принесет за нее в жертву десятую часть ефы ячменной муки, но не возливает на нее елея и не кладет ливана, потому что это приношение ревнования, приношение воспоминания, напоминающее о беззаконии;
16. а священник пусть приведет и поставит ее пред лице Господне,
17. и возьмет священник святой воды в глиняный сосуд, и возьмет священник земли с полу скинии и положит в воду;
18. и поставит священник жену пред лице Господне, и обнажит голову жены, и даст ей в руки приношение воспоминания, — это приношение ревнования, в руке же у священника будет горькая вода, наводящая проклятие.
19. И заклянет ее священник и скажет жене: если никто не переспал с тобою, и ты не осквернилась и не изменила мужу своему, то невредима будешь от сей горькой воды, наводящей проклятие;
20. но если ты изменила мужу твоему и осквернилась, и если кто переспал с тобою кроме мужа твоего, -
21. тогда священник пусть заклянет жену клятвою проклятия и скажет священник жене: да предаст тебя Господь проклятию и клятве в народе твоем, и да соделает Господь лоно твое опавшим и живот твой опухшим;
22. и да пройдет вода сия, наводящая проклятие, во внутренность твою, чтобы опух живот твой и опало лоно твое. И скажет жена: аминь, аминь.
23. И напишет священник заклинания сии на свитке, и смоет их в горькую воду;
24. и даст жене выпить горькую воду, наводящую проклятие, и войдет в нее вода, наводящая проклятие, ко вреду ее.
25. И возьмет священник из рук жены хлебное приношение ревнования, и вознесет сие приношение пред Господом, и отнесет его к жертвеннику;
26. и возьмет священник горстью из хлебного приношения часть в память, и сожжет на жертвеннике, и потом даст жене выпить воды;
27. и когда напоит ее водою, тогда, если она нечиста и сделала преступление против мужа своего, горькая вода, наводящая проклятие, войдет в нее, ко вреду ее, и опухнет чрево ее и опадет лоно ее, и будет эта жена проклятою в народе своем».
Но есть у меня вопросы: а что, если муж – циничный Фердинанд Блох-Бауэр, сам подложивший свою Адель в постель Густава Климта? Чтобы со временем она надоела, а картина осталась? Или муж, наоборот, – доверчивый разиня? Эдакий дурачина, что ничегошеньки не заподозрил, и не привел жену к колдуну, который почему-то называется в тексте священником? «Чрево не опухнет»? «Лоно не опадет»? И даже у него самого ничего не опадет и не опухнет? Вот этот узаконенный церковью «тухт у гирь», письменное колдовство и обычное мракобесие, к которому всё еще прибегает самая темная и несчастная часть всех народов любых верований в попытках расправы с обидчиком, – это часть Библии? Часть, которую мы должны считать священной, лищь потому что павликеан, катаров, богумилов, штедингов и Орлеанскую Деву давно перебили, сожгли, разбили головы об камень, элементарно перестреляли, а Льва Толстого предали анафеме? Как такое богопротивное колдовство может соседствовать с евангелическими текстами под одной обложкой?
Павликеанам противны были любое колдовство и магические ритуалы. При этом павликеан, что отрицали какую-либо функциональную роль креста, но признавали его как вечный символ горизонтального или вертикального распространения Света и Правды для носителей чистой веры отцов, обвиняли в сектантстве и ереси. Обвиняла католическая церковь, что изображает прибитого гвоздями по рукам и ногам Сына Божьего. И считает, что это нормально – устанавливать в католических храмах и носить на шее крошечную копию Спасителя с гримасой боли и отчаяния на лице, по которому стекают капли крови от пронзенного шипами терния лба. Вот весь этот «хичкок» – символ нашей веры?
А и вправду – если орудие пытки и казни может являться объектом поклонения, почему бы нам всем из солидарности с французами не поклоняться гильотине, с испанцами – «железным сапогам», а с неграми – стеку плантатора и кнуту работорговца? При этом за отклонение от людоедского стандарта поклонения орудиям пытки, павликеане – сектанты и еретики. Надо же!
Вот отрывки из письма Льва Толстого педагогу А.И. Дворянскому, написанного в 1899 году:
«С того самого времени – 20 лет тому назад, – как я ясно увидал, как должно и может счастливо жить человечество и как бессмысленно оно, мучая себя, губит поколения за поколениями, я все дальше и дальше отодвигал коренную причину этого безумия и этой погибели: сначала предоставлялось этой причиной ложное экономическое устройство, потом государственное насилие, поддерживающее это устройство; теперь же я пришел к убеждению, что основная причина всего – это ложное религиозное учение, передаваемое воспитанием.
Мы так привыкли к этой религиозной лжи, которая окружает нас, что не замечаем всего того ужаса, глупости и жестокости, которыми переполнено учение церкви; мы не замечаем, но дети замечают, и души их неисправимо уродуются этим учением. Ведь стоит только ясно понять то, что мы делаем, обучая детей так называемому закону божию, для того, чтобы ужаснуться на страшное преступление, совершаемое таким обучением. Чистый, невинный, не обманутый еще и еще не обманывающий ребенок приходит к вам, к человеку, пожившему и обладающему или могущему обладать всем знанием, доступным в наше время человечеству, и спрашивает о тех основах, которыми должен человек руководиться в этой жизни. И что же мы отвечаем ему? Часто даже не отвечаем, а предваряем его вопросы так, чтобы у него уже был готов внушенный ответ, когда возникнет его вопрос. Мы отвечаем ему на эти вопросы грубой, несвязной, часто просто глупой и, главное, жестокой еврейской легендой, которую мы передаем ему или в подлиннике, или, еще хуже, своими словами. Мы рассказываем ему, внушая ему, что это святая истина, то, что, мы знаем, не могло быть и что не имеет для нас никакого смысла, что 6000 лет тому назад какое-то странное, дикое существо, которое мы называем богом, вздумало сотворить мир, сотворило его и человека, и что человек согрешил, злой бог наказал его и всех нас за это, потом выкупил у самого себя смертью своего сына, и что наше главное дело состоит в том, чтобы умилостивить этого бога и избавиться от тех страданий, на которые он обрек нас. Нам кажется, что это ничего и даже полезно ребенку, и мы с удовольствием слушаем, как он повторяет все эти ужасы, не соображая того страшного переворота, незаметного нам, потому что он духовный, который при этом совершается в душе ребенка. Мы думаем, что душа ребенка – чистая доска, на которой можно написать всё, что хочешь. Но это неправда, у ребенка есть смутное представление о том, что есть то начало всего, та причина его существования, та сила, во власти которой он находится, и он имеет то самое высокое, неопределенное и невыразимое словами, но сознаваемое всем существом представление об этом начале, которое свойственно разумным людям. И вдруг вместо этого ему говорят, что начало это есть не что иное, как какое-то личное самодурное и страшно злое существо – еврейский бог. У ребенка есть смутное и верное представление о цели этой жизни, которую он видит в счастии, достигаемом любовным общением людей. Вместо этого ему говорят, что общая цель жизни есть прихоть самодурного бога и что личная цель каждого человека – это избавление себя от заслуженных кем-то вечных наказаний, мучений, которые этот бог наложил на всех людей. У всякого ребенка есть и сознание того, что обязанности человека очень сложны и лежат в области нравственной. Ему говорят вместо этого, что обязанности его лежат преимущественно в слепой вере, в молитвах – произнесении известных слов в известное время, в глотании окрошки из вина и хлеба, которая должна представлять кровь и тело бога… И потому совершенное равнодушие детей к религиозным вопросам и отрицание всяких религиозных форм без всякой замены каким-либо положительным религиозным учением все-таки несравненно лучше еврейско-церковного обучения, хотя бы в самых усовершенствованных формах… Если я знаю, что обман – обман, то, ни при каких условиях, я не могу говорить ребенку, наивно, доверчиво спрашивающему меня, что известный мне обман есть священная истина».
В 1901 году Льва Николаевича Толстого отлучили от Русской православной церкви, а с подачи Синода изображение графа стали помещать на утюгах, чтобы он постоянно «жарился», как грешник в иудейском аду, и чтобы каждая мещанка могла поплевать на него, прежде чем прогладить собственные панталоны. После похорон великого гения России в 1910 году, начальник Петербургского охранного отделения полковник фон Коттен написал следующее письменное донесение министру внутренних дел Российской империи:
«В дополнение к донесениям от 8 сего ноября, докладываю Вашему Высокопревосходительству сведения о происходивших 9 сего ноября волнениях учащейся молодёжи… по случаю дня погребения умершего Л. Н. Толстого. В 12 часов дня была отслужена в Армянской церкви панихида по покойном Л. Н. Толстом, на которой присутствовало около 200 человек молящихся, преимущественно армян, и незначительная часть учащейся молодёжи. По окончании панихиды молящиеся разошлись, но чрез несколько минут в церковь начали прибывать студенты и курсистки. Оказалось, что на входных дверях университета и Высших женских курсов были вывешены объявления, что панихида по Л. Н. Толстом состоится 9 ноября в час пополудни в вышеозначенной церкви. Армянское духовенство вторично совершило панихиду, к концу которой церковь уже не могла вместить всех молящихся, значительная часть которых стояла на паперти и во дворе при Армянской церкви. По окончании панихиды все находившиеся на паперти и на церковном дворе пропели «Вечная память». Гроб из церкви вынесли студенты М. Бархударян, Е. Ходжамирян, Р. Парон-Саркисов, О. Мебурнутов».
Как рассказал корреспонденту газеты местный крестьянин: «Хорошо хоронили! Студенты больно пели. Порядок был. Студенты цепь сделали – и мы цепь, порядок был». Валерий Брюсов сперва сокрушался: «Как мало собралось здесь! Вероятно, не больше трех-четырех тыщ! Для всей России, для похорон Толстого, это цифра ничтожнейшая». А потом неожиданно добавил: «Всё свершилось просто, но было в той простоте что-то более сильное, чем волнения и шум многотысячных толп на иных погребениях. Словно кто-то подсказал всем, как надо себя вести в эти часы…»
Похороны свидетельствовали о той высокой простоте, к которой граф Лев Толстой стремился всю свою жизнь и в литературных произведениях, и в быту. Он часто повторял, что хотел бы «умереть, как крестьянин», и в своих последних словах, многократно цитируемых в день его похорон, недоумевал, почему, хотя на свете бесчисленное множество людей, именно ему уделяется столько внимания. В этом поклонении было действительно нечто сектантское, павликеанское: поклонение великому мудрецу, который ни разу не поставил себя выше народа, хотя был живым гением и совестью его. В 1914-м Томас Манн сказал: «I Мировая война не рискнула бы разразиться, если бы жив был Лев Толстой» – вот как велик был мировой авторитет этого скромного гения.
А вы говорите, павликеане появились в VIII веке и в XI кончились! Да они были всегда! И сейчас есть. Потому что самое распространенное в Европе на протяжении столетий христианское вероучение отвергало колдовство, магию и ростовщичество. А это – павликеанство.
Но под конец, как всегда, еще одна интересная новость. Петр Сицилийский, говоря о непризнании павликеанами креста как орудия пытки, упоминает любимое ими изображение Иисуса с твердо расставленными ногами и руками, распростертыми вправо и влево. А ведь именно это, и в точности, воплотил великий Леонардо! То есть мы с вами можем пока всего лишь предположить, а в дальнейшем исследовать таинственные исчезновения на пару лет да Винчи при переезде из Флоренции в Милан, и из Милана – в Венецию по нескольку лет, которые могли быть уходами в братства павликеан или катаров! Такое вот уж действительно не подлежало огласке, поскольку было смертельно опасным в католической Италии. Но, как говорил Леонардо, «истина в конце концов не остается скрытой». Так что будем читать и искать. Вместе с вами.

Лия Аветисян
Продолжение следует
Источник


--------------------
"Подвергай все сомнению" - Декарт
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 13.4.2017, 10:32
Сообщение #15


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Спасибо, апер за материал. Я собирался все главы выложить, но не потянул по времени. Не смотря на то, что местами у автора странный подход, тем не менее, фактура по павликеанам настолько редко вообще попадается, что я готов потерпеть smile.gif


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Тавушеци
сообщение 13.4.2017, 14:58
Сообщение #16


Senior
**

Группа: User
Сообщений: 376
Регистрация: 20.1.2015
Из: Россия, КМВ
Пользователь №: 8007



К сожалению форумчане не откликнулись на эту тему, а тема очень интересная. Павликиеане были носителями армянской культуры, его наследниками. Чтобы понять истинный армянский менталитет, надо обязательно изучать историю катаров - созидателей.
Цитата
А вы говорите, павликеане появились в VIII веке и в XI кончились! Да они были всегда! И сейчас есть. Потому что самое распространенное в Европе на протяжении столетий христианское вероучение отвергало колдовство, магию и ростовщичество. А это – павликеанство.
Если убрать религиозную составляющую, то трудно не согласиться с Лией Аветисян. Еще много добродетелей можно приписать павликеанам, которые к религии не имеют никакого отношения.
Госпожа Аветисян пишет, что
Цитата
мы с вами можем пока всего лишь предположить, а в дальнейшем исследовать таинственные исчезновения на пару лет да Винчи при переезде из Флоренции в Милан, и из Милана – в Венецию по нескольку лет, которые могли быть уходами в братства павликеан или катаров!
Я знаю точно, что Леонардо ездил в Киликию, изучал армянскую архитектуру. Это факт известный.
Согласен, что в ее статьях есть много странностей, скорее неточностей и собственных трактовок, не надо забывать, что она в первую очередь писатель да еще верующий человек. Главное суть, а суть она уловила точно. За что ей огромное спасибо.


--------------------
"Подвергай все сомнению" - Декарт
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 13.4.2017, 15:45
Сообщение #17


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Нормальная тема, будем тут всё собирать. Если тондракийцы попадутся, - тоже сюда.


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post
Таронеци
сообщение 23.7.2017, 12:16
Сообщение #18


Senator
********

Группа: Uzer

Сообщений: 26968
Регистрация: 10.2.2008
Пользователь №: 83



Катары и армяне — Х. Асатуров



Катары и армяне - Х.АсатуровНа старокаталонском языке говорило население Лангедока, страны катаров, — совершенных (только с армянского языка слово «катар» можно перевести как совершенный, как называли их тогда) — которые были полностью уничтожены римской католической церковью в 1209-43 гг.

Тогдашнее население этой страны состояло из множества мигрантов из Болгарии, Византии, Малой Азии, Армении, изгнанных официальной их церковью за ересь. Эта ересь, истоки которой в Армении – павликианство, тондракийство, затем богомильство в Болгарии и т.д. — расцвела в Южной Франции и дала образцы поэзии трубадуров, высокой духовности и стала основанием всей последующей французской культуры.

Тробадор – слово, которое сейчас произносится как трубадур, происходит от слова trobar. По-окситански так называют выдумщика, умеющего придумывать изящные фигуры речи, т. е. употреблять слова в непривычном или забытом смысле, завуалированно используя переносные значения слов.

Эти поэты предупреждают нас, что их стихи имеют двойной смысл. Тробар, говорят они, – это искусство переплетать слова. Они сочиняли песни и стихи полные свежести и очарования. В поэзии трубадуров мы находим почти все темы, затрагиваемые учением катаров.
Дама, воспеваемая трубадуром, подвергает его ряду испытаний, которые тот должен последовательно выполнить.

Так постепенно он становится воздыхателем, затем просителем, потом тем, кто понимает, и, наконец, Посвящённым. В награду за испытания трубадур получает немного: Дама едва обращает на него внимание. Высочайшая награда – поцелуй, но самый что ни на есть невинный! Посвящённый трубадур обязан строго соблюдать свои обязательства по отношению к Даме, прежде всего – держать их отношения в секрете; он также обязан во всём повиноваться Даме.

Под Прекрасной Дамой катары подразумевали свою Церковь, которую они называли Церковью Любви и Истинным Светом. Вот как пишет об этом де Сед: «Тщательно разработанный ритуал Истинной Любви во многом напоминает обряд посвящения.

В обоих обрядах необходимо сначала приобщиться к знанию и совершить ряд подвигов. Приближение к сакральной тайне связано с прохождением через символическую смерть, за которой следует новое рождение, потом новая юность, и наконец человек, прошедший все ступени посвящения, становится другим человеком.

Поэзия трубадуров суть поэзия Посвящённых, скрытая любовным флёром. Не случайно поклонники называют её Весёлой Наукой, ибо поэзия – это нечто большее, чем чистое искусство, это ещё и знание, подкреплённое верой сердца, то есть познание (гносис)».

Исследовательница средневековой французской литературы Гоар Карагезян в своей недавней книге «Памятники средневековой французской литературы в контексте культурного обмена «Восток-Запад», Ереван 2010, изданной под грифом Национальной Академии наук, кропотливо показывает, как перетекали сюжеты и идеи и формы с Востока на Запад.

Но интересен еще ряд, оставшихся за бортом книги, дополнительных обстоятельств, проливающих свет на столь быстрое и радушное отношение жителей Южной Франции к мигрантам и их ереси.

Оказывается, что базой старокаталонского языка являлся язык басков, чьи армянские корни сегодня не вызывают сомнений у ученых. Баски населяли не только испанскую часть Пиренеев, но и ту их французскую часть, которая включала в себя Каталонию. Лангедок простирался на сегодняшнюю Испанию.

Многие топонимы тогдашнего Лангедока имеют сильное армянское звучание. Но важнее всего, что и психологически и духовно и мировоззренчески пришельцы и мигранты ощущали родство между собой, что удивило даже рыцарей, пришедших их уничтожить.

Они не выдали ни одного из Совершенных, и предпочли все умереть, быть повершенным, сгореть заживо в костре. Официально они все были французы и все — христиане. Можно даже привести еще более удивительные сочетания астрономических и культовых пересечений, которые были найдены, например, в замке Монсегюр.

«Подобное замечание имело бы смысл, если бы не знали, что замок строили по заказу катарских проповедников, следовательно, по указаниям, кои они давали архитекторам, и если бы от нас был скрыт эзотерический характер религии катаров.

Нашу убежденность в том, что план Монсегюра был тщательно продуман, дабы с его помощью можно было выразить сложную символику, подтверждают серия находок, сделанных в последнее время в краю катаров.

Находки эти полны символов, которые мы только что рассмотрели. Звезда-пентаграмма, порождающая пятиугольник, изображена на стене в замке Пьес (деп. Од), где проводился синод катаров, и в пещере Ломбрив (деп. Арьеж), служившей убежищем Совершенным.

Аналогичное изображение мы видим на дискообразной стеле, найденной в Барейне (деп. Од), которая находится в музее в Лиму. В самом Монсегюре, на вершине неподалеку от замка, в 1964 году нашли свинцовую пятиугольную пластину; похожая, но сделанная из терракоты, была найдена приблизительно в то же время в окрестностях замка Керибюс; подобные пластины, только каменные, с вырезанными на них соответствующими знаками, были найдены в разных уголках Окситании…

Эти предметы не предназначались для практических нужд и служили, скорее всего, амулетами и медальонами, увековечивая изображенный на них символ, а возможно, являясь и своего рода магической защитой их владельцев.

Самой примечательной находкой можно считать изображение в пещере, именуемой Вифлеем, в Юсса (деп. Арьеж). Это пятиугольник, врезанный в вертикальную скалу, причем так глубоко, что человек в полный рост, раскинув крестом руки и ноги, вполне может вписаться в него, положив кисти рук, ступни и голову в пять выемок, вырезанных в каждом из пяти углов.

Подобного рода ниша была, без сомнения, вырублена для соискателей посвящения, дабы они могли принять позу Совершенного человека, представленного на одном из рисунков Леонардо да Винчи. Пещера в Юсса, без сомнения, служила убежищем для Совершенных катаров.

Размышляя об этом любопытном памятнике, Рене Нелли, вспомнив, что богомилы представляли живого Христа в виде человека, раскинувшего руки и ноги наподобие буквы Х (начальная буква греческого написания имени Христос), пишет: «Возможно, для окситанских катаров пентаграмма символизировала человека материального, а звезда, в кою он был заключен, — Дух спасительный».

…Не является ли Монсегюр воплощением символического комплекса из пещеры Юсса? В таком случае не символизирует ли донжон, находящийся у западной части стены, куда не проникает свет и пропорции которого равны двойному квадрату, темный проход, ведущий посвященного к Востоку, к свету, к пятиугольной стене, где после символической смерти и второго рождения, т.е. инициации, человек становится Совершенным, а значит, вписываемым в звездоподобную пентаграмму, и наконец находит в плане духовном свое истинное место.

Иными словами, не является ли Монсегюр не только крепостью, но и храмом?». Жерар де Сед. Монсегюр. Тайна катаров. М., 1998 г.

«Таким образом, планиметрия Монсегюра заставляет думать не о военной крепости, а скорее о культовом сооружении, разумеется, сильно отличающемся от традиционных храмов, но обладающем своей собственной символикой.

В самом деле, христианская церковь с нефом напоминает корабль. Но между кораблем и саркофагом имеется символическая связь, обнаруженная задолго до возникновения христианства.

Египет, а затем греко-римский античный мир представляли себе переход из мира живых в мир мертвых как переправу через реку в лодке, например, переправу через Стикс и Ахеронт на борту лодки Харона, перевозчика мертвых в подземном царстве.

Что же касается квадрата и пятиугольника, эти фигуры во все времена имели символическое оккультное значение в математике, так как первый может порождать второй, исходя из определенных пропорций Золотого Числа.

В самом деле, прямоугольник, обладающий пропорциями Золотого Сечения, порождает пятиконечную звезду, или пентаграмму, которая, в свою очередь, порождает пятиугольник, и так до бесконечности.

Это чудесное свойство получило множество интерпретаций. … Пентаграмма, порождающая пятиугольник, в Древнем Египте считалась символом бога Гора, сына Солнца, распоряжавшегося временами года и являвшегося источником любого движения, любой жизни.

На уровне микрокосма пентаграмма является прообразом человека, ибо человек, когда он совершенен, прекрасно в нее вписывается. На этом основании пятиугольник почитали пифагорейцы, упорно пытавшиеся проникнуть в тайну чисел». (Там же).

Тогда уже совсем не удивительным оказывается тот факт, что Нострадамус писал на … старокаталонском языке.

Удивительно, только то, что как мало знают армяне о своей истории и о той роли, которую они играли в мировой культуре, даже после их изгнания из своей страны за то, что во всем ХХ веке считалось привилегией образованного человека.

Павликиан обвиняли в дуализме. Но более внимательный взгляд обнаружит, что они были ранними диалектиками, всему искали свою противоположность. И в борьбе противоположностей, как учил спустя 1500 — летия диамат, искали суть вещей. Но в отличие от Маркса, который направлял энергию вовне, виня во всем окружение, павликиане предлагали начать с себя.

Сначала самому стать совершенным, а потом критиковать других. Поэтому исходным пунктом их вероучения было положение о том, что христианские таинства оскверняются от прикосновения к ним порочных рук, следовательно, священник, живущий в грехе, не имеет права совершать никакие таинства.

И вот за это их изгнала армянская официальная церковь, и еще за то, что они презирали материальное, отказывались иметь имущество и старались жить аскетически.

Источник


--------------------
"Наша беда не в том, что в мире существуют турки, а в том, что существуют туркоподобные армяне".Гарегин Нжде
Թե դու հայ ես՝ հայությունդ պիտի հարգես անպատճառ,
Հայաստանը պիտի լինի հուսո աստղ քեզ համար...
Ռափայել Պատկանյան
Религия армянина – непоколебимая вера в то, что Армения должна быть освобождена от чужеземного ига. Кто в это верит, тот принадлежит к истинной армянской религии. Рафаэл Патканян
Go to the top of the page
 
+Quote Post

Reply to this topicStart new topic
1 чел. читают эту тему (гостей: 1, скрытых пользователей: 0)
Пользователей: 0

 



Текстовая версия Сейчас: 22.11.2017, 15:43
Геноцид армян Welcome on MerHayrenik.narod.ru: music, video, lyrics with chords, arts, history, literature, news, humor and more! Analitika.at.ua КАРАБАХ88
- История Армении и Карабаха, пресса, комментарии Acher.ru - Армянский сайт для друзей Армянское интернет-сообщество Miasin.RU Website about Liberated Territory of Artsakh

free counters